Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

 

Борьба рабочих Боснии и Герцеговины

В последние нескольких месяцев имели место многочисленные проявления активности рабочих и пенсионеров. Профсоюзные руководители не объявляли точных данных, но состоялось, по меньшей мере, несколько сот забастовок, манифестаций и демонстраций по всей стране. Наиболее важными были: борьба медработников в Банья Лука, чья забастовка длилась три месяца, и стачка 100 рабочих в Бихаче, бастовавших с октября 2002 г., включая два месяца голодной забастовки. Медработники требовали регулярной выплаты зарплаты и смещения менеджмента, в то время как рабочие в Бихаче (северо-западная часть страны) требовали аннулирования приватизации их предприятия (приобретённого и затем приведённого в упадок капиталистом из Словении в кооперации с одним из лидеров мусульманской Партии демократического действия). Весьма важна также забастовка 4000 металлургов в Зенице. Зимой 2002 г. несколько сот рабочих бастовали в Сараево, блокируя правительственные здания. Они были поддержаны рабочими Тузлы и других городов. В Тузле (северо-восточная Босния) несколько раз бастовали рабочие химической промышленности. Они требовали более высокой зарплаты, модернизации производства и судебного преследования руководителей, заражённых коррупцией. То были протесты примерно 4000 рабочих с блокадами дорог и столкновениями с полицией (направленной социал-демократическим правительством кантона). Протесты пенсионеров содержали требования повышения пенсий (средняя пенсия сейчас составляет около 60 евро) и отставки правительства.

К сожалению, в Боснии и Герцеговине нет истинных профсоюзов и ассоциаций пенсионеров. Есть лишь руководители без опоры на социальную базу. Рабочие, вовлечённые в профсоюзы, не имеют опыта практической активности. Они даже не знают планов борьбы, они не в состоянии влиять на выборы и повседневную работу своих лидеров. Число забастовок на уровне отрасли мало. Большинство забастовок организуются на уровне предприятия. Забастовки возможны на тех предприятиях, где условия труда наихудшие и где возможно сформировать боевое профсоюзное руководство. Но связь между этими профсоюзниками и теми, кто стоит во главе отраслевого профсоюза, очень плоха. Центральное профсоюзное руководство не чувствует поддержки и доверия рабочих. Это происходит потому, что во многих случаях профлидеры советуют своим членам не бастовать или уходят от того, чтобы их поддерживать или им помогать в ходе забастовки. Профсоюзные лидеры крайне чванливы. Число членов профсоюзов уменьшается, и возникают новые независимые профсоюзы. Мы предложили создать союз безработных и союз рабочих мелких и средних предприятий, так как они вообще бесправны, между тем около 40% рабочей силы занято в неформальном секторе экономики.

Профсоюзы не имеют ясного представления о том, что они должны делать. Они требуют лишь базовых вещей вроде регулярных выплат зарплаты, но у них нет стратегии борьбы, и рабочие не знают, как и за что бороться. Не выдвинуты связные экономические и социальные программы. Профбюрократия оправдывает это, говоря, что профсоюзы не являются политическими организациями и не должны предлагать что-либо, что лежит за пределами основных требований во имя лучшей жизни. Вот почему рабочие не знают, как может быть достигнута эта лучшая жизнь, правительство же на все требования профсоюзов отвечает аргументами об отсутствии достаточного количества денег и о требовании МВФ урезать бюджетные расходы. С другой стороны, у профсоюзов нет предложений, где следует искать деньги для социальных нужд. Они только требуют принятия социальной программы, что, по словам правительства, невозможно в близком будущем. Экономической же программы у профсоюзов нет, потому что профлидеры считают, что не их дело - предлагать её. Профлидеры возлагают свои надежды на приватизацию и иностранные инвестиции. Это полнейшая ошибка, т.к. только 3000 рабочих мест создано с помощью ЕС на малых и средних предприятиях и только 10000 рабочих мест создано за 7 лет благодаря кредитам США. Это ничто в сравнении с потерями работы после войны, с ростом безработицы с 36 до 40%.

Некоторые профсоюзы понимали реальные проблемы и вносили более радикальные и зрелые предложения. К примеру, независимый профсоюз одного из предприятий в Банья Лука потребовал от правительства не приватизировать принадлежащий государству капитал, а предоставить его в профсоюзное управление. Этот профсоюз также сформировал комплексную программу экономического возрождения их предприятия. Рабочие нескольких предприятий потребовали аннулирования их приватизации по причине её незаконности. Эти требования привели к успеху во всех тех случаях, где они были воплощены в действия, хотя даже бывшие социал-демократические правительства были не готовы их реализовать. На данной стадии нет требований аннулирования самого процесса приватизации. Хотя у рабочего класса и нет веры в положительный результат этого процесса, остановить его именно сейчас, думается, невозможно. Вот почему рабочий класс реагирует только в вопиющих случаях беззакония и там, где он достаточно силён, чтобы противостоять этому. К сожалению, Рабочая коммунистическая партия Боснии и Герцеговины - единственная общественная организация (имея в виду политические партии, профсоюзы и неправительственные организации), выступающая против самого процесса приватизации. Вот почему рабочий класс не имеет ясной картины того, что произойдёт по окончании процесса приватизации, хотя и существуют у людей весьма серьёзные опасения.

Недавно в обеих частях Боснии и Герцеговины прошли протесты пенсионеров. Пенсионеры были решительно настроены заставить правительство начать решение их проблем. Массовые протесты состоялись в Сараево и Банья Лука с попытками пенсионеров войти в правительственные здания. Были и столкновения с силами полиции. К сожалению, у ассоциаций пенсионеров не было ясной программы, что делать. Они призывали пенсионеров собираться в каждом городе, но без того, чтобы идти объединённо в обе столицы - Сараево и Банья Луку. Поэтому митинги пенсионеров не были столь массовыми, какими могли бы быть. С другой стороны, эти ассоциации требовали только более высоких пенсий, не говоря о том, как следует достигать этой цели. Лидеров пенсионеров не интересует обсуждение экономических проблем, и у них нет идей, как обеспечить постоянство пенсионных выплат, тем более - как сделать их более высокими.

По нашему мнению, все эти события позитивны. Они показывают готовность общественных слоёв, подвергаемых опасности, к борьбе. Очевидно, что у них нет ощущения широкого спектра социальных проблем. Это люди, никогда не участвовавшие в борьбе за свои права. Это люди, кто в свои 40, 50, 60 и 70 лет не имел опыта классовой борьбы. С другой стороны, у них ещё нет даже профсоюзной организации, способной мобилизовать их на ежедневную борьбу, не говоря уже о борьбе за более отдалённые цели. У этих людей не было шансов бороться за свои права в период Социалистической Федеративной Республики Югославии и сейчас они делают только первые шаги в организации. Кроме того, их жизненный уровень настолько низок, что они думают только о том, как выжить. Босния и Герцеговина - одна из беднейших стран в Европе. Мы понимаем, что сегодня на виду - требования хлеба. Социализм ещё не может быть немедленным требованием рабочих, хотя мы стараемся соединить их борьбу с этой целью.

08 декабря 2003 г.   Горан Маркович
президент Генерального Совета
РКП Боснии и Герцеговины

 



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2018