Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

Советское Возрождение

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

 

Программа действий в новых условиях
(из доклада исполкома РПК на собрании партийного актива 16 июня 2004 года)

Ситуация, в которой после прошедших парламентских и президентских выборов приходится действовать левым силам, существенно отличается не только от условий "ельцинского десятилетия", но и от периода 2000 - 2003 годов. Чтобы окончательно не оказаться за бортом корабля российской политики, левым силам необходимо не только фундаментальное осмысление произошедших сдвигов в экономике, политике и общественном сознании (этот процесс худо-бедно шел у думающего большинства наших товарищей все прошедшие годы), но и коренное изменение подходов к работе в массах, революционный поворот в стратегии и тактике, в применяемых методах политической борьбы.

Нынешняя ситуация в российской экономике позволяет сделать вывод о серьезных проблемах, которые за последнее время постоянно нарастают. Сейчас о них открыто говорят вполне респектабельные буржуазные экономисты и пишут деловые издания с серьезным аналитическим потенциалом. Показателями роста негативных тенденций являются сокращение золотовалютных резервов Центрального Банка РФ; вложение почти половины его золотовалютных резервов в малодоходные казначейские обязательства США; почти непрерывное падение индекса РТС; замеченный, начиная с марта 2004 г. спад производства в конечных отраслях при общем замедлении темпов роста промышленности до рамок статистической погрешности. Прекрасно иллюстрирует "перегрев" спекулятивных по преимуществу отраслей экономики, процветавших в первую "путинскую четырехлетку", положение на московском и петербургском рынках недвижимости, уже сейчас позволяющее предположить возможный обвал цен и сокращение реальных объемов жилищного строительства.

Ситуация начинает напоминать преддефолтный период конца 1997 - начала 1998 г.г. в условиях "валютного коридора", обеспечивавшего неподкрепленный реальными экономическими успехами высокий курс рубля по отношению к доллару. Так и теперь: только за I квартал 2004 г. реальный эффективный курс рубля укрепился на 4,7 процента, в то время как на год Центральным Банком РФ запланировано укрепление всего на 5 прцентов. Единственное, что на данный момент отличает экономику России от положения шестилетней давности - приток в страну нефтедолларов из-за высоких цен на нефть на мировом рынке.

Приток нефтедолларов привлекает в страну деньги международных финансовых спекулянтов. С учетом низких ставок по кредитам в большинстве развитых капстран и стабильного и длительного укрепления рубля это открывает возможности для спекулятивных операций на российском финансовом и фондовом рынках с целью получения быстрой прибыли и после ее фиксации вывоза капитала из страны. При этом длительное укрепление рубля ведет к уменьшению спроса на российские товары и замедляет рост, особенно в обрабатывающей промышленности.

В этой ситуации неизбежен раскол среди бизнеса и политической элиты, поскольку как западные финансовые инвестиционные компании, так и крупнейшие российские банки и сырьевые (прежде всего нефтяные) компании-экспортеры выступают за сохранение крепкого рубля, в то время как в интересах предприятий обрабатывающего сектора максимальное ослабление рубля для стимулирования сбыта, не исключая и его ускоренную девальвацию. Различия в предложениях по экономическому развитию страны на ближайшую и среднесрочную перспективу отражаются и в разных подходах к методам управления страной, предлагающим, с одной стороны, сохранение "ельцинской вольницы" и курс на усиление конкуренции на всех рынках, включая рынок принятия политических решений, с другой, укрепление бюрократического государства в интересах, прежде всего, тесно связанных с ведущими госчиновниками групп капиталистов, криминалитета и полицейского аппарата. Именно в этом, помимо личной неприязни Путина, и лежит экономическая и политическая подоплека "дела Ходорковского".

Серьезное укрепление в ходе этого "дела" и до того не слабого репрессивного аппарата буржуазного государства вызвано не только конкретным поводом и более общими соображениями - опасениями возможного раскола в правящем классе, но и потребностью буржуазной власти максимально обезопасить себя от вполне возможных протестных выступлений трудящегося большинства в ходе второго этапа либерально-рыночных реформ. Уход государства из социальной сферы и перенос в нее чисто рыночных отношений является логическим завершением социально-экономических преобразований 90-х годов и призван завершить построение российского капитализма в его нынешнем виде. Сам же этот этап реформ, с точки зрения власти, неизбежен, поскольку в условиях серьезного замедления экономического роста и возможностей внезапного (как в 1998 г.) резкого падения цен на нефть с последующим резким же уходом с российского финансового и фондового рынка зарубежных игроков-спекулянтов, во избежание повторения дефолта и катастрофы государственных финансов необходимо превентивное существенное сокращение расходной части бюджета. Чиновничье государство не может сделать этого за счет сокращения расходов на госаппарат, армию и спецслужбы, поэтому остается резкое урезание финансирования социальных гарантий и льгот. В этом - основная причина появления правительства Фрадкова, сильно напоминающего правительство Кириенко шестилетней давности (как и тогда, несамостоятельная и политически уязвимая фигура премьера, сокращение числа вице-премьеров - тогда до трех, теперь - до одного - и министров, наступление на права граждан в социальной сфере под видом "секвестра бюджета" при Кириенко и "обрезания льгот" при Фрадкове, "реформа" аппарата Правительства и т.п.).

В качестве опытного полигона нового этапа либерально-рыночных реформ не случайно выбран Санкт-Петербург, поскольку городская исполнительная власть лишена малейших признаков самостоятельности и целиком и полностью зависит от благосклонности властей федеральных, не будучи столь серьезно укорененной в городской политической и деловой элите, как предыдущие администрации Собчака и Яковлева. Кроме этого, законодательная и муниципальные власти в городе слабы и почти полностью подконтрольны исполнительной власти; полпред президента не является авторитетной и влиятельной политической фигурой; оппозиционных СМИ, кроме нескольких печатных изданий, практически нет; городские отделения общероссийских политических партий не пользуются в межвыборный период сколько-нибудь серьезным влиянием на население и фактически не ведут никакой массово-политической работы. В этих условиях стоящие за администрацией Матвиенко кремлевские руководители и обслуживающие их политтехнологи совершенно справедливо рассчитали, что непопулярные и бьющие по доходам большинства граждан реформы надо проводить как можно скорее, до тех пор, пока в городе не сформировалась мощная оппозиция. В случае успеха этих планов "петербургская модель" может быть в ускоренном порядке распространена в других регионах страны.

Тем не менее, недовольство действиями нынешней городской администрации за последние несколько месяцев существенно усилилось. Трудящееся большинство горожан недовольно не только отсутствием позитивных изменений в сферах здравоохранения, транспорта, правопорядка и ЖКХ, но и курсом городского правительства на резкое увеличение тарифов и коммунальных платежей, ростом оплаты содержания детей в детсадах, продолжающейся вакханалией "уплотнительной застройки" и усилением чиновничьего произвола во всех областях повседневной жизни. Значительную часть интеллигенции, причем не только гуманитариев, раздражают все более усиливающаяся цензура в городских СМИ, номенклатурный состав городской администрации на всех уровнях, присущая этим людям привычка к административному диктату и неуважению формально-процедурных норм при принятии управленческих решений, публично практикуемая новой властью демонстративная ностальгия по "временам Григория Романова" в сочетании с применяемым на практике чисто рыночным подходом, зачастую выражающемся в лоббировании интересов конкретных коммерческих структур.

Проблема состоит в том, как соединить эти разнонаправленные силы для совместного решения хотя бы кратковременных тактических задач. В наших интересах на данный момент создание широкого по составу участников, эффективного по результатам деятельности социально-протестного движения. Эта сложная задача требует поиска новых политических методов и организационных форм, особенно с учетом того, что недовольны нынешними порядками в городе и многие наши классовые противники, например, существенная часть бизнес-сообщества. Многие предприниматели опасаются дальнейшего усиления "московской экспансии" на питерские рынки, неважно идет ли речь о строительстве, торговле нефтепродуктами, рынке распространения печатных СМИ, внедрении крупных торговых сетей или участии в готовящейся приватизации государственных аптечных сетей или газетного комплекса СПб ГГК. Объемы активов, контролируемых питерскими компаниями, таковы, что всерьез на равных конкурировать с "иногородними китами бизнеса" (особенно в условиях их пусть и не явной, но поддержки городской властью) могут считанные единицы. Пример тому - недавнее противостояние вертикально интегрированной нефтяной компании "Лукойл" и городских нефтетрейдеров по поводу "целевого" выделения пятен под застройку новых АЗС. Обижена и часть политической элиты, отодвинутая с приходом команды Матвиенко от прежних рычагов влияния, равно как и часть депутатов городского Законодательного Собрания (основные камни преткновения: т.н. "резервные фонды" в виде "коллективной поправки" и сохранение интересов действующих депутатов при выборах по партспискам, а также общее снижение "значимости мариинцев" в глазах новой городской администрации).

В нынешней ситуации, несмотря на актуальность общедемократических требований, невозможно сформировать массовое протестное движение на право-либеральной базе, поскольку в экономической части эта идеология почти полностью совпадает с политикой путинской власти, которая работает в интересах их общей социальной базы - буржуазии, являющейся нашим главным классовым врагом, и опирается в своих действиях прежде всего именно на буржуазные слои. К тому же в политической сфере недавно прошедшие выборы проявили полное банкротство право-либеральных партий и политиков, что также соответствует нынешнему организационному и идейному состоянию этих сил. Эта характеристика целиком и полностью применима и к буржуазно-националистическим организациям, в какие бы одежды они не рядились. Таким образом, подобное движение может возникнуть и успешно развиваться в условиях современной России только на базе левых сил, левой идеологии, обладающей универсальным инструментом в виде марксистского метода анализа и оценки окружающих нас явлений и соединяющей общедемократические и социально-классовые ценности. Естественно, сохраняется проблема идейной гегемонии в таком движении, и только активная позиция левых сил позволит решить этот вопрос в нужном для интересов большинства граждан ключе.

С учетом питерской специфики на роль несущей конструкции такого движения не могут подойти ни профсоюзы (структурное подразделение ФНПР находится в глубоком кризисе, отражением чего, в частности, является конфликт в его руководстве, а "альтернативные" профсоюзы пока что организационно слабы), ни местные отделения левых партий, самые крупные из которых сконцентрированы в данный момент на внутрипартийной борьбе и решении вопросов кадровой политики (КПРФ, СДПР), а руководители и активисты некоторых других зачастую склонны к заключению разного рода "гнилых компромиссов" с представителями власти либо различных буржуазных группировок, исходя не только и не столько из интересов дела, сколько из собственных целей и задач, ни другие коммунистические организации, малая численность, возрастной и персональный состав которых делают затруднительными какие бы то ни было попытки возглавить широкое движение трудящихся.

Не может в полном объеме справиться с этой задачей и Комитет единых действий в защиту социально-трудовых прав граждан, возникший четыре года назад в совершенно иной ситуации и в основном выполнивший свои исходные задачи по борьбе против антирабочего проекта Трудового Кодекса РФ, поиску и взаимной "притирке" друг к другу наиболее дееспособных левых организаций и активистов нашего города. Открыто левый политический характер Комитета, отражением которого являются его программно-политические принципы и персональный состав, препятствует привлечению многих протестных структур и активистов, которые уже активно действуют и готовы работать с левыми, но в более "мягких и гибких", с точки зрения организационной формы, рамках, пока что без "идеологической" составляющей.

Исходя из этих соображений, и было принято решение о создании Движения гражданских инициатив (ДГИ). Будучи и формально, и фактически непартийной, неполитической, неидеологической коалицией, действующей на свободных от возможного вмешательства и диктата со стороны политических партий организационных принципах, открытой для любых участников, разделяющих основные цели и задачи ДГИ и готовых в меру сил участвовать в их реализации организацией, это движение граждан в большей мере, нежели Комитет единых действий, позволяет организовывать акции протеста и координировать их проведение. Комитет единых действий стал соучредителем ДГИ и обеспечивает в нем консолидированное представительство левых сил. При этом большинство наиболее надежных в политическом смысле и проверенных в организационном плане членов Комитета единых действий и входящих в него организаций или уже активно работает в составе ДГИ, или тесно сотрудничает с ним при проведении конкретных акций.

На наш взгляд, в деятельности ДГИ на ближайшее время приоритетными могут стать следующие направления деятельности:

  • переход от борьбы против нарушений в ходе "уплотнительной застройки" по отдельным адресам к совместным действиям различных инициативных групп в тех районах, где нарушения носят наиболее систематический характер и уже существуют организационные предпосылки для такой координации;
  • увязка в практической деятельности проблематики "уплотнительной застройки" и "реформы ЖКХ" с организацией последующих действий как в массово-политической, так и юридической сфере;
  • выпуск печатных материалов по вопросам деятельности ДГИ в виде газеты либо бюллетеня и их распространение с целью обмена опытом борьбы и привлечения новых сторонников;
  • организация широкой кампании против произвола чиновников исполнительной власти как в градостроительной и социальной сферах, так и в политической сферах (против "полицейского произвола", "цензуры в СМИ", "номенклатурного реванша" во властных структурах и т.п.).
Некоторые политические лозунги кампании можно было бы сформулировать как:
  • требования отставки наиболее дискредитировавших себя глав районов и членов городского правительства;
  • требования к депутатам Законодательного Собрания принять соответствующие законодательные акты по вопросам учета мнений граждан по градостроительным вопросам, по ЖКХ (демонополизация, а не рост тарифов) и МСУ (реальные полномочия и переход на районный уровень);
  • протест против распродажи городского имущества "сторонним инвесторам" (прежде всего, московским и зарубежным), против приватизации памятников культуры в интересах олигархов;
  • требования тотальной проверки соблюдения законности в деятельности питерского ГУВД как со стороны вышестоящего начальства и прокуратуры, так и городского правительства и соответствующей комиссии городского парламента.
Главным же политическим лозунгом ДГИ является вовлечение широких слоев населения в борьбу с чиновничьим государством, отражающим интересы тесно связанного с криминалитетом капитала и враждебного интересам большинства граждан.

Такой объем задач настоятельно требует психологической перестройки отношения левых активистов к участию в деятельности ДГИ и проводимых им акциях протеста. На ближайший период эта деятельность станет для нас не только одним из направлений, но и приоритетом в массово-политической работе. Это - тот участок, где концентрация усилий всех, кто в состоянии это сделать, может привести к максимально успешным в смысле противостояния наступлению либерально-рыночных реформ результату.

Нынешняя временная ситуация в нашем городе является уникальной и, скорее всего, не повторится. Упустить сейчас время, потеряв его на очередные пустые и не имеющие никакого отношения к реальной общественной и политической жизни разговоры, например, о деятельности Сталина и вопросах истории КПСС, о "единстве коммунистов", которого, как уже за прошедшие 13 лет стало ясно, никогда не будет, о "восстановлении СССР" и тому подобных вещах из сферы общественно-политической фантастики, - значит окончательно сойти с политической сцены и ликвидировать левые силы Петербурга (в качестве реально влияющих на ситуацию в городе) как таковые. Мы не имеем права допустить подобное развитие событий.

Только активное участие большинства наших товарищей в акциях социального протеста позволит привлечь в левое движение новых потенциальных членов и сторонников, уже сейчас не только на уровне чувств, эстетического неприятия или классового инстинкта понимающих неправомерность и несправедливость нынешних порядков, но и готовых лично против них бороться, пусть даже сейчас они и далеки от нас идейно. Только активное участие большинства наших товарищей в акциях социального протеста может создать ситуацию, в которой власти вынуждены будут отказаться от реализации на практике наиболее непопулярных антисоциальных мер, законопроектов и управленческих решений, тем самым сорвав на питерском "полигоне" первичную апробацию в полном объеме разработанных правительством Путина - Фрадкова либерально-рыночных реформ.

18 июня 2004 г.   Владимир Соловейчик

 



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2022