Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

 

О позиции левых на Западе, исламизме и вооруженной борьбе

Из интервью Хасро Сайя, лидера заграничной организации Рабочей коммунистической партии Ирака, газете "Forward" о позиции западных левых

"Forward": Некоторые представители западных левых считают, что поскольку исламисты широко опираются на бедноту, их нельзя отбрасывать как обычную буржуазную силу. Например, сторонники Муктады аль-Садра состоят, в основном, из выходцев таких бедных кварталов, как аль-Тхавра в Багдаде и других иракских городов. Имеет место дискуссия насчет того, следует ли рассматривать их как буржуазные, мелкобуржуазные или рабочие силы? Что ты можешь ответить по этому поводу?

ХС: Это правда, что исламистские силы, включая банду Муктады аль-Садра, частично состоят из пролетариев. Имеются понятные причины для этого, которые я не стал бы обсуждать здесь. В любом случае классовая характеристика политической группировки не определяется ее составом. Западные левые имеют механическое, а не политическое видение классовой борьбы и политических сил в обществе.

В соответствии с этой точкой зрения большинство партий, государств, регулярных армий мира должны были бы быть признаны рабочими и революционными, поскольку они, в своем большинстве, составлены из безработных, бесправных и рабочих, короче говоря, пролетариев. Буржуазия как класс всегда составляла меньшинство общества. Следовательно, состав политической организации не делает ее автоматически организацией того или иного класса. Исламистские группы, включая группу Муктады аль-Садра, не являются исключением.

В теоретическом плане марксизм использует другое определение. Чисто абстрактно - это буржуазия и рабочий класс, которые различаются в процессе производства: один обладает средствами производства, а другой - только своей рабочей силой, которую он продает, чтобы иметь возможность существовать.

Когда же мы применяем это определение к обществу, к социально-политической борьбе, в частности, когда эти два класса противостоят друг другу в политическом кризисе, мы не может охарактеризовать в социальном отношении политические силы на основе абстрактного определения. Существуют антагонистические концепции как внутри буржуазии, так и внутри рабочего класса. В рядах как одного, так и другого класса политические течения пытаются дать ответ на пожелания своего класса с помощью различных перспектив. В это время политического кризиса, когда идет борьба за власть, за будущее политическое устройство, именно политика этих сил, а не их социальный состав, становятся выражением классовых экономических интересов.

Поскольку вопрос о власти не разрешен, и поскольку для одного и другого класса жизненно важным является взятие власти в свои руки, постольку путь, предложенный ради спасения общества от кризиса, становится практической основой для самоопределения в качестве представителя того или иного класса. В ходе нынешнего правительственного кризиса, перед лицом зловещего сценария, которые осуществляется в Ираке, такие исламистские движения как движение аль-Садра определило два способа спасения капитализма и господства буржуазии в Ираке. Один - это легальный путь, который заключается в поддержке политики США; другой - это противостояние оккупации. И один и другой рассматривают исламский режим в качестве единственной альтернативы, и не может принести иракскому народу ни свободы, ни безопасности, а только ... мрак.

Политический ислам, и особенно группа аль-Садра не ждет взятия власти для того, чтобы издавать фетвы и объявлять "священную войну" коммунистам и прогрессистам. Используя обезглавливание и покушения в качестве метода "сопротивления", они пытаются заставить женщин и девочек носить паранджу, отрицают их гражданские права, препятствуют всякой свободе, выступают против искусства, развлечений, праздников, музыки и даже пикников ... Можно ли, на самом деле, рассматривать их как представителей трудящихся и бедноты?

Как те, кто хочет установить в Ираке исламскую диктатуру, тюремный режим, режим экзекуций, отрицания свобод, забрасывания женщин камнями, кровавых репрессий против рабочих демонстраций, эксплуатации масс ради обогащения некоторого количества реакционных мулл, может рассматриваться как революционная сила рабочего класса? Я считаю, что те, кто отрицает реакционную буржуазную природу исламистских групп, включая группу аль-Садра, и теоретически обосновывают это отрицание, сделали выбор ранее любых теоретических размышлений. Как сила, которая отрицает всякое право народа на свободу, может быть признанной в качестве представителя народа?

"Forward": Может ли вооруженная борьба рассматриваться в качестве метода борьбы для рабочего класса в нынешнюю эпоху? Очевидно, что Рабочая коммунистическая партия избрала политическую борьбу против оккупационных сил и сил местной буржуазии. Ты считаешь, что этого достаточно для того, чтобы осуществить цели партии, изгнать оккупационные силы и создать противовес влиянию исламистов и баасистов? Будет ли этого достаточно для того, чтобы покончить со зловещим сценарием, который разворачивается в Ираке? В каких обстоятельствах Рабочая коммунистическая партия включится в вооруженное сопротивление?

ХС: Да. Для того чтобы защитить себя, чтобы защитить свои права, чтобы установить свою собственную власть, рабочий класс нуждается в вооруженной борьбе. Перед лицом насилия буржуазного класса, политических движений и их армий, десятков военных аппаратов буржуазных государств, рабочий класс не может ограничиваться забастовками и демонстрациями для того, чтобы изменить нынешнюю систему. В то же время, современный городской рабочий класс имеет и свои собственные методы, свой собственный стиль, которые полностью отличаются от классической вооруженной борьбы национализма, которая используется левыми националистами для освобождения "родины" и "народа". Для рабочего класса вооруженная борьба не находится выше других форм борьбы, она не является ее завершением.

Мне кажется, что то, что лежит в основе этого вопроса - это вооруженная борьба в том виде, в каком она широко использовалась против империалистической политики оккупации в ХХ веке борющимися националистическими движениями, которые рассматривали эту форму деятельности как свою специфику, потому что она ставила цель освобождения их "родины". В то время она была представлена в теории в качестве народной войны.

Напротив, для рабочего класса потребность в использовании оружия возникает из социальной жизни, из его собственного экономического положения. И оно используется одновременно с другими методами экономической, политической и организационной борьбы для защиты достоинства и достижений борьбы пролетариата. С точки зрения рабочего класса, в соответствии с обстоятельствами, вооруженное сопротивление против оккупантов является лишь одним из аспектов социального и политического сопротивления с целью формирования власти трудящихся масс. Организовать революцию, начать вооруженное восстание, создать местные и региональные боевые отряды для проведения вооруженных операций, сформировать вооруженную охрану партий и рабочих советов, построить красную армию - вот организационные формы, которые, вместе с экономической, политической и социальной борьбой, становятся необходимыми формами сражений рабочего класса.

Идея, в соответствии с которой Рабочая коммунистическая партия Ирака сначала должна была бы использовать политическую борьбу и только потом борьбу вооруженную - не верна. Мы отбрасываем подобного рода этапы. Наша концепция вооруженного сопротивления полностью отличается от концепций исламистов и баасистов, действующих в настоящее время в Ираке. Отныне мы рассматриваем себя в качестве вооруженной партии и, в то же время, используя другие формы борьбы, мы развиваем наши военные способности и пытаемся вооружить массы и их организации в соответствии с военной стратегией. Мы боремся так, чтобы опрокинуть баланс военного влияния с тем, чтобы изгнать оккупационные войска, уменьшить влияние политического ислама на жизнь людей, осуществить власть масс и позволить им, вместе с их представителями, контролировать свою собственную деятельность как на уровне кварталов, городов, регионов, так и в масштабе все страны. Наша цель - восстановить гражданскую жизнь, безопасность, свободу и положить конец зловещему сценарию, который осуществляется в настоящее время в Ираке.

"Forward": Те, кто поддерживает так называемое вооруженное сопротивление в Ираке, критикуют Рабочую коммунистическую партию за то, что она противопоставляет себя всем исламским силам и ставит всех на одну доску, независимо от природы этих групп и их борьбы. Они делают акцент на различиях, которые существуют между партиями, находящимися у власти в Турции, и, например, "Аль-Каидой", и на том факте, что эти группы сами не рассматривают себя участниками одного и того же движения. Как ты объяснишь это обобщение РКПИ?

ХС: Это верно, что существуют различия между исламистскими группами. Они часто говорят об этом. Вопрос, кажется, содержит в себе различие между "умеренным" и "фундаменталистским" исламом и исламом "реформистским и демократическим" и другим, "террористическим" исламом. Именно эта форма классификации превалирует на Западе. Ее в равной степени используют как некоторые правительства, так и некоторые националистические и "демократические" буржуазные партии. Цель, стоящая за нею, - скорее построить партнерство с политическим исламом, чем представить его в соответствии с научным и теоретическим анализом. Это делает возможной политику, поддерживающую влияние ислама в повседневной жизни, в законодательстве, в политической системе в ущерб гражданскому обществу, его светскому характеру и индивидуальным свободам.

Благодаря этой классификации становятся очевидными некоторые факты: во-первых, буржуазия и ее западные правительства пытаются отказаться от проекта "светского государства", которое ведет свое происхождение от великой Французской революции. Во-вторых, восточные буржуазные государства были, изначально, основаны на религии, которая давала возможность построить репрессивное государство. В-третьих, эта классификация несет в себе простую политическую идею, что буржуазия принимает ислам, но не терроризм. Она соглашается, что из женщин делают граждан второго сорта, в соответствии с законами, основанными на исламе; она допускает забивание камнями женщин насмерть для того, чтобы "спасти честь семьи", если они имели сексуальные отношения вне брака; она допускает также сегрегацию по половому признаку, пеленание детей, запрещение алкоголя и кино и множество других притесняющих исламских законов. И, напротив, она не допускает "исламский терроризм", потому что он угрожает интересам капитала, капиталистическим рынкам и господству буржуазии. В качестве заключения можно сказать, что эта классификация является посланием руководителей для того, чтобы указать, что страдания, которые навязывает ислам народу, допустимы, но что не являются допустимыми никакие выступления ислама против власти буржуазии.

Установление власти бога на земле в терминах и в соответствии с условиями политического ислама, как системы мышления, как формы политического режима, навязанного населению, будь то в абсолютной форме терроризма или в "реформистской" или "демократической" форме, не может предложить народу ничего другого, кроме суеверия, отсутствия прав, угнетения, насилия, бедности, безработицы и лишений.

Мы не нуждаемся в этой классификации политического ислама, потому что верим, что любая сделка с политическим исламом оборачивается против гуманизма, светского характера общества, рациональности и человеческой свободы. Мы считаем, что политический ислам, во всех своих компонентах, в виде партий или банд, находятся они власти или нет, являются одним и тем же буржуазным течением, одним из самых реакционных в нашу эпоху. Все они имеют одну и ту же основу, одну и ту же сущность.

Мы считаем, что ислам всех сортов и всех цветов - один и тот же. Он служит лишь для запугивания гражданского общества. Как и любая другая религиозная идеология, он основан на суеверии с единственной целью подчинения человека реакции и рабству к выгоде господствующего класса. Ислам - это совокупность притесняющих законов, постоянное нарушение прав человека; предать смерти - это главный приговор ислама. Это правление мулл и духовенства, торговцев и капиталистов, в том время как огромное большинство народа остается угнетенным. Это система наемного труда, бедности, лишений и безработицы, геноцида, тюремного заключения и казней.

Власть политического ислама означает все это одновременно. Когда исламская группа изменяет свою программу, это не означает существенного различия, это лишь результат борьбы за влияние между социальными движениями, которые существуют в обществе, за влияние на современные и прогрессивные тенденции, на гражданское общество, которое их ограничивает.

Политический ислам нельзя реформировать или демократизировать, потому что сама его религиозная сущность не дает возможность появления исламского Мартина Лютера, который инициировал бы процесс религиозных реформ внутри него. Именно поэтому мы считаем все движения политического ислама подобными друг другу и считаем, что современный коммунизм представляет собой тенденцию полностью оппозиционную политическому исламу. Если мы не выступаем против влияния политического ислама на социальную жизнь, мы не можем говорить о свободе, процветании, о социальном развитии.

"Forward": Рабочая коммунистическая партия Ирака ставит терроризм американской сверхдержавы и терроризм мелких исламских групп в Ираке на одну доску. Она часто сравнивает терроризм "Хамас", который возникает из безысходности расколотого палестинского общества, с терроризмом Шарона, структурированным терроризмом угнетателя. Почему так?

ХС: Терроризм, осуществляется ли он оккупационными силами или исламскими группами во имя сопротивления, - это одно и то же. Как в одном, так и в другом случае он делает из невинных гражданских лиц законную мишень. Верно, что правительство Шарона и американские оккупационные силы совершают жестокие преступления против гражданского населения Палестины и Ирака, но это ни в коем случае не придает законности терроризму "Хамас" и "Джихад" или исламских групп в Ираке. Один и другой являются международными полюсами реакционной, антигуманной войны. Их терроризм не имеет ничего общего со свободой и правами народа. Если откалибровать их по их преступлениям, то оба терроризма попадают в одну и ту же категорию.

Освобождение палестинских масс от правительства Шарона, а население Ирака от американской оккупации законно. Но законное требование не может достигаться антигуманными методами. Народ Палестины не должен опираться на терроризм "Хамас" и "Джихад" ради своего освобождения. Он не должен рассматривать убийство детей и гражданских лиц в Израиле в качестве средства этого освобождения. Иракский народ также не должен ждать своего освобождения от банд исламистов, слепых покушений, обезглавливаний, угнетения и отрицания свобод. В Палестине, как и в Ираке, народ может, не поддерживая терроризм, выбрать социальную, политическую и вооруженную борьбу для того, чтобы уничтожить терроризм во всех его формах, защитить свою собственную безопасность и гражданскую жизнь, достигнуть свободы и благосостояния.

02 октября 2004 г.  

 



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2018