Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

Советское Возрождение

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

 

Профсоюзная революция и контрреволюция в секретном институте

Опыт борьбы в Государственном унитарном предприятии
"Центральный научно-исследовательский институт материалов"

Это радость со слезами на глазах

Президент России Владимир Владимирович Путин неоднократно заявлял о необходимости сохранения и развития научно-технического потенциала, которое обеспечивает вооруженные силы новейшими разработками. Однако, высокопоставленные чиновники и руководители прилагают немалые усилия, чтобы обанкротить секретные институты, отправить квалифицированные кадры на биржу труда, а принадлежащие им помещения передать под коммерческие проекты. Противостоят им лишь немногочисленные специалисты, которые не хотят мириться с очередным обманом и ограблением, и профсоюзные активисты. Однако инициатива в настоящее время на стороне коммерсантов от науки.

Наглядный пример - история трудового конфликта в Государственном унитарном предприятии "Центральный научно-исследовательский институт материалов" (ФГУП "ЦНИИМ").

28 июля 2005 года и.о. генерального директора института Дмитрий Михайлович Шапот издал приказ о закрытии института с 15 августа до конца сентября. Главной причиной вынужденного отпуска, по мнению руководителя, стало невыполнение на 50 процентов финансового плана за первое полугодие и недостаточное поступление финансовых средств. Сотрудникам обещали сохранить 2/3 оклада.

Уже 2 августа председатель профкома института Галина Александровна Шемонаева написала письмо Д.М.Шапоту с требованием отменить явно непродуманный приказ. Галина Александровна аргументировала свое требование, во-первых, нарушением действующего трудового законодательства, во-вторых, неясностью источника финансирование коллективного отпуска. Другими словами, раз есть долги, то нужно работать, а не отдыхать. В-третьих, серьезными негативными последствиями отпуска для института - к срыву поставок материалов, заготовок и комплектующих, к большим штрафным санкциям, к потере доверия со стороны заказчиков, к угрозе банкротсва и закрытию института, что противоречит государственным интересам.

Руководители отделов постоянно находят заказы на крупных предприятиях военно-промышленного комплекса. Выполняя их, можно не только платить приличную зарплату, но и оплачивать расходы на обслуживание зданий, постепенно гасить долги, приобретать новейшее оборудование, даже приобретать жилье для сотрудников института. Все прекрасно понимают, что, начальство, пообещав закрыть институт лишь на полтора месяца, постарается сделать все, чтобы не открыть его никогда.

Нужно отметить, что ФГУП "ЦНИИМ" - закрытое учреждение, которое уже более 90 лет ведет научные разработки и производит ключевые компоненты для различных видов современного оружия. Институт работал в годы первой Мировой войны, в условиях разрухи после революции и гражданской войны, во время Великой отечественной войны и даже - в эпоху перестройки. Опыт проведения успешных акций протеста - также уникален, как и научно-техническая продукция, не имеющая аналогов.

15 августа 2005 года несколько сотрудников как обычно в 9 утра спокойно прошли через проходную. Казалось, коллектив, фактически отменив спорный приказ главного менеджера, одержал очередную победу.

Первую победу коллектив одержал еще в октябре 2004 года. Тогда руководство института во главе с Юрием Юрьевичем Заплаткиным, не смотря на обилие заказов и регулярно поступающие финансовые средства, на несколько месяцев задерживали выплату зарплаты. Средняя заработная плата рядового сотрудника составляла около 5 тысяч рублей. Свой доход управленцы скрывали. Не смотря на финансовые трудности, НИИ продолжал функционировать. Сотрудники обратились в прокуратуру Центрального района. Правоохранительные органы указали начальникам на нарушение действующего законодательства и обязали выдавать деньги всем работникам. Тогда руководство института впервые почувствовали силу трудового коллектива.

Второй серьезный конфликт произошел в апреле 2005 года. Формальным поводом стал приказ бывшего гендиректора о сокращении более 100 человек из 430. Его поддержала председатель профсоюзной организации института Аза Александровна Мадисон, которая возглавляла профсоюзную организацию более десяти лет. Постепенно она превратила ее в свою вотчину, подобрав удобный для себя состав профкома. Сама назначала себе зарплату и премии, приобретала для себя и своего окружения путевки, которые выписывали на сотрудников института. Комиссия соцстрахования, проверившая деятельность госпожи Мадисон, выяснила общую стоимость путевок для близких - 92 тысячи рублей.

По требованию одной трети членов профсоюза в институте 24 мая 2005 года прошла внеочередная профсоюзная конференция. Был выбран новый состав профкома в главе с Галиной Александровной Шемонаевой, одной из ведущих специалистов института, кандидатом технических наук.

При рассмотрении документов предыдущего профкома выявились очень неблаговидные факты. Заседания проводились нерегулярно, особенно по финансовой деятельности, хотя протоколы с фиктивными подписями имеются. Приказы и распоряжения администрации, подлежащие согласованию с профсоюзом, не обсуждались. Все решения профсоюзный босс принимала единолично. Профсоюзная организация давно находилась на картотеке по налогам, штрафам и пеням. Лишь одну работу госпожа Мадисон делала великолепно - раболепствовать перед начальством. Чтобы скрыть результаты своей деятельности, она забрала часть бухгалтерской документации и удалилась в длительный отпуск. Теперь ее приходится разыскивать с милицией.

В мае 2005 года прибыла комиссия из Москвы. 31 июня 2005 года тогдашний генеральный директор института Юрий Юрьевич Заплаткин, ознакомившись с выводами комиссии, написал заявление об увольнении по собственному желанию. Коллектив возглавил Дмитрий Михайлович Шапот, бывший заместитель генерального директора по финансам. Фактически, человек из команды Заплаткина.

16 августа 2005 года охрана не пустила двух сотрудников НИИ, работников отдела Галины Александровны Шемонаевой. Приходится констатировать грустный факт - большинство отказалось от борьбы. Кто-то не пришел, потому что обрадовался отпуску в "бархатный сезон", кто-то начал подыскивать себе новую работу, а кто-то решил подождать и посмотреть за развитием конфликта. Однако, полностью отказаться от борьбы профсоюз не собирается.

Расклад сил

Сначала нужно проанализировать расклад сил. Выявить слабые и сильные стороны оппонентов. Наибольшую опасность, по мнению опытных сотрудников института, представляет продажа оборудования. Так, Виктор Иванович Пучков, став всего на два дня и.о. генерального директора института, тут же создал комиссию для продажи техники, необходимой для механических испытаний и продал ее. Пыл начальника не успели остановить даже сотрудники прокуратуры, которых немедленно вызвали работники института. Появление такого руководителя, как Виктор Иванович Пучков, становится своеобразным проклятием - банкротство, увольнение, продажа уникального оборудования - любого учреждения. Нужно предупредить своих коллег в других секретных институтах об особенностях Виктора Ивановича.

Другая опасность - передача зданий института, которые расположены в центре города, коммерческим структурам. Так, по сообщению прессы к 2006 году промышленно-лабораторный корпус института на Виленском переулке, дом 15 должен превратиться в многофункциональный комплекс общей площадью свыше 20 тысяч кв. метров. На участке земли по соседству со Смольным, ограниченной Виленским переулком, улицей Радищева и Басковым переулком, планируют построить гостиницу, бизнес-центр и элитное жилье. Общая сумма инвестиций оценивается не менее, чем в 13 млн долларов США. Официальный победитель конкурса - ООО "ИнвестКонтактСтрой" - таких денег явно не имеет.

Здесь уже можно говорить о другой опасности - богатые и влиятельные люди, которые хотят банкротства института.

Тендер проводила дирекция ФГУП "ЦНИИМ", в одном из здании которых расположен филиал НОМОС-банка. Имя фактического владельца банка известно - Александр Несис. Можно смело предположить, что один из богатейших людей Санкт-Петербурга и России имеет свой интерес к земле в центре города, которую занимает ФГУП "ЦНИИМ".

Его империя, которую называют группа компаний ИСТ, включает в себя золотодобывающие компании, крупные машиностроительные заводы и предприятия военно-промышленного комплекса.

Журналистам известно несколько позорных историй связанных с Александром Несисом. Во-первых, деятельность РАО "ВСМ" - фирмы, которая в конце 90-ых годов оказалась вовлечена в серьезный международный скандал в связи с коррупцией и отмыванием денег. Говоря простым языком тогда произошел "распил больших денег в большой яме у Московского вокзала и распихивание их в личные карманы управленцев".

Во-вторых, реорганизация Тихвинского "Трансмаша", которая привела к срыву производства отечественных скоростных поездов "Сокол". Реорганизация, предпринятая специалистами из группы ИСТ, фактически привела его к банкротству. Потом свой опыт совет директоров "Трансмаша" реализовывал в РАО "ВСМ".

В третьих, нечистоплотная борьба в начале 2000-ых годов за крупный заказ на строительство двух эсминцев для вооруженных сил Китая между АО "Северная верфь" и АО "Балтийский завод".

Тогдашний вице - премьер российского правительства Илья Иосифович Клебанов, курировавший ВПК, в нарушение законодательства стремился передать заказ "балтийцам". Но у них достаточно старое предприятие. К примеру, суда там до сих пор строят в открытых доках, под дождем и на морозе. Отсюда большое количество брака, особенно в сварных конструкциях.

Но была загвоздка: энергетические установки для эсминцев в виде паровых котлов КВГ-3 делают только "балтийцы". И пришлось "северянам", несмотря на весьма натянутые отношения между руководством предприятий, заключать договор на строительство и поставку четырех котлов.

Уже бывший генеральный директор "Балтийского завода" Олег Шуляковский, ссылаясь то на какие-то технические решения и "обстоятельства непреодолимой силы", фактически сорвал сроки поставок.

Генеральный директор Российского агентства по судостроению Владимир Поспелов в своем письме на имя тогдашнего вице-премьера Бориса Алешина прямо назвал их надуманными и не имеющими отношения к производственной сфере. Представители группы ИСТ просто мстили коллегам за то, что те обошли их с китайским заказом.

Тогда "Балтийский завод" без работы не остался. Он приступил к строительству двух кораблей для ВМС Индии. Но из-за, мягко говоря, неквалифицированных управленческих решений, заказ был сорван - сроки не выдерживались, во время испытаний выявились проблемы с качеством. Более того, полученный за корабли аванс почти целиком пошел на выкуп акций у Онэксимбанка компанией ИСТ.

После вмешательства прокуратуры Петербурга, вице-премьера Бориса Алешина и самого Владимира Путина "истовцы" уступили. Было даже возбуждено уголовное дело. Но его закрыли, по слухам, благодаря вмешательству Ильи Клебанова. В этих условиях Александр Несис, вместе с руководством "Балтийского завода" действовали подобно собаке на сене. Их эмоции оказались сильнее разума.

Подобные скандалы ложатся грязными пятнами на деловую репутацию руководителей военной промышленности. Видимо, поэтому Александру Несису пришлось расстаться с 88% акций Балтийского завода. В середине августа 2005 года их приобрела Объединенная промышленная корпорация, которую контролирует член Совета федерации, основатель Межпромбанка Сергей Пугачев.

В громкий скандал, видимо, будут вовлечены некоторые члены городского правительства. Нельзя получить разрешение на масштабное строительство в центре города на базе секретного института федерального подчинения без согласия высокопоставленного чиновника из Смольного. Такой человек должен быть не только заинтересован в банкротстве ФГУП "ЦНИИМ" и коммерческом строительстве, но и иметь опыт подобных махинаций. Наиболее вероятная фигура - вице-губернатор Юрий Молчанов. У него есть большие деньги под рукой и связи в столице, в научных и промышленных кругах. Он курирует в городском правительстве вопросы стратегического инвестирования. Он наверняка мог бы легко решить проблемы ФГУП "ЦНИИМ", но не стал.

Видимо, сказалась сладкая привычка приобретать за бесценок обанкроченные государственные предприятия в собственность подконтрольных ему частных предприятий. Таких, как бывший экспериментальный завод спортивного судостроения, расположенный также в историческом центре города на Петровской косе. Элитную землю Молчанов планировал использовать для строительства бизнес-центров, гостиниц и коммерческого жилья. Против бывшего руководителя ГУП "Главснаб" Павла Эльяшевича, который фактически организовывал банкротство и продажу предприятия, было возбуждено уголовное дело. Но сообразительный чиновник успел с деньгами уехать за границу.

Такое будущее, похоже, греет душу господина Молчанова. Жадность закрывает его глаза, затыкает уши и отключает разум. Ему трудно будет понять, что он может разделить судьбу бывшего руководителя Минатома Евгения Адамова.

Не погашен конфликт между Алешиным и Клебановым. По мнению экспертов, Клебанов стремиться стать статс-секретарем Роспрома (приравнивается к должности первого заместителя министра), чтобы получить доступ к огромным деньгам, получаемым от продажи продукции ВПК. Для этого он использует ошибки и промахи московских петербуржцев, занявших ключевые позиции в военной промышленности. Пишет письма премьер-министру Михаилу Фрадкову с выражением озабоченности кадровой ситуацией в других ФГУПах, о которых писали городские газеты. Поэтому конфликт между представителем президента и нынешним руководителем Федерального агентства промышленности Борисом Алешиным наверняка будет продолжаться. По мнению наблюдателей, для Бориса Алешина главный показатель эффективности работы института - размер прибыли, которую можно будет получить от продажи оружия. Поэтому не исключена возможность приватизации ФГУП "ЦНИИМ", даже если он останется в структуре руководителя Федерального агентства.

Возможные действия администрации и ответные шаги профсоюза

Работники НИИ умеют создавать современное оружие, которое защищает нашу Родину. Теперь им нужно научиться создавать такое оружие, которое могло бы защитить их родной институт. Нужно научиться, как в шахматах, просчитывать шаги своих оппонентов на несколько ходов вперед и быть готовым отразить их с минимальными потерями. Нужно обсудить наиболее эффективные средства защиты в рамках действующего трудового законодательства.

Конфликт вероятнее всего будет развиваться следующим образом. Нынешний генеральный директор Дмитрий Михайлович Шапот уйдет, так как он не исправил ошибок своего предшественника и допустил "утечку информации". О конфликте в институте стало известно депутатам, профсоюзным активистам и журналистам. Его место займет зам. генерального, специалист по транзестивной (неравновесной, нестабильной) экономике Игорь Викторович Фролов. На ближайшем заседании арбитражного суда новый руководитель института заявит о том, что он еще не до конца разобрался в деталях и тонкостях, но ему кажется, что уже института не имеет возможности выплатить свои долги. Мол, необходимо запускать процедуру банкротства, передавать оборудование и здания в частные руки.

Представителей профсоюза постараются не допустить на заседание суда, так как они могут рассказать, что основная задолжность возникла из-за, якобы, ошибки, допущенной в середине апреля нынешнего года. Тогда руководство института продало одной частной конторе свое оборудование за 15 тысяч рублей. Но на счет института было переведено 15 млн рублей, которые были тут же истрачены. Тогдашний директор, увидев опечатку, не исправил ее, потому что она не мешала, а помогала разваливать институт. Юристы, назначенные новым руководством, будут ссылаться на налоговое законодательство, которое разрешает в течение трех месяцев сначала зафиксировать ошибку, затем - исправить ее. Они будут говорить, что время ушло, денег нет, единственный путь - банкротство.

По мнению независимых экспертов, чтобы наказать виновных можно воспользоваться, во-первых, трудовым, во-вторых, законом "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности", в-третьих, уголовным законодательством. Здесь процессуальные сроки совершенно иные. Смысл претензий можно свести к тому, что отдельному работнику предприятия и профсоюзу в целом было отказано в праве получения полной информации о финансовой деятельности. Информация была сокрыта руководством института, чтобы неправомерные действия при банкротстве не получили широкую огласку. В случае признания виновным нерадивые управленцы могут получить реальные сроки.

Кроме того, на мой взгляд, нужно подготовить и отправить официальные запросы московским чиновникам. Попросить их предоставить, во-первых, копии решении комиссии, после которой Юрий Юрьевич Заплаткин написал заявление об увольнении по собственному желанию, во-вторых, аргументацию, на основании которой и.о. гендиректора стал Дмитрий Михайлович Шапот, в третьих, копию решения президента о необходимости сохранения ФГУП "ВНИИМ".

Нужен отдельный план, составленный таким образом, чтобы профсоюз смог работать на опережение. Например, подготовить свои кандидатуры на пост генерального директора с программой оздоровления института, оснащением его современным оборудованием, решить проблему кадров, когда 30% - молодежь, 40% - средний возраст, 30% - ветераны. Нужна отдельная программа для решения жилищной проблемы молодых сотрудников. Нужно поднять зарплату ученым и разработчикам до европейского уровня. Я не понимаю, почему находят деньги для профессиональных спортсменов, артистов эстрады и зарубежных экспертов, но не могут найти средства для отечественных специалистов. Нужно активно использовать помощь московских коллег, прокуратуры и заказчиков - предприятий военно-промышленного комплекса. В первую очередь - журналистов. Нужно, чтобы неблаговидные поступки высокопоставленных чиновников и коррумпированных руководителей стали достоянием гласности, чтобы народ знал фамилии, имена и отчества своих героев, чтобы на их карьере был поставлен жирный крест.

31 августа 2005 г.   Михаил Дружининский,
член Комитета единых действий по защите
социально-трудовых прав граждан

 



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2022