Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

Советское Возрождение

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

 

Проблема не в "Родине", а в перманентной слабости российских левых

Редакция интернет-сайта "Товарищ" любезно предложила мне подготовить небольшой комментарий по поводу влияния политической партии "Родина" на российское левое движение. Безусловно, партия "Родина", как и всякий более или менее успешный политпроект, напрямую или опосредованно влияет на своих соседей справа и слева. Но главная проблема современных отечественных левых связана отнюдь не с детищем Дмитрия Рогозина, Андрея Савельева и им подобных. Проблема - в них самих.

Чисто коммерческий проект

Формально партия "Родина" - проект патриотический, антилиберальный и, стало быть, по всем формальным признакам "оппозиционный". По крайней мере, так его и воспринимали избиратели, проголосовавшие в 2003 году за блок Глазьева-Рогозина- Бабурина как за более радикально-"антиолигархическое" и - главное - гораздо более (в их глазах на тот момент) эффективное образование, нежели КПРФ или РКРП- РПК. Прошло почти два года - можно подвести некоторые предварительные итоги: ни новых перспективных идей, ни активной организации уличных акций протеста (а ведь повод был прекрасный - пресловутая монетизация льгот!), ни прорыва в привлечении к оппозиции новых слоев или групп. Ничего. А что в активе? Позорно провалившаяся голодовка за отставку правительства Фрадкова, свернутая самими ее организаторами по звонку из администрации. Склоки за посты в руководстве, а фактически за право бесконтрольно "пилить спонсорские" и ходить на консультации в Кремль. Постоянные метания г-на Рогозина: то он в "президентском спецназе", то в оранжевом шарфе на киевском Майдане, то вместе с Зюгановым - за референдум, то вместе с Сурковым - за мародерство на зюгановском электоральном поле. Обреченные на заведомый позор - то пишем, то после путинского окрика отзываем - письма по "вечно живому пятому пункту". Хронический - с переменным успехом - мордобой с Жириновским. Скандалы в регионах: то Шпак в Рязани "черный нал" берет, то фракция в питерском ЗакСе за монетизацию льгот по версии губернатора Матвиенко проголосует, то Южилин да Барканов опять очередную аферу с "намывом территории на Васильевском острове" организуют, то Юрий Савельев рынок акций "Газпрома" обрушивает... И т.д., и т.п.

Очевидно, что вся эта бурная многогранная деятельность чем дальше, тем больше начинает напоминать еще один успешный коммерческо-патриотический политпроект под названием ЛДПР. Разница лишь в стаже, объеме аккумулированных (привлеченных под партстроительство и парламентский лоббизм) средств и в степени известности г-на вождя. По всем этим параметрам Владимир Вольфович пока что - вне конкуренции, отсюда - а не от прокремлевского поведения или еврейского происхождения - и проистекает патологическая ненависть к нему со стороны ряда знаковых фигур менее продвинутой в этом плане "Родины". Впрочем, Жириновский стареет, и не исключено, что "молодая поросль рогозинского разлива" когда-нибудь сможет превзойти его на ниве торговли политическим влиянием.

Все это, однако, имеет крайне опосредованное отношение к российскому левому движению. Конечно, "Родина" неоднородна: там есть, например, уважаемый многими и тесно связанный с рабочим и протестным движением депутат ГосДумы Олег Шеин. Но будучи членом фракции, в самой партии он не состоит. Партия же "Родина" к левым силам не может быть отнесена в принципе - так же, как и ЛДПР, это, скорее, чисто коммерческий проект, паразитирующий на социал-патриотической демагогии.

Левые силы по-прежнему в кризисе

Массовые акции протеста в январе-феврале показали определенную ограниченность социального ресурса, на который может опереться нынешняя власть. Поддержка ее постепенно тает. Другое дело, что не все, кто отказывает в своей поддежке власти в целом, склонны соотносить это с отказом в доверии Путину лично. Еще меньшее число готово включаться в реальную борьбу. Но "монетизация льгот" инициировала этот процесс, он медленно, пока еще очень медленно, но неуклонно набирает силу, остановить его у властей пока что не выходит. Загасить недовольство у части граждан получается, локализовать очаги сопротивления удается, а вот полностью остановить нарастание протестных настроений - нет.

К сожалению, события января-февраля продемонстрировали не только слабость и неуверенность власти. Они в не меньшей, если не в большой степени показали и тот кризис, в котором находится современное российское левое движение, особенно его советско-традиционалистская часть. Все наиболее массовые и наиболее успешные в смысле эффективности акции протеста носили стихийный характер. И уже к этим стихийным акциям присоединялись радикально-оппозиционные молодежные группы и организации (НБП, АКМ, СКМ РФ), кое-где партии "парламенттской оппозиции" (КПРФ, "Яблоко", СДПР, РПП). Зачастую в роли структур, пытавшихся хоть как организовать стихийный протест людей и придать ему более или менее осмысленный, антипутинский характер, выступали непартийные, недавно возникшие образования, как, например, петербургское Движение гражданских инициатив.

К марту волна протестов спала и выяснилось, что ни одна из левых партий так и не смогла организационно и политически закрепить успехи массовых выступлений. Причина этого кроется отнюдь не в "тлетворном влиянии" "Родины", а в том самом состоянии кризиса, который поразил коммунистическое движение современной России уже давно и наличие которого признают даже статусные руководители компартий.

"Оранжевой революции" не будет. По крайней мере, в России

Единственное зримое и реальное влияние "Родины" на российских левых из сферы политической переместилось в идейно-теоретическую. Речь идет о развернувшейся в последнее время в ряде левых интернет-рассылок дискуссии о перспективах ни много ни мало "оранжевой революции на территории РФ". Тут уж точно без "Родины" никак не обойтись - "украинская матрица" предполагает союз против действующей власти радикальных националистов, левых (от вполне системной Соцпартии до анекдотичных троцкистов, борющихся "супротив москальского империализма") и разного рода обиженных на власть либералов-рыночников. С наследниками Бандеры в России всегда было туговато, наследники Власова больше склонны поддерживать Путина, нежели дружить с коммунистами или нацболами, вот и остается "Родина", благо г-н Рогозин и в оранжевом шарфе уже пощеголял, и Ющенко поддержал, и партийную символику в оранжевые цвета перекрасил.

Все это так. Но, говоря об "оранжевой революции", не стоит забывать и об ее социальной природе: фактически речь шла о протесте мелкобуржуазных слоев запада и центра Украины, и впрямь задавленных и обобранных режимом Кучмы (та самая пара - бюрократы плюс олигархи, зачастую неукраинского происхождения). Отсюда все и проистекает - националистическая демагогия ("Не дадим распродать мать-Украину поганым москалям!", "Остановим белоруса Януковича!") с сильным русофобским и антисемитским подтекстом, нежелание отказаться от насквозь прогнившей буржуазной системы, поддержка Запада, абсолютно подчиненная роль левых в кампании "Украина без Кучмы". "Оранжевая революция" явилась реваншем кулацкой, мелкобуржуазной, националистической Украины русскоязычной Одессе, пролетарскому по преимуществу Донбассу, пророссийскому Крыму.

В России этот вариант не прокатит. Здесь просто пока еще слишком мало мелкой буржуазии. А стало быть, проблема влияния "Родины" на российское левое движение постепенно уступит место гораздо более локальной проблеме ее электоральной конкуренции с КПРФ или иными, откровенно буржуазными, партиями.

01 июня 2005 г.   Владимир Соловейчик

 



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2022