Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

Советское Возрождение

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

 

О "жилищном праве", собственниках имущества и произволе чиновников

Президенту РФ В.В. Путину
Генеральному прокурору РФ В.В. Устинову

От От председателя КС АТОС по СПб и ЛО Г.Г. Белковой

Довожу до вашего сведения, что вопросы распоряжения недвижимым имуществом относятся к гражданскому праву и регулируются только Гражданским кодексом РФ (ст. 2 ГК РФ). Пункт 1 статьи 209 ГК РФ определяет, что права владения, пользования и распоряжения своим имуществом принадлежат его собственнику.

Пункт 2 этой статьи разъясняет, что собственник вправе совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. Он имеет право отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом. Пункт 4 статьи 209 допускает, что собственник может передать свое имущество в доверительное управление. Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника. Передача имущества в доверительное управление должна происходить в установленных законом рамках, и оформлена соответствующим образом. Иными словами, собственник имущества должен выразить свое волеизъявление по поводу передачи имущества в доверительное управление. Надо понимать, что имущество может находиться в собственности отдельных граждан, их объединений и юридических лиц, а также РФ, субъектов РФ, муниципальных образований (п. 2 ст. 8, 9 и 35 Конституции, п. 2 ст. 212 ГК РФ). При этом РФ и субъекты РФ, муниципальные образования - не органы государственной власти, как об этом пишет прокурор В. Я. Болышов, а соответственно, граждане РФ, граждане субъекта РФ и граждане, проживающие на территории соответствующего муниципального округа, вследствие конституционных норм, закрепленных в статьях 3, 12 и 32 Конституции. При этом РФ, субъект РФ, МО - чисто географические (территориальные) понятия. Единственным источником властных полномочий и собственником государственного и муниципального имущества являются граждане РФ, субъектов РФ, и соответственно, МО.

Пункт 3 ст. 212 гласит, что особенности приобретения и прекращения права собственности на имущество, распоряжения им в зависимости от того, находится имущество в собственности гражданина или юридического лица, в собственности РФ, субъекта РФ или муниципального образования, могут устанавливаться лишь законом.

Законом определяются виды имущества, которые могут находиться только в государственной или муниципальной собственности.

Прокурор В.Я. Болышов так и не дал ответ по существу вопросов, заданных АТОС. Он не назвал закон, который четко разграничивает виды имущества на государственное и муниципальное. Вследствие этого роль представительного органа при управлении и отчуждении любого общего имущества граждан почему-то выполняют органы исполнительной власти субъекта РФ. Они, не являясь ни собственником, ни представителем собственника, единолично распоряжаются общим имуществом граждан в многоквартирных домах (жилые и общие помещения, земельные участки), муниципальным имуществом в МО (школы, больницы, детские учреждения и пр. - инфраструктура округов), городским имуществом (здания, земельные участки и т.д.), имуществом граждан РФ, которое расположено в СПб.

Пункт 3 ст. 214 и п. 1 ст. 125 ГК РФ, на которые сослался В.Я. Болышов, не содержат указания, что права собственника (от имени собственника) по распоряжению имуществом собственника осуществляют именно органы исполнительной власти. Пункт 2 ст. 125 также не содержит ссылок на то, что распоряжение имуществом жителей соответствующих МО осуществляют органы исполнительной власти. Статьи 289 и 290 ГК РФ также не содержат ссылок на то, что имуществом жителей многоквартирных домов распоряжаются органы исполнительной власти субъекта РФ. По смыслу статьи 10 Конституции в РФ должно быть четкое разграничение полномочий, и органы исполнительной власти не имеют права осуществлять функции представительных органов. Это грубое нарушение норм права. Следовательно, Устав города противоречит Конституции и ГК РФ в силу следующих основных причин. Распоряжение имуществом граждан всех видов общей собственности происходит без согласования с собственником имущества, не в интересах собственника этого имущества, и его осуществляют органы, не уполномоченные законом на представительские функции и управление этим имуществом.

Ссылки прокурора Болышова на статьи Земельного Кодекса, якобы позволяющего органам исполнительной власти СПб (единоличное, без согласования с собственником имущества) распоряжение и отчуждение (в частную собственность) земельных участков, не соответствуют нормам права. Статья 3 ГК РФ гласит, что любые акты, которые противоречат ГК РФ, должны быть приведены в соответствие с нормами ГК РФ. Статья 130 ГК РФ относит земельные участки к недвижимому имуществу. Гражданский кодекс является законом прямого действия. Пункт "о" статьи 71 Конституции относит гражданское право к предметам ведения РФ. Это значит, что Земельный Кодекс, местные Уставы, положения о КУГИ, местные законы и распоряжения местных органов власти не обладают юридической самостоятельностью в данном диапазоне права. Кроме того, я не раз повторяла, вопросы распоряжения недвижимым имуществом не могут регулироваться актами, отнесенными к земельному, жилищному, административному, муниципальному и иному праву. Регулирование имущественных отношений набором разных статей, надерганных из разных отраслей права, создало питательную среду для массового нарушения имущественных и иных прав граждан, коррупции чиновников при распоряжении имуществом, которое не может им принадлежать по закону, равно как и отсутствует норма права для исполнительных органов на распоряжение этим имуществом. Это называется манипуляцией сознанием в массовых масштабах, подменой понятий с целью злоупотребления служебным положением, отсутствием единого правового пространства в РФ. В целом, такое манипулирование нормами права привело к отсутствию смысла существования права как такового. Санкт-Петербург живет по понятиям и распоряжениям местных чиновников без ссылок на источник права (нормативно-правовую базу). Это признак не правового государства, а отсталого феодально-крепостнического общества с элементами рабовладения. Если назвать вещи своими именами, то это называется воровством, замаскированным фиговым листочком.

"Согласования" чиновниками из разных подразделений Правительства СПб "перевода" пригодных для жилья помещений в т.н. "нежилые" путем получения мзды от собственника этих помещений является нарушением норм гражданского и жилищного права. "Жилищное право", статьи которого позволяют ухудшать жилищные условия граждан, для которых квартиры в жилых домах являются единственным местом проживания, по сути, не имеет никакого отношения к жилищному праву. Преамбула Жилищного кодекса, которая содержит цель принятия закона, и содержание вступают в противоречие друг с другом. Ряд статей ЖК не позволяют реализовать права граждан, и способствуют их ущемлению и фактическому лишению этих прав. Такое "ЖП" - типичный пример коррупции в массовых масштабах, когда за деньги отдельно взятый гражданин приобретает индульгенцию на нарушения жилищных прав других граждан. Квартира, которую такой гражданин за "узаконенную" мзду "переводит" в "нежилую", представляет источник извлечения из нее прибыли, дополнительный для него источник дохода, а вовсе не жилье. В то время как для других обитателей дома и собственников общего имущества, это их единственное жилье и место отдыха. При чем тогда здесь жилищное право, которое по статусу призвано защищать жилищные права граждан, улучшать их условия проживания? До введения ЖК нежилыми признавались помещения, которые действительно были не пригодны для проживания людей в силу неустранимых дефектов. Сегодня жилищное право превратилось в инструмент для наживы отдельных собственников "переводных квартир" и чиновников (исполнительных органов власти). Ранее решения о признании квартир непригодными для проживания принимали представители населения - советы народных депутатов. Сегодня эти "согласования" без ссылок на нормы права выдают чиновники, которые не являются представителями собственников. Какое отношение к "переводу" жилья вообще могут иметь исполнительные структуры? Жилые дома превращаются в нежилые, не удобные для проживания граждан, поскольку есть огромная разница, когда за стеной, этажом ниже живут люди, или расположен магазин промышленных товаров и игровые автоматы. Нагрузка на общие домовые сети растет. Стоимость жилья падает, происходит незаконное вмешательство в общие конструкции дома для оборудования изолированного выхода из т.н. "нежилого помещения". На общих несущих конструкциях появляются нагромождения в виде вытяжек. Общие дворовые территории заняты приямками и крылечками. Газоны переоборудуют под парковки для посетителей. Город стал страшилищем из-за огромного количества приямков, крылечек, лестниц, вытяжек, кондиционеров, нагромождения рекламных вывесок над этими "нежилыми" квартирами и пр. Прокурор и юрист, который все это называет жилищным правом, должен быть дисквалифицирован. Речь идет о коммерческих услугах, которые органы исполнительной власти и иные государственные органы вместо осуществления государственных полномочий, предоставляют отдельно взятым гражданам, для которых "переводные квартиры" не являются жильем, а являются средством извлечения прибыли. При чем эти действия происходят именно путем нарушения прав других граждан, для которых это единственное место проживания. Т.о., статьи 22 и 23 ЖК РФ противоречат пунктам 2 статей 4 и 8, статьям 9, 10, 12, 15, 16, п. 3 ст. 17, ст. 18, п. 2 ст. 19, ст. 21, ст. 25, п.п. 1-3 статьи 35, ст. 36, ст. 42 Конституции РФ, а также п. 2 ст. 209, п. 4 ст. 212, статьям 244, 246, 288 - 290 ГК РФ.

Как следствие нарушения конституционных и гражданских прав, намечаемая хозяйственная деятельность в жилом доме не проходит экологическую экспертизу в соответствии с ФЗ - 174 "Об экологической экспертизе". Граждан также лишают права на участие в градостроительной деятельности и общественного обсуждения при градостроительной деятельности, к каковой относятся действия по реконструкции помещений с вмешательством в общие несущие конструкции жилого дома, изменение облика здания и придомовой территории.

Прокуратура обязана понимать, что "перевод квартир", то есть оборудование помещений для коммерческих целей, не имеющих отношения к целям проживания в жилом доме, не является предметом рассмотрения жилищного права. Это вопросы гражданско-правовых отношений, поскольку один собственник из-за своих коммерческих интересов (не жилищных - он не живет в этом доме) нарушает права других собственников, у которых падает стоимость жилья, значительно ухудшаются условия проживания. Источником конфликта интересов граждан являются органы государственной власти, как на федеральном уровне, так и на местном. Одни пишут такое "законодательство" в угоду другим, полагаю, не на безвозмездной основе. А третьи, в лице судов и прокуратуры, занимаются вольным толкованием общепринятых норм права в угоду первым двум. Как следствие, население является заложником тотальной коррупции в рядах органов государственной власти.

Аналогичным образом органы исполнительной власти занимаются продажей не принадлежащих им чердаков для их дальнейшей реконструкции под мансардные помещения. Все эти действия происходят без согласования с другими собственниками общих помещений. Здесь равным образом (ссылаясь на ЖК РФ) заинтересованные лица, видимо, не безвозмездно, "протащили" п. 1 ст. 36, который ограничил, по сравнению со статьями ГК РФ (289 и 290) права граждан на общие помещения в доме. Общие помещения и общее оборудование (ГК РФ) путем перекрестного скрещивания превратились в общие помещения, "в которых имеются инженерные коммуникации" (ЖК), хотя статья 290 ГК РФ таких ограничений не содержит. Получив "согласования" чиновников, заинтересованное лицо пробирается на общий чердак или в подвал, выносит оборудование за пределы помещения ... и готово. У собственников общего имущества - имущества уже нет, зато оно появляется у лица, получившего "согласования" от лиц, не имеющих права на распоряжение этим имуществом. Только это не нормы права. Это захват властных полномочий, коммерческая, а не государственная, тем более, исполнительская деятельность. Это коррупция федерального масштаба, и злоупотребление служебными полномочиями. Государственные органы (служащие) ничего не производят, не вносят средства в бюджет, а только проедают эти бюджетные средства, заработанные гражданами, чьи интересы они должны обслуживать, и, чьи права защищать. В придачу они устроили себе коммерческую деятельность из своих "государственных" полномочий, которые на самом деле они не осуществляют. Ибо государственные полномочия - это в первую очередь, исполнение статей 2 и 18 Конституции, а не коммерция исполнительных структур, которая в массовых масштабах наносит гражданам вред, ухудшает их условия проживания, губит их среду обитания. Город уже перенасыщен "нежилыми" помещениями, а значит, транспортом, который уже негде парковать, кроме как на газонах, пешеходных дорожках, тротуарах, во дворах жилых домов, или в 3 ряда на узких дорогах в историческом центре. Никто не штрафует нарушителей, это просто не возможно физически. Эти вопросы невозможно урегулировать незаконным эвакуатором или разовыми штрафами. Это системный кризис управления мегаполисом.

Я не знаю, какими нормами права руководствовался Арбитражный суд СПб и ЛО, когда заключал мировое соглашение между двумя не собственниками помещения 13-Н, расположенного в подвале дома 11 по улице Миллионной. Как "купля - продажа" может осуществляться лицами, не имеющими правоустанавливающих документов с указанием основания возникновения у них права на указанный объект недвижимости? Прокурор Болышов пишет, что данное решение не противоречит закону (какому?), и не нарушает права и законные интересы других лиц (жители дома жалуются???). Помещение 13-Н (подвал, в котором находится общий водомерный узел) отнесено Гражданским кодексом к общим помещениям дома 11 на улице Миллионной. Следовательно, оно уже не могло по закону стать предметом спора между КУГИ и ОАО "Центр-Сервис". Государственная регистрация права по закону также не могла произойти. ГУЮ ГБР могло только зафиксировать отъем общего имущества граждан (подвала), проживающих в доме в пользу компании, которая занималась обслуживанием сети общественных туалетов, поскольку основанием для возникновения права является ссылка на статью ГК РФ, а не сговор между КУГИ, туалетной компанией, Арбитражным судом и ГУЮ ГБР. При этом роль суда, исполнительного органа (КУГИ) и регистрирующего такие "права" подразделения Минюста весьма неприглядна, и должна рассматриваться в рамках уголовного права. Налогоплательщику не ясен смысл содержания таких "органов", равно как и прокуратуры в роли гуру, разъясняющего, почему воровство, которое совершают государственные органы, воровством не является.

Я не понимаю юридического термина "отказ Капеллы от земельных участков". Кто она эта "Капелла"? Равно, как я не понимаю другого юридического изыска "Правительство приняло отказ". Бессрочный землепользователь не является собственником недвижимого имущества и не обладает правом распоряжения, правом на отчуждение или отказ от имущества. Как я указывала выше, право распоряжения недвижимым имуществом принадлежит только его собственнику. "Капелла", которая благополучно "отказалась" от права на недвижимое имущество, никогда этого права не имела, следовательно, нельзя отказаться от того, чего не имеешь. Распоряжение федеральным имуществом отнесено к ведению РФ (п. "д" статьи 71 Конституции). Реальный собственник (граждане РФ) не отказывался от своего права на землю, помещений Капеллы, которая имеет статус ансамбля (ст. 3 ФЗ "О культурном наследии"). Термин "Ансамбль" не предполагает никакого членения единого архитектурного комплекса. Не предполагает и "растаскивания" культурного наследия граждан РФ на "федеральное" и "городское", целью которого является банальная его распродажа в частные руки. Я не удивляюсь, что тот же Арбитражный суд СПб и ЛО принял очередное "законное" решение, но без каких- либо ссылок на нормы права. Хочу заметить, что я неоднократно писала в Генеральную прокуратуру, что суд в СПб не руководствуется нормами права, а предпочитает ссылки на распоряжения местных чиновников, в то время как суд обязан ссылаться на Конституцию и ФЗ (п. 1 ст. 120 Конституции). Если же суд устанавливает несоответствие каких-либо актов Конституции и ФЗ, то он обязан принять решение в соответствие с законом, то есть нормами права (п. 2 ст. 120). Увы. Суд в СПб не принимает решения на основании норм права, не мотивирует свои решения этими нормами, в лучшем случае, пишет ссылку на ГПК РФ. Поэтому назвать такие решения "законными" язык не поворачивается. Архив АТОС содержит много "решений" без каких-либо ссылок на нормы права. Зато они изобилуют выражениями: "по мнению суда". Судить должен не судья, он только инструмент для правосудия. Судит право, на которое обязан сослаться судья в мотивировочной части решения. В чем же тогда смысл правосудия как такового? Правосудие представляет собой печальное зрелище, оно стало инструментом "узаконивания" неправомерных решений органов государственной власти, что также является нарушением принципа разделения полномочий и независимости судебных органов (ст. 10, п. 1 ст. 120 Конституции). Прокуратура лицемерно сообщает, что не вмешивается в отправление "правосудия". Только это не правосудие, а подмена правосудия процедурами и злоупотребление процессуальным правом. Суд обслуживает интересы органов исполнительной власти и заинтересованных в нужном решении лиц, используя судебные полномочия как инструмент манипулирования законом. Собственно, все так далеко зашло, что эти лица не стесняются об этом говорить. Не далее, как вчера (05.09.05), губернатор города, представитель органов исполнительной власти (уже не в первый раз) заявила в прямом эфире (5 канал СПб телевидения) о том, что она велела судам принимать решения о выселении "должников" из квартир. Без комментариев.

У прокуратуры, несмотря на неоднократные заявления АТОС также не вызывает беспокойства тот факт, что органы исполнительной власти занимаются незаконным сбором средств на так называемые коммунальные платежи. Прокуратура "не понимает", что нормы права устанавливают, что потребитель услуг обязан платить только за фактически предоставленные услуги и услуги того качества, которые предусмотрены Договором. Прокуратура также "не понимает", что Договор заключается не с органами исполнительной власти, а непосредственно с поставщиком услуг, и, что поставщик услуг не имеет права требовать оплаты услуг, которых он не предоставлял. Суд "не понимает", что обязан изучить каковы правоотношения сторон, и принимает и "удовлетворяет" исковые требования (вплоть до выселения) от лиц, не имеющих отношения к предоставлению услуг, то есть от ненадлежащих истцов. Такое "правосудие" по указке губернатора называется дышлом, и к европейским нормам права отношения не имеет. В противном случае, у граждан уже давно были бы договора с поставщиками услуг, и им не пришлось бы платить некую коммунальную дань (при полном отсутствии обслуживания) органам исполнительной власти, как во времена татаро-монгольского ига: "Не будешь платить дань - отберем имущество и выселим". Несколько дней назад органы исполнительной власти велели отключить целый квартал в Адмиралтейском районе от водоснабжения. При этом оборудование, которое они отключали, принадлежит гражданам, проживающим в многоквартирных домах, а вода - поставляется "Водоканалом", с которым у граждан нет договорных отношений. При чем здесь органы исполнительной власти? Какова их роль в предоставлении услуг водоснабжения? Где здесь разгосударствление и рыночные отношения? Где защита прав потребителей? Где вообще реформирование в указанном секторе: защита прав собственников общего имущества многоквартирных домов и потребителей услуг, поощрение рыночных отношений, конкуренция, повышение качества услуг? А нет этого. И не будет, потому что это опять сфера коммерческих интересов органов исполнительной власти и приближенных к ним ассоциаций, компаний и пр.

В городе отсутствуют необходимые льготникам лекарственные препараты. Подавляющее большинство этих граждан, устав от хождений по аптекам и поликлиникам, от очередей, вынуждено писать заявления об отказе от льготных лекарств, хотя у них нет средств на покупку дорогостоящих лекарств. Но люди рассуждают так: лучше малые деньги ("соц. пакет"), чем ничего вообще. Ответственность за такое "обслуживание" и "предоставление льгот" по обеспечению лекарствами лежит на органах государственной власти.

Для сведения сообщаю, что в ФЗ "О прокуратуре" есть Глава 2 "Надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина". Там сказано, что прокуратура принимает меры по предупреждению и пресечению нарушений прав и свобод граждан, привлечению к ответственности лиц, нарушивших закон, и возмещению ущерба. Когда нарушены права и свободы значительного числа граждан, нарушение приобретает особое общественное значение, прокурор предъявляет и поддерживает иск в суде в интересах пострадавших. Статья 27 закона не содержит ограничений в отношении Конституционного суда. Ст. 46 и п. 1 ст. 47 Конституции гарантируют гражданам судебную защиту в суде, к подсудности которого оно отнесено законом (без исключений для Конституционного суда). Статья 28 ФЗ "О прокуратуре" гарантирует гражданам, что прокурор принесет протест, если акт нарушает права человека и гражданина, и обратится в суд для защиты прав этих граждан. У прокуроров есть право внесения протеста и представления в адрес должностных лиц или органов, нарушающих права граждан. Только прокуратура этим не занимается, потому что тоже находится в зависимости от исполнительных органов, и ради каких-то прав и свобод граждан не хочет нарушать вошедшее в привычку, но аномальное с точки зрения права, status quo.

Например, при так называемой "реструктуризации" аптеки 126 были нарушены все нормы права. КУГИ не является собственником унитарного предприятия, поэтому не понятно, на каком юридическом основании не собственник имущества проводил реструктуризацию, утвердил передаточный акт, к тому же не подписанный действующим на момент передачи директором и бухгалтером предприятия. При регистрации права КУГИ обязан предоставить правоустанавливающий документ с указанием основания возникновения у него права на данное предприятие, а также на помещение, в котором находится предприятие. Распоряжение казенным имуществом осуществляется по согласованию с собственником имущества (ст. 297 ГК РФ, ФЗ "О государственных и муниципальных предприятиях"). Противоречия заключаются в следующем:

  • не собственник имущества составил и утвердил передаточный акт в нарушение п.п. 2 статей 30 и 31 ФЗ "О государственных и муниципальных предприятиях",
  • кто, если не материально ответственное лицо (директор), и кому передал имущество и обязательства ГУП "Аптека 126"? Какие действия понимает под передачей имущества представитель КУГИ, если передача имущества отсутствовала, а акт был составлен в одностороннем порядке. Имеют место нарушения статей ГК РФ (58, 59), статьи 31 ФЗ "О государственных и муниципальных предприятиях" от 14 ноября 2002 г. номер 161-ФЗ, Приказа Минфина РФ от 20 мая 2003 г. номер 44н. Регистрирующий права орган юстиции без подтверждения права и наличия оформленного в законном порядке передаточного акта не имеет права производить регистрацию права.
Кроме того, сама "передача" имущества и полномочий происходила самым диким образом путем взлома сейфа, изъятия документов и личных вещей действующего на тот момент директора аптеки. При этом прокуратура Приморского района сообщает, что "надзор за исполнением законов органами власти субъекта РФ, в том числе КУГИ СПб и Комитетом по здравоохранению Правительства СПб действующим законодательством не отнесен к компетенции прокуратуры района". Мне странно, что прокурор М.И. Коваль не знает, что для граждан не существует районной и городской прокуратуры. Она федеральная, как и суд. Статья 129 Конституции и статья 1 ФЗ "О прокуратуре" гласят, что прокуратура составляет единую централизованную систему, которая осуществляет надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов РФ. В этой же статье 1 ФЗ указано, что прокуратура (в том числе, районная) осуществляет надзор за соблюдением законодательства органами государственной власти, куда входят КУГИ, комитет по здравоохранению и т.д. Районная прокуратура является федеральной и ее полномочия по надзору не ограничены ФЗ "О прокуратуре" (ст. 16). Создание прокуратуры в районах обусловлено не ограничениями районной прокуратуры в полномочиях по надзору, а удобством для обращения граждан. Любое территориальное деление условно, а правовое поле для единой системы федеральной прокуратуры должно быть единым и неделимым.

Меня не удивляет очередное сообщение прокурора о том, что насильственный взлом сейфа автогенным резаком с последующим изъятием чужих документов и вещей, которые до сих пор находятся у взломщика (Шишковой М.В.), является нормой права для передачи имущества при "реорганизации" аптеки. Осталось загадкой, как тогда прокурор квалифицирует подобные действия, если в них, по его мнению, нет признаков хищения? Это значит, что таким образом можно "реструктурировать" все, что захочется, ведь "надзор не отнесен к компетенции прокуратуры", взлом сейфа и присвоение чужого имущества - "не хищение", по мнению прокуратуры. При этом ссылка на закон, как всегда отсутствует. Передача имущества без передаточного акта, регистрация права, которого нет и быть не может - норма. Такого же мнения придерживается и прокурор города, видимо, надзор за соблюдением законодательства органами государственной власти также не входит в его компетенцию. Видимо, надзор не входит и в компетенцию Генеральной прокуратуры, так как она не сочла нужным ответить на протест АТОС по поводу ответа прокурора СПб Зайцева. Пусть пишет, что хочет. И вообще это "норма" - получить ответ от районного или городского прокурора после ответов прокурора города. "Нормой" также является сообщение и.о. председателя Комитета по здравоохранению В.Е. Жолобова, что госпожа Шишкова, которая умеет вскрывать сейфы и присваивать чужое имущество, не хочет выплачивать средства, причитающиеся уволенному из-за реорганизации директору аптеки 126 Зубовой Г.Л.

Все это называется захватом властных полномочий и присвоением государственными органами права на управление имуществом граждан СПб, лишение граждан права на самоуправление и участие в управлении государством, а также массовыми нарушениями конституционных прав граждан. Государственные органы игнорируют основополагающие статьи Конституции (3, 12, 32), а надзор за их соблюдением прокуратурой не производится. Это причина коррупции, отсутствия реформирования и положительной динамики в развитии экономики. Зачем развивать экономику, когда можно сдавать в аренду и продавать помещения в многоквартирных домах, "переводить" жилье в "не жилье", продавать землю и здания. Затем проедать эти средства, лишая граждан необходимой для жизни инфраструктуры, ухудшая их условия проживания. Этот способ управления не нов, он присыпан тем же нафталином, что и политика "нефтяной иглы".

08 сентября 2005 г.   С уважением,
Галина Белкова

 



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2022