Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

Советское Возрождение

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

 

Муниципальная альтернатива

Анализ прошедших 14 сентября 2014 года региональных и муниципальных выборов вряд ли может трактоваться как успех левых сил. Подробное обсуждение итогов состоявшегося единого дня голосования с учётом местных особенностей ещё предстоит. Но уже сейчас понятно, что российским левым необходима своя муниципальная программа, без которой они вряд ли смогут достучаться до социально активной и думающей части избирателей. Время для обсуждения подобной программы назрело.

Мне представляется важным при обсуждении предложений в муниципальную программу левых сил донести до читателей опыт действующего уже более десяти лет в Санкт-Петербурге Движения гражданских инициатив (ДГИ). Очевидно, что заботы жителей мегаполисов существенным образом отличаются от проблем, занимающих жителей российской глубинки, русской деревни, небольших провинциальных городов Нечерноземья, сибирских или дальневосточных территорий, районов Крайнего Севера. Это предварительное замечание необходимо сделать, в первую очередь, для того, чтобы у читателей не сложилось ложного впечатления, что наработки ДГИ претендуют на универсальность или всеохватность.

Мы уже не раз писали о социальных проблемах северной столицы России, которые всё более и более обостряются в условиях экономического кризиса. Развитие на берегах Невы социального движения и эволюция первоначально стихийно возникающих инициативных групп граждан ведёт их к осознанию не только необходимости координации своих усилий, перехода от локальной самоорганизации к солидарным действиям в рамках общегородских кампаний по тем или иным конкретным поводам (например, при подготовке и общественном обсуждении поправок в Генеральный план развития Санкт-Петербурга), но и к пониманию необходимости системных изменений в сфере городского управления, пусть даже и не выходящих пока за узкие рамки буржуазной демократии.

В качестве первоочередного изменения в системе управления городом на Неве мы выдвигаем идею демократизации общественной жизни, усиления роли представительных органов власти и формирование полноценного местного самоуправления, а не 111 убогих муниципальных образований, существующих ныне, фактически целиком зависимых от городской исполнительной власти, лишенных реальных полномочий и источников финансирования. Как отмечает председатель Координационного Совета ДГИ Евгений Козлов, "тотальная коррупция в органах власти, наряду с обнищанием и деградацией населения является визитной карточкой современной России, в стране сложилась система кормления, когда чиновники, придя к власти, начинают жить за счет своей должности. Как же преодолеть эту социальную болезнь, как избавиться от чиновничьего беспредела и безответственности?

Все мы наблюдали, как на протяжении целого десятилетия правящий режим декларировал единственное средство лечения - укрепление вертикали исполнительной власти, свертывание демократических институтов. Но, система личной преданности чиновников вышестоящему начальству и "ручного управления" в кризисных точках со стороны правящего тандема показала свою полную несостоятельность. Можно ли пресечь эти авторитарные тенденции и восстановить систему гражданского и политического контроля за исполнительной властью субъекта федерации, не меняя федерального законодательства? Оказывается, это можно сделать, не пересматривая федеральных законов "О политических партиях", "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации".

Россия все же является федеративным государством, и по Конституции, каждый субъект федерации, в том числе и Санкт-Петербург, имеет право самостоятельно определять модель взаимоотношений исполнительной (правительство) и представительной власти (парламент). Значит, достаточно внести изменение в Устав Санкт-Петербурга и эти нормы федерального закона из разряда возможного перейдут в действительное. Конкретно речь идет о внесении поправок в статьи Устава "Губернатор СПб" (ст. 37), "Полномочия губернатора" (ст. 42) и "Правительство Санкт-Петербурга" (ст. 43).

Смысл этих поправок должен состоять в том, что губернатор остается высшим должностным лицом Санкт-Петербурга, но полномочия его изменяются. Наряду с губернатором, представляющим Санкт-Петербург во взаимоотношениях с федеральными органами власти, вводится должность Председателя правительства как главы высшего органа исполнительной власти Санкт-Петербурга. Предложение занять эту должность и сформировать состав правительства Санкт-Петербурга губернатор даёт по итогам выборов в Законодательное собрание партии (коалиции партий) имеющих большинство в городском парламенте. Состав и программа этого правительства утверждается парламентом Санкт-Петербурга (вместо нынешней процедуры согласования назначений вице-губернаторов).

Может появиться в Уставе Санкт-Петербурга и предусмотренная федеральным законом процедура выражения недоверия со стороны большинства членов Законодательного собрания Председателю правительства или отдельным министрам, которая ведет к их немедленной отставке. Губернатор лишается права освобождать от должности членов Правительства, утверждаемых городским парламентом". Учитывая то обстоятельство, что поправки в Устав Санкт-Петербурга принимаются большинством в 2/3 голосов от общего числа депутатов Законодательного Собрания, необходима победа оппозиции на выборах органа региональной представительной власти. Эта задача, разумеется, не из простых, что, однако, не отменяет необходимости начала открытой общественной дискуссии о политической реформе в нашем городе.

Для реального, а не декларативного осуществления в Санкт-Петербурге народовластия, обеспечения гражданских прав и законности, народного контроля за деятельностью чиновников необходимо и осуществление кардинальной реформы местного самоуправления. Муниципальные образования надо укрупнить до существующих ныне 18 административных районов, дать им полномочия, позволяющие сформировать свой районный бюджет, назначать и контролировать районные администрации.

Не менее важным, считают в ДГИ, стало бы "закрепление в законодательстве Санкт-Петербурга статуса территориального общественного самоуправления (включая домовые комитеты и комитеты микрорайонов) как полноправного представителя интересов жителей и базовой основы местного самоуправления в Санкт-Петербурге". В вопросах благоустройства, жилищной и градостроительной политики без этого не обойтись. На муниципальные органы власти в районах и органы территориального общественного самоуправления в микрорайонах можно было бы возложить и важнейшую функцию подготовки и проведения общественных слушаний, которым стоит придать не нынешний рекомендательный, а обязательный характер.

Мнение граждан должно быть обязательно учтено, а в случае серьёзных разногласий на общественных слушаниях должны проводиться районные или местные референдумы. Необходимо "прекратить манипуляции с общественными обсуждениями, когда на слушания выносятся предпроектные разработки, а строительство ведется по существенно отличающимся от них проектам, не прошедшим экологической экспертизы".

Как правило, наиболее существенные разногласия в ходе общественных слушаний происходят при обсуждении проектов тех или иных градостроительных решений, городской градостроительной политики в целом. По мнению председателя Координационного Совета ДГИ Евгения Козлова, "практика реализации градостроительной политики в Санкт-Петербурге выявляет следующие ее проявления, присущие всем мегаполисам, попавшим под воздействие неолиберальной глобализации:

1) увлечение высотными архитектурными проектами, отражающими амбиции ТНК и стремление к максимальной эксплуатации дорожающих городских земель; 2) переселение коренного населения из традиционных кварталов проживания на окраины, финансовые спекуляции на рынке недвижимости и создание социального гетто для малообеспеченных слоев населения; 3) приоритет частных интересов над общегородскими, стремление к максимализации прибыли застройщика за счет экономии на социальной инфраструктуре и уплотнении застройки; 4) вытеснение жилой функции и промышленной функции зонами деловой застройки и индустрии услуг и развлечений (офис и сервис поглощают жилые кварталы центра городов); коллапс транспортной инфраструктуры, вытеснение общественного транспорта персональными автомобилями".

В условиях, когда бюрократический произвол и коррупция, открытое и завуалированное лоббирование чиновниками интересов строительных магнатов обеспечивается прямым подчинением контролирующих структур городской исполнительной власти и фактическим свертыванием полномочий экологической и санитарно-эпидемиологической экспертиз после принятия ныне действующего Градостроительного кодекса РФ, борьба против уплотнительной застройки и разрушения исторической части культурной столицы России становится важнейшим политическим фактором, способствующим самоорганизации граждан в борьбе против "культурного и морального нигилизма нуворишей, привыкших, что все продается и покупается".

Органичной составной частью муниципальной программы левых сил в крупных городах должен стать и новый подход к решению земельного вопроса на городских территориях. Не случайно ДГИ выступает "за обеспечение прав жителей как собственников общего имущества многоквартирного дома (включая его нежилые помещения и примыкающий земельный участок), за межевание городских земель и оформление домовладений за счет бюджета Санкт-Петербурга, за общественный контроль в процессе инвентаризации городского жилищного фонда и составления городского земельного кадастра", за отказ "от спорадического межевания за счет средств и в интересах инвестора" и запрет на предоставление под новое строительство земельных участков без проектов межевания, которые должны быть разработаны исключительно за счет городского бюджета.

Насущной необходимостью становится система общественного контроля и в жилищной сфере. Система территориального общественного самоуправления, о которой уже говорилось выше, может превратиться в систему общественных инспекций в сфере ЖКХ, получив право контроля за расходованием средств на содержание жилого фонда и придомовых территорий, а не только куцые полномочия собраний собственников жилья по нормативам отчислений на капитальный ремонт в условиях, когда буржуазная власть категорически не желает возвращать гражданам долги по "недоремонту" многоквартирных жилых домов, сложившиеся из платежей прежних лет. Общественные инспекции в сфере ЖКХ могли бы в оперативном режиме и непосредственно на месте возникновения проблемы принять меры для её решения. Это особенно важно при аварийных отключениях воды и электроэнергии, возникновении прорывов теплосетей и канализации, появлении других нештатных ситуаций. Кроме того, эта деятельность послужит дополнительным барьером на пути возможных злоупотреблений при расчёте суммы за оплату коммунальных услуг, при определении тарифной политики естественных монополистов и управляющих компаний.

В рамках борьбы за реализацию права граждан на благоприятную среду обитания не стоит забывать и об экологических проблемах мегаполиса. Это и развитие экологически чистого общественного транспорта, в первую очередь, трамвайного движения, и рационализация транспортных потоков, включая транзитные, и возможные ограничения на коммерческие перевозки в историческом центре Санкт-Петербурга, и повсеместное введение специальных выделенных полос для городского социального транспорта, и отказ от строительства новых мусоросжигательных заводов, и наведение порядка в деле размещения и функционирования свалок и полигонов твёрдых бытовых отходов, проведение рекультивации отведённых под это назначение земель.

Само собой разумеется, это лишь первые, сугубо схематичные намётки, которые можно было бы использовать при обсуждении муниципальной программы левых сил. Думается, что дискуссия на данную тему будет весьма полезной и своевременной.

24 сентября2014 г.   Владимир Соловейчик
http://rabkor.ru/left-winger/2014/09/24/municipal-alternative

 



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2022