Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

 

Экономика периферийного российского капитализма как основной итог
тридцатилетних рыночных преобразований в нашей стране
(тезисы доклада исполкома РПК)

1. Три десятилетия тому назад июньский (1987 года) пленум ЦК КПСС принял решения по экономическим вопросам, фактически открывавшие дорогу рыночным трансформациям тогдашней советской плановой экономики. Политические решения ЦК КПСС были тогда же оформлены для их реализации на практике соответствующими постановлениями Совета Министров СССР. Таким образом советское руководство предполагало решить проблему дефицита товаров народного потребления, расширить их ассортимент и улучшить качество, наладить устойчивую работу сферы услуг и бытового обслуживания населения. Однако, эти надежды не оправдались. Наиболее важными последствиями этих решений почти сразу же стали:

- формирование в 1987-88 годах специфической "комсомольской экономики" посредством создания структур, использованных правящей номенклатурой для формирования и легализации наличных накоплений благодаря узаконенной деятельности системы научно-технического творчества молодежи (НТТМ как "кузница будущих олигархов и приватизаторов");
- создание, начиная с 1987 года, номенклатурных совместных предприятий с зарубежными партнерами, уже в те годы сопровождавшееся выводом активов зарубеж;
- ликвидация монобанковской советской системы, при которой Совет министров СССР напрямую контролировал Госбанк СССР, а через него специализированные банки, создание двухуровневой банковской системы, при которой специализированные банки были ещё в 1988 году выведены из-под контроля государства и в дальнейшем акционированы, а также стали как грибы после дождя появляться новые коммерческие банки;
- конвертация власти в собственность представителями правящей номенклатуры посредством преобразования руководимых ими министерств и ведомств в государственные концерны, которые затем акционировались (первопроходцем тут выступил Виктор Черномырдин, осуществивший подобный переход ещё в августе 1989 года).

2. После краха Советского Союза его бывшие республики встали на путь теперь уже открытых либерально-рыночных реформ, которые с учётом сложившегося на тот момент разделения труда в рамках глобального капиталистического рынка не был и не мог быть переходом к высокоразвитому, обеспечивающему высокий уровень жизни капитализму "центра", ядром которого являются страны G7. Наша страна превратилась в зависимую и отсталую периферию "центра". Этот процесс сопровождался переходом к упрощённой структуре производства с низкой добавленной стоимостью и трансформацией социальных отношений посредством пауперизации основной массы населения, создания резервной армии дешёвого и зачастую ручного труда и взращивания компрадорской буржуазии из местных правящих элит. Эта буржуазия стала посредником в эксплуатации "центром" дешёвых природных и людских ресурсов нашей страны.

3. Промышленное развитие РФ по сравнению с РСФСР советских времен существенно замедлилось, доля промышленности в общей величине добавленной стоимости резко сократилась. Внутри добавленной стоимости промышленности выросла доля сырьевых отраслей, в обрабатывающей промышленности производство упало и ассортимент продукции сократился, существенно понизился уровень кооперации, а разрыв производственно-технологических связей вызвал, в свою очередь, переход к куда более примитивным образцам продукции. Инвестиции (а, стало быть, и обновление основных фондов) стали поступать в экспортно-ориентированные отрасли с низкой степенью переработки сырья и, значит, с низкой добавленной стоимостью (энергетика, металлургия, лесное хозяйство, сельское хозяйство). Именно последние отрасли и определяют положительное сальдо внешнеторгового баланса РФ, обеспечивая экспорт, при этом доля экспорта изделий обрабатывающей промышленности крайне невелика в то время, как импортируются машины, оборудование, высокие технологии. Чистые доходы от внешней торговли не инвестируются в обновление основных фондов народного хозяйства РФ, а стимулируют массовый вывоз капитала зарубеж, кредитуя тем самым экономику стран "центра" глобального капиталистического рынка. Растет зависимость России от мировых финансовых институтов и крупнейших банков стран "центра": уже в прошлом году совокупный внешний долг нашей страны (государственные заимствования и долги коммерческих структур) составлял около 43% от её ВВП (на государственные заимствования приходится 12% от ВВП). При сохранении нынешних темпов, заложенных в принятом трёхлетнем федеральном бюджете, расходы только на обслуживание государственного долга РФ составят в 2019 году 92% от общей суммы расходов на образование и здравоохранение, осуществляемых из федерального бюджета.

4. В подобной ситуации понятно, почему падают доходы бюджетов всех уровней (в 2017 году потери федерального бюджета составят более 3 триллионов рублей по отношению к 2011 году), что, учитывая роль буржуазного государства в экономической жизни РФ, фактически сводит на нет все громко декларируемые властью структурные преобразования в промышленности и на селе. Снижая инвестиционные расходы в федеральном бюджете, правительство РФ заведомо снижает и роль государства в сфере инвестиций, в управлении экономическими процессами, отказывается от влияния на развитие экономики в целом и отдельных её отраслей в частности. По данным Счётной платы РФ, ещё в конце 2015 года степень износа основных фондов в нашей стране впервые превысила 50%. При этом в том же 2015 году на производство машин и оборудования в том же году было направлено всего 0,8% от общего объема инвестиций в основной капитал. И без того низкие, по отношению к мировому уровню, расходы на человеческий капитал и науку, в ближайшие три года буржуазная власть сократит по отношению к общему ВВП с 1,67% до 1, 33%. Это ещё более затормозит экономический рост в среднесрочной перспективе и затруднит модернизацию народного хозяйства РФ. На фоне снижения инвестиций в основной капитал падает производительность труда. Особенно критично, исходя из огромной территории нашей страны, выглядит сворачивание модернизации транспортной инфраструктуры. Так, если в 2014 году было построено либо реконструировано более 500 км дорог федерального значения, то в 2015 году - 369 км, в 2016 году - 280 км. Что касается нефедеральных трасс, то их финансирование из дорожных фондов осуществляется лишь на 13% от потребности.

5. В условиях периферийного капитализма налицо диспаритет цен. За годы рыночных преобразований в российской экономике сложились две неравные группы отраслей с ценами, растущими относительно быстрее и относительно медленнее, чем в среднем по стране. Первая группа включает топливно-энергетический комплекс, цветную и чёрную металлургию, пищевую промышленность, транспорт и ряд отдельных предприятий других отраслей, тогда как вторая группа - все остальные. Компании привилегированного сектора располагают возможностью ограничить предложение своей продукции на внутреннем рынке, так как они могут экспортировать её. Эта власть над внутренним рынком реализуется в росте внутренних цен, что приводит к неконтролируемому разбуханию издержек обрабатывающей промышленности и переливу капитала из этого сектора в добывающие производства. Через завышение цен на свою продукцию, капиталисты привилегированного сектора перераспределяют в свою пользу капитал из сектора жертв диспаритета. То обстоятельство, что привилегированное положение в структуре цен занято капиталом экспортного сектора с низкой степенью обработки сырья, отражает периферийный статус отечественной экономики. Дело в том, что продукция обрабатывающей промышленности не допущена транснациональным капиталом на мировой рынок. А предприятия энергетики и металлургии снабжают своей продукцией корпорации "центра", встраиваются в их глобальные производственные цепочки.

6. Показательно, что отток капитала составляет доминирующую черту российской экономики как в период кризисов, так и в период подъёмов. Нестабильность положения крупных капиталистов ведёт к тому, что они стремятся извлечь максимальные доходы как можно быстрее, а зафиксировав чистую прибыль, выводят её зарубеж через цепочки подставных фирм, зарегистрированных в "оффшорах". При этом собственники продают продукцию подконтрольных им компаний этим посредникам, которые они же сами и основали, по ценам, гораздо ниже рыночных. Доходы от последующей перепродажи товаров уже по рыночным ценам, в конце концов, поступают на "оффшорные" счета собственников. Поэтому крупные капиталисты в массе своей стремятся понизить издержки путём сокращения заработной платы рабочих, сокращения инвестиций, ухода от уплаты налогов, расхищения фонда амортизации, присвоения кредитных ресурсов. Всё это ведет, в свою очередь, к дальнейшему сужению российского внутреннего рынка, ограничивает накопление фондов для развития и подрывает инвестиции в расширение производственных мощностей и обновление производства. Прибыли корпораций, ожидаемые от инвестиций в производственные мощности, становятся низкими. В результате компании отвергают крупные проекты с длительными сроками самоокупаемости. Поскольку именно такие проекты обычно имеют особое значение для внедрения технического прогресса, долгосрочные перспективы народного хозяйства РФ всё более ухудшаются.

7. Неблагоприятные тенденции в экономике ведут к сокращению реальных доходов граждан России. Составные части т. н. "вашингтонского консенсуса", по которому действуют МВФ, МБ, ВТО и другие институты капиталистической глобализации, предусматривают помимо приватизации, либерализацию цен и последующую финансовую стабилизацию, отказ от государственного контроля за ценами, их резкий взлёт, рост инфляции, потерю сбережений гражданами, а затем невыплаты зарплата и пенсий, урезание размеров социальных пособий. Налицо конфискация трудовых доходов граждан в пользу новых собственников. Реальная покупательная способность заработных плат и поныне так и не достигла советского уровня. Более того: реальные доходы населения сократились с осени 2014 года почти на 20% и продолжают падать (по данным Росстата, в первом квартале текущего года они снизились ещё на 0,2%, а реальный размер пенсии упал на 0,4%, несмотря на выплату "пятитысячной" единоразовой подачки). При таком падении трудовых доходов резко выросло социальное неравенство, постоянно падает потребительский спрос, что, в свою очередь, ещё более замедляет экономическое развитие. Усугубляются проблемы на рынке труда: в марте 2017 года, по данным Росстата, статус безработного получили 159 тысяч человек, а трудоустроено за тот же месяц лишь 82 тысячи человек.

8. Ускоренная приватизация сверху (согласно данным Счётной палаты РФ, государство выручило от приватизации менее 5 % рыночной стоимости своей бывшей собственности, многие государственные предприятия продали по цене в 20-30 раз меньшей, чем их реальная стоимость), предпринятая буржуазной властью с политическими целями - сформировать из бывшей номенклатуры, дельцов подпольной во времена СССР "теневой экономики", откровенно криминальных элементов и примкнувшей к ним части либеральной интеллигенции "с предпринимательской жилкой" класс новых частных собственников, новых капиталистов, способных эффективно противостоять трудящимся и не допустить новой революции, "коммунистического реванша" - сделала российскую буржуазию крайне неэффективной, ориентированной на вывоз капитала зарубеж, хищнической по методам хозяйствования структурой. В этой ситуации весьма важен не столько формальный, сколько фактический контроль над активами предприятий, что капиталисты обеспечивают путём связки с государственными чиновниками в погонах и без, делая буржуазное государство крупнейшим игроком в экономике. Вытекающие из неформального контроля над активами рейдерские захваты, недружественные слияния и поглощения бизнеса, "оффшоризация" финансовых потоков, разросшиеся службы безопасности, коррупционные связи с государственными чиновниками, криминальное насилие - таковы очевидные особенности современного периферийного капитализма в РФ.

9. Через тридцать лет после начала рыночных преобразований в нашей стране мы наблюдаем их итоги: упадок обрабатывающей промышленности в пользу добывающей; экспорт продукции с низкой и импорт товаров с высокой степенью переработки сырья; систематический и масштабный вывоз капитала; массовое обнищание населения и формирование резервной армии дешёвого труда; образование компрадорского капитала, выступающего в неприглядной роли посредника в эксплуатации природных ресурсов и населения своих стран в интересах "центра" мирового капитализма. Сложившаяся экономическая модель неэффективна, обладает очень низким потенциалом модернизации, не может обеспечить обороноспособность и подлинную независимость Российской Федерации.

10. Выходом из тупика неолиберальной экономической политики могли бы стать адресная поддержка "реального сектора" (промышленность, сельское хозяйство), вложение средств в высокие технологии, в первую очередь, информационные. Средства для этого можно получить посредством национализации естественных монополий, крупнейших коммерческих банков, введением прогрессивной шкалы НДФЛ. Важную роль в нашей пропаганде, помимо популяризации данных мер, должна сыграть борьба за устранение прибавочной стоимости в сфере новых цифровых сквозных технологий, за отказ от авторских прав в сфере обмена и оборота информации, за государственную собственность в ключевых производственных направлениях в сфере высоких технологий, включая информационные. Высокие технологии должны служить народу, а не быть коммерческими продуктами, не создаваться ради извлечение прибыли - такой лозунг может стать привлекательным для многих и многих наших потенциальных сторонников.

17 июня 2017 г.  

 



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2017