Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

 

Основание Коминтерна и немецкие коммунисты

Столетие со дня основания Коммунистического интернационала (Коминтерна) оживило в буржуазной печати, среди либеральных политологов и, говоря ленинскими словами, "казённо-полицейских историков" разного рода сомнительные, с точки зрения исторических фактов, версии. Пишется о якобы искусственном характере данной организации, созданной-де по воле Ленина без учёта реальных настроений европейского пролетариата и в отрыве от объективного анализа тенденций классовой борьбы в мире капитала. Ключевым "доказательством" тут выступает якобы имевшая место "особая позиция" немецких коммунистов, нежелание основателя Компартии Германии (КПГ) Розы Люксембург связывать себя в рамках Коминтерна организационным и идейным союзом с Лениным и русскими большевиками.

Если внимательно изучить историографию, то бросается в глаза, что основоположниками данной версии выступают бывшие руководители КПГ, ещё в 20-е годы прошлого века порвавшие с коммунистическим движением, и примкнувший к ним крупный полицейский чиновник Гюнтер Ноллау (5) (вице-президент BVS - "Ведомства по защите Конституции", тайной политической полиции буржуазной Германии (9)), специализировавшийся на подготовке "мотивировочной части" позорного решения Конституционного суда ФРГ о запрете деятельности КПГ (1956 год) и преследованиях коммунистов в тогдашнем боннском государстве. Речь идёт о трёх ренегатах. В первую очередь, вспомним о публикациях Рут Фишер (6), члена политбюро ЦК КПГ и исполкома Коминтерна (ИККИ), исключенной из партии и завершившей свою политическую карьеру сотрудничеством со спецслужбами США и дачей развёрнутых показаний в пресловутой "Комиссии Конгресса США по расследованию антиамериканской деятельности". Показания эти были направлены против родных братьев бывшей коммунистки - Герхарта Эйслера, видного функционера КПГ и ИККИ, а затем государственного деятеля ГДР, и композитора Ханса Эйслера, а также немецких писателей-антифашистов Бертольта Брехта и Лиона Фейхтвангера.

Во многом вторит Фишер её коллега по работе в ЦК КПГ и ИККИ Артур Розенберг (7), исключенный из КПГ вместе с Иваном Кацем и членом политбюро ЦК КПГ Вернером Шолемом. В отличие от Шолема, героически погибшего в 1940 году от рук нацистов в концлагере Бухенвальд, доктор политологии Розенберг вполне нашёл себя среди идеологов немецкой социал-демократии. В роли ещё одного "носителя исторической истины" выступает Франц Боркенау. В 20-е годы прошлого века он работал в аппарате ЦК КПГ и ИККИ, в 1929 году порвал с коммунистическим движением. "Исследовательское кредо" бывшего товарища Боркенау вполне откровенно и говорит о том, для кого и зачем работают такого рода специалисты: "Говорить об "объективности" при изложении истории современного европейского коммунизма было бы не только нечестно, но и нелепо. Данная работа исходит из само собой разумеющейся предпосылки отказа от коммунизма, из его оценки как наибольшей опасности для современного мира. Она, прежде всего, рассчитана на большой круг лиц, которые по своей профессии в качестве политиков, дипломатов, военных и служащих полиции имеют дело с коммунизмом. Автор приложил все усилия к тому, чтобы дать в этой книге те разъяснения, которые им потребуются" (8, s. 10).

На самом деле, всё было иначе. Сразу после предательства вождей Второго Интернационала, в первую очередь, наиболее сильной, влиятельной и организованной немецкой социал-демократии, поддержавших в августе 1914 года свои правительства, погнавших рабочих и крестьян на убой на поля империалистической войны, встал вопрос о необходимости идейного и организационного разрыва с оппортунистами, в том числе, и создания нового Интернационала. "Кризис, созданный великой войной, сорвал покровы, отмёл условности, вскрыл нарыв, давно уже назревший, и показал оппортунизм в его истинной роли, как союзника буржуазии, - писал Ленин. - Полное, организационное, отделение от рабочих партий этого элемента стало необходимым" (1, т. 26, с. 262-263). В этом с Владимиром Ильичем были солидарны не только русские большевики, но и такие вожди революционного крыла немецкой социал-демократии, как Роза Люксембург, Карл Либкнехт, Пауль Леви, а также находившиеся тогда рядом с Лениным в Швейцарии левые социал-демократы Карл Радек, Вилли Мюнценберг, Фриц Платтен.

Победа Великой Октябрьской социалистической революции, революции в Германии и Австрии в ноябре 1918 года создали важнейшие предпосылки для реализации на практике намерений левой части международных социалистических совещаний в Циммервальде и Кинтале. 14 декабря 1918 года в газете "Die Rote Fahne" была обнародована написанная Розой Люксембург программа "Союза Спартака" (4, S. 155), вызвавшая положительную оценку Ленина. Думая об идейной основе будущего Коминтерна, Владимир Ильич прямо предлагал: "(a) взять теорию и практику большевизма... (b) затем взять "Was will der Spartakusbund?". a+b достаточно ясно даёт основы платформы" (1, т. 50, с. 460-461).

Решение о необходимости создания будущего Коминтерна, названного в резолюции Интернационалом "революционного дела", принял состоявшийся 30 декабря 1918 - 1 января 1919 года Учредительный съезд КПГ (3, s. 286). Показательна в этом плане позиция самой Розы Люксембург, споры которой с русскими большевиками по проблемам пролетарской революции, буржуазной демократии, диктатуры пролетариата и партийного строительства не помешали ей, однако, в своём выступлении на Учредительном съезде КПГ заявить о том, что немецкий пролетариат научился азбуке революции у русских большевиков (там же, s.s. 205 - 206). После злодейской расправы контрреволюционеров над Карлом Либкнехтом и Розой Люксембург 15 января 1919 года КПГ возглавил оставшийся на свободе оргсекретарь ЦК Лео Иогихес, более известный - под своим революционным псевдонимом - как Ян Тышка. Инструктируя посланца КПГ на предстоящий Учредительный конгресс нового Интернационала Гуго Эберляйна, товарищ Тышка рекомендовал ему занять осторожную позицию по организационным вопросам. По мнению оргсекретаря ЦК, окончательное решение о вступлении в Коминтерн должно было быть принято ЦК КПГ после получения информации из Москвы. К сожалению, этого сделать не удалось по вполне объективным причинам: вакханалия полицейских расправ над немецкими коммунистами достигла максимума, деятельность ЦК КПГ на несколько месяцев оказалась парализованной, а схваченный палачами товарищ Тышка был зверски убит 10 марта 1919 года в берлинской тюрьме. В сложившейся обстановке Гуго Эберляйн был вынужден действовать на свой страх и риск, а вся атмосфера Учредительного конгресса Коминтерна, беседы с Лениным и другими советскими товарищами внесли свой вклад в изменение подхода представителя ЦК КПГ, о чем впоследствии вспоминал сам Эберляйн. Важным представляется и то, что на Учредительном конгрессе Коминтерна делегат от КПГ Гуго Эберляйн активно участвовал в подготовке проекта "Платформы Коммунистического Интернационала", ставшей его временной программой, вполне по-большевистски требуя "не допускать в нашу среду половинчатых и слабых, на которых нельзя положиться" (2, с. 68).

Так что, в своей оценке о том, что только после того, как "Союз Спартака" назвал себя КПГ "основание действительно пролетарского, действительно интернационалистского, действительно революционного III Интернационала, Коммунистического Интернационала, стало фактом" (1, т.37, стр. 455), Владимир Ильич Ленин оказался прав.

Использованная литература:

  1. В.И. Ленин, Полное собрание сочинений, 5-е издание, М., 1958 - 1966,
  2. "Первый конгресс Коминтерна. Март 1919 года", М., 1933,
  3. "Protokoll des Gruendungsparteitages der Kommunistischen Partei Deutschlands, 30. Dezember 1918 - 1. Januar 1919", Berlin, 1972,
  4. "Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung", Bd. 3 von 1917 bis 1923, Berlin,1966,
  5. G.Nollay. "Die Internazionale. Wurzeln und Erscheinungsformen des Proletarischen Internazikonalizmus", Koeln, 1961,
  6. R. Fischer. "Stalin und der deutsche Kommunismus. Bd. I: Von der Entstehung des deutschen Kommunismus bis 1924. Bd. II: Die Bolschewisierung des deutschen Kommunismus ab 1925", Dietz, Berlin, 1991,
  7. A. Rosenberg. "Geschichte des Bolschewismus", Frankfurt-am-Main, 1966,
  8. F. Borkenau. "Der Europaeische Kommunismus", Bern, 1952,
  9. Г.З. Соркин. "Действительность против вымыслов (Критика буржуазной и реформистской историографии Коммунистического Интернационала)", М., 1974.

24 февраля 2019 г.   Владимир Соловейчик
http://rabkor.ru/columns/edu/2019/02/25/comintern/

 



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2019