Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

Советское Возрождение

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

БЛИЦ (Бюллетень Левого Информцентра) N 50(413) от 12 декабря 1999

Доклады аналитической группы лиц от 12 декабря 1999

Острый политический кризис нынешнего компрадорского режима увеличил его зависимость от стран Запада, что прямо сказывается на характере завершающейся предвыборной кампании.

Под прямым нажимом мировой финансово-политической олигархии российские "верхи" единым фронтом выступают за конструирование такой политико-идеологической структуры российского общества, в которой основной идеологический рубеж проходит между внедряющими ценности "открытого общества", пользующимися поддержкой реформаторского государства "прогрессивными западниками" и отстаивающими ценности уходящего "тоталитарного" ("традиционного", "феодального") общества "реакционными религиозно-националистическими традиционалистами", и полного вытеснения советского традиционализма из политической жизни страны. Для решения этой задачи в ноябре "верхи" продолжали попытки раскола советско-традиционалистского комдвижения, идеология которого сочетает интернационализм, патриотизм и коллективизм, на "прогрессивно-интернационалистскую" и "реакционно-националистическую" части посредством продолжения использования войны в Чечне для навязывания "основного предвыборного вопроса" - либеральный антимилитаризм или национал-шовинизм.

Советский традиционализм представлен во всех частях политического спектра, но только у избирательных блоков "Коммунисты - за Советский Союз" и "Сталинский блок" он является официальной идеологией (КПРФ в этом смысле амбивалентна, поскольку ее деиделогизированное руководство в своих идеологических конструкциях сознательно использует советско-либеральную терминологическую двусмысленность, которую в России читают "по-советски", а на Западе - "по-американски"). Целью плана является маргинализация этих блоков посредством растаскивания их электората и актива между играющим роль демократической оппозиции режиму сколоченному вокруг "либерала с социал-демократическим оттенком" Г.Явлинского по американизированным политтехнологиям движению "Яблоко" и возглавляемого "коммуно-фашистом" В.Илюхиным ДПА.

В ситуации, когда КПРФ стала "партией власти", либеральные СМИ продолжают создавать "честному, бедному и порядочному" Явлинскому, "открыто выступающему против шовинистической агрессивной войны на Кавказе", имидж принципиального и последовательного оппозиционера, единственного искреннего защитника интересов "простых людей", нацеливая его на ловлю социально-протестного голосования в "красном поясе", где протест направлен и против находящейся у власти КПРФ, с целью преобразования "консервативного" антиреформистского советско-традиционалистского внесистемного протеста в "прогрессивный" буржуазно-демократический либерально-космополитический конструктивный реформизм. Одновременно те же либеральные СМИ обрушиваются на "краснокоричневых антисемитов" Илюхина и Макашова, доказывая что урезанная демократия ельцинского окружения - единственное спасение от макашовых, которые вот-вот придут к власти и устроят "Чечню" по всей России.

По замыслу именно такой результат должно было обеспечить проведение предвыборной кампании при отсутствии альтернативных социально-политических лозунгов, нацеленной на создание положительного образа кандидатов, партий и существующей социально-экономической системы с неизбежной минимизацией "протестного голосования", т.е. выталкивание "социально-протестного" (антирежимного) электората в число неголосующих. Однако отношение к чеченской войне за пределами узкого слоя ранговой интеллигенции так и не стало основой для размежевания общества, и главным противоречием в ходе предвыборной кампании осталось отношение к правящему режиму и курсу реформ, причем единственной альтернативой им для массового сознания остался советский традиционализм, поскольку в современном российском обществе постоянно растет ностальгия и идеализация советского прошлого. В этих условиях подчеркнутая деидеологизация российских "верхов" привело к тому, что большая их часть просто отказалась от декларативного антикоммунизма, являвшегося в американизированной ельцинской России своеобразным тестом на лояльность "партии власти". Это принципиально изменило политическую ситуацию в стране, поскольку сильнейшая политическая партия в стране - КПРФ, в отличие от своей верхушки (Президиум ЦК) - идеологизированная советско-традиционалистская организация. Т.е. ведение предвыборной кампании-99 под деидеологизированными лозунгами на практике ведет к легализации советского традиционализма в "респектабельной" политике, а не к замене его либерально-космополитическим реформизмом.

Ельцинская "партия власти" раскололась на контролирующую федеральный центр "партию Путина", ядром которой стали "новые" (в первую очередь бывшие "радикал-реформаторские") номенклатурные кланы Дьяченко, Чубайса, Березовского, Шойгу, и создавшую на базе московской мэрии альтернативный центр федеральной власти "партию Примакова", объединившую старую "центристскую" номенклатуру горбачевского призыва (Геращенко, Маслюков) с некоторыми "новыми" кланами (Лужков, Шаймиев, Рахимов и др.). Осенние попытки "Партии Примакова" захватить власть и использовать выборы в Думу для легитимизации этого захвата не удались, в частности из-за позиции "народно-патриотической" номенклатурной коалиции во главе с руководством КПРФ, вокруг которой, на базе аппарата Федерального Собрания (ГД и СФ) постепенно формируется еще один альтернативный центр власти. Большая же часть российских "верхов" разбилась на мелкие группы, стремящиеся в период безвластия урвать кусок пожирнее.

Сохраняющая контроль над центральной исполнительной властью "партия Путина", объединяющая в первую очередь борющиеся за выживание "новые компрадорские" (бывшие радикал-реформаторские) номенклатурные кланы, стремится, сохранив за собой пост президента, отменить прямые выборы глав исполнительной власти всех уровней с передачей выборов президента корпорации высших должностных лиц с последующим их назначением по нисходящей (президент назначает губернаторов, те - глав городов и районов и т.д.). Руководство КПРФ добивается создания правительства парламентского большинства с превращением в главу исполнительной власти назначаемого Думой премьер-министра. "Партия Примакова" готова поддержать тот из вариантов, который будет ей выгоден. Но, поскольку обе партии ельцинской власти стремятся заручится поддержкой руководства КПРФ, появление в правительстве членов КПРФ и повышение роли ГД и правительства в управлении страной представляется неизбежным. Вряд ли такое различие существенно для рядовых граждан, занятых выживанием, но она весьма существенна для самих российских "верхов".

Реальная разница между тремя борющимися номенклатурными группировками внутри российских и мировых "верхов" сводится к различиям в том, кто станет "козлом отпущения" за вызванную перестройкой и реформами национальную катастрофу и, соответственно, в чью пользу и в каких масштабах будет произведен передел власти и собственности. Для новых номенклатурных кланов из партий Путина и Примакова это вопрос физического выживания.

И именно он решается 19 декабря, поскольку на предстоящих выборах, в отличие от думских выборов 1993 и 1995 г.г., будет решаться вопрос о власти. В случае слабого представительства в будущей Думе "партии Путина" ("МЕДВЕДЬ" еле преодолевает 5%, ЛДПР, СПС и НДР в Думу не попадают, лояльных одномандатников провести не удается) Путин лишается власти задолго до президентских выборов, а на членов "семьи" и лидеров СПС сразу заводятся уголовные дела. Аналогично в случае провала "партии Примакова" (ОВР получает менее 10%, в Думу попадают все 4 путинских блока и т.д.) уголовные дела заводятся на Лужкова, Шаймиева и Рахимова. С этой точки зрения думские Выборы-99 надо сопоставлять с президентскими Выборами-96, которые выделялись гигантскими фальсификациями (более 10% списочного состава избирателей) их результатов. Разница в том, что сегодня Кремль даже формально контролирует только верхний эшелон федеральных органов власти, Центризбирком распоряжается коалиция сторонников КПРФ и ОВР, а региональные власти дезориентированы ориентируются на разные кланы, стремясь в то же время ни с одним из них не портить отношения7

В этих условиях предвыборная ориентация "партий" Путина и Примакова на административные возможности губернаторов следует рассматривать как стремление взять под контроль территориальные избирательные комиссии для осуществления широкомасштабных фальсификаций. Есть и другие признаки подготовки к такому "голосованию". Практикуемая технология по снижению активности "протестного" электората ведет к резкому снижению числа избирателей, участвующих в голосовании. Региональные выборы 96-99г.г. после таких предвыборных кампаний часто оказывались на грани срыва из-за неявки избирателей, причем во многих случаях вопрос решался вбросом дополнительных бюллетеней с согласия всех членов комиссии для создания формального основания признания выборов состоявшимися.

Фактическое снижение числа голосующих можно "компенсировать" вбросом бюллетеней членами избирательных комиссий, и некоторые тенденции в публикациях СМИ на предвыборные темы могут рассматриваться как пропагандистское обеспечение этого процесса. В частности в появляющихся сейчас в прессе прогнозах исхода выборов отсутствуют прогнозы явки избирателей. Замалчиваются и данные социологических исследований о необычайно высоком количестве неискренних ответов на вопросы по предвыборной тематике (есть данные, что врут около 40% опрошенных). Однако при проведении таких "номенклатурных" выборов "партия Примакова" имеет решающее преимущество над "партией Путина". С предвыборной точки зрения "партия Примакова" сильна тем, что в состав ее основного избирательного объединения (ОВР) входят главы 6 крупнейших регионов РФ (Лужков, Тяжлов, Яковлев, Шаймиев, Рахимов, Сумин), в которых проживает около 25% избирателей, а вместе с другими поддерживающими его губернаторами на территории, где поддерживающие ОВР власти контролируют работу избирательных комиссий, проживает около 50% списочного состава избирателей РФ.

Т.е. административный ресурс "партии Примакова" на местах, особенно с учетом описанного выше механизма фальсификаций, в принципе должен был бы обеспечить победу как федеральному списку ОВР, так и его кандидатам-одномандатникам на предстоящих выборах, что влечет за собой появление нового премьера Примакова, который отдает под суд ельцинское окружение, за счет чего сохраняет социально-экономическое status quo и побеждает на президентских выборах при поддержке союзных ему кланов мировой финансовой олигархии. Однако при нынешнем уровне социальной напряженности и всеобщем недоверии к существующей власти подобный результат может быть достигнут только с применением самых грубых форм административного давления и фальсификаций (существенно превосходящий уровень 1996г.), а "партия Примакова" не контролирует ЦИК, суды и центральную исполнительную власть, что делает неизбежным фиксирование этих нарушений с последующей попыткой объявления выборов недействительными со стороны борющейся за выживание "партии Путина". Пропагандистская кампания о необходимости соблюдения предвыборного законодательства последних месяцев выглядит как подготовка к данному сценарию со стороны "партии Путина". В этой ситуации принципиальное значение имеет существование сформированного в прошлом году военного штаба в мэрии, готового возглавить действия лояльных Лужкову и избранной Думе силовых структур и воинских частей.

Таким образом, есть все основания утверждать, что "партии" Путина и Примакова подготовились к вооруженной схватке на улицах Москвы после подведение итогов Выборов-99. Но является ли она неизбежной?

В роли стабилизирующей силы, борющейся за соблюдение номенклатурной этики и стабилизацию существующей власти, своеобразного "третейского судьи" и "мирового посредника" в конфликте "партий" Примакова и Путина выступает деидеологизированное руководство КПРФ, стремящееся под флагом борьбы за законность, демократию и недопущение социального взрыва объединить вокруг себя российские "верхи" и получить санкцию мировой финансово-политической олигархии на приход к власти. Причем и ОВР, и Кремль фактически признали за руководством КПРФ право на роль посредника и примирителя, поскольку и те, и другие проводят с ним регулярные консультации по поводу обеспечения "честных выборов", что превращает КПРФ в гаранта соблюдения достигнутых договоренностей. Прошедшие в последнее время консультации Примакова-Лужкова с Путиным и последующая отмена Президиумом Верховного Суда решения о регистрации Российской консервативной партии предпринимателей, ликвидировавшая законный предлог для признания выборов недействительными по инициативе ущемленного в правах В.В.Жириновского, позволяет предположить, что руководство КПРФ смогло достичь договоренности о проведении масштабных фальсификаций результатов голосования 19 декабря только по согласованным тремя основными центрами власти правилам, за соблюдением которых наблюдает Центризбиркм, и перестрелка на улицах Москвы сразу после выборов маловероятна.

Благодаря усилиям руководства КПРФ и под его гарантии в начале декабря, видимо, достигнут консенсус российских "верхов" о превращении "всеобщих выборов" в номенклатурные посредством "узаконения" фальсификации региональными элитами результатов голосования по образцу президентских выборов 1996г. Такая подготовка к выборам существенно влияет на возможные результаты голосования по спискам и требует ранжирования участвующих в выборах избирательных объединений не только по их реальному электоральному потенциалу, но и по их возможностям участвовать в "легализованных" фальсификациях результатов голосования. Это означает, что после подсчета голосов, в котором результаты реального голосования будут скорректированы массированными фальсификациями, вычленить реальные результаты голосования будет невозможно.

КПРФ в декабре 1999г. выступает как "партия власти", победа которой на предстоящих выборах ни у кого не вызывает сомнений - борьба между ОВР и МЕДВЕДЕМ идет за второе место. В списке КПРФ главы администраций Кемеровской и Тульской областей, несколько зам.губернаторов. Кроме них призыв к поддержке блока "За Победу", подписали главы администраций Алтайского, Краснодарского, Ставропольского краев, Владимирской, Рязанской, Смоленской областей. Фактически по уровню официальной поддержки региональных властей КПРФ превосходит прокремлевский "МЕДВЕДЬ" и по числу регионов, и по числу проживающих в них избирателей. Да и большая часть избранных при поддержке НПСР губернаторов, официально вошедших в другие блоки, продолжают оказывать ей поддержку на выборах. Это гарантирует КПРФ от существенных потерь в процессе запланированных фальсификаций и даже рост ее фракция в новой Думе, по сравнению с выборами-95, т.е. 35-40% избранных депутатов.

Принципиальным технологическим отличием "народно-патриотической" номенклатурной коалиции во главе с руководством КПРФ от других центров власти, представляющих верхушку исполнительной вертикали, является то, что это руководство массовой парламентской партии и ее основным руководящим ядром является фракция в ГД, в которую входят 1-е секретари всех влиятельных обкомов. Естественно, что ядро списка КПРФ составляют 85 действующих депутатов, в 1995 тоже избранных по списку КПРФ. Их дополняют 6 действующих депутатов - членов АПР и еще 2, вступивших в партию после избрания в 1995г. Однако около трети из них занимает явно непроходные места и, в любом случае фракция КПРФ наполовину обновится. Кто же тогда занимает проходные?

За две недели до выборов в избирательном фонде КПРФ было больше средств, чем у любой другой партии, что ставит вопрос о торговле местами. Видимо она имела место, хотя и в ограниченном масштабе. Хотя в центральном списке КПРФ нет ни одного финансового спонсора со стороны, при анализе первых 4 мест региональных списков (практически гарантируют попадание в Думу) можно выделить полдюжины представителей этой категории: гендиректор ООО "Внешнеторговая фирма "Лемек" Ю.Сульянов (N 3 московского списка); гендиректор ЗАО "Реал-Агро" И.Игошин (N 4 подмосковного списка); зам.гендиректора АОЗТ "Деловой центр "Пресненский" Е.Марченко (N 4 Кубано-Донской группы, директор ГП "Центральная фармацевтическая база Санкт-Петербурга" А.Афанасьев (N 3 Ленинградской группы, и т.д.

Превращение КПРФ в "партию власти изменило состав ее союзников и взаимоотношения с ними. Значение ее респектабельно-патриотических партнеров из НПСР резко уменьшилось, руководство КПРФ просто отбросило их за ненадобностью, переключив свое внимание на новых людей, представляющих интеллигенцию и чиновничество, ранее предпочитавших дружить с ельцинской "партией власти", союз с которыми укрепляет позиции КПРФ в новом для нее положении "партии власти".

В центральном списке КПРФ из 18 человек 9 не являются членами партии. Из них 1 (А.М.Тулеев) общепризнанный компатриотический лидер, 2 (Н.Харитонов, А.Давыдов) представляют оставшуюся с КПРФ часть АПР, 1 (Е.Драпеко) - не ушедшую с Подберезкиным часть ДН, и могут быть отнесены к традиционной компатриотической оппозиции. Остальные 5 представляют новых союзников КПРФ. Заменивший вице-президента РАН Коптюга член фракции НДР в действующей ГД вице-президент РАН Ж.Алферов, член фракции "Народовластие" педагог О.Смолин и президент российской медицинской ассоциации А.Саркисян представляют различные социально-профессиональные группы творческой интеллигенции с либеральным оттенком. Возглавляющий Информационно-аналитическое Управление СФ С.Глазьев является так и не снятым официально со своего поста лидером ныне практически покойной ДПР. Возглавляющий "Центр защиты экономических и социальных прав граждан" Г.Семигин, видимо, должен заменить А.Подберезкина с точки зрения информационно-аналитического обеспечения Президиума ЦК КПРФ.

Что же делают прежние респектабельные союзники КПРФ после того, как их вышвыривают за ненадобностью? Рассмотрим самый шумный пример - Духовное Наследие во главе с А.Подберезкиным.

Движение ДН было создано в 1995г. КПРФ как политическая крыша для руководства Российско-Американского Университета, с момента воссоздания КПРФ и избрания Г.Зюганова выполнявшего роль его личного информационно-аналитического и, отчасти, политико-идеологического центра. Подберезкин и другие руководители РАУ и ДН были избраны в ГД по спискам КПРФ и НДР (Р.Попкович). происходившее в 96-98г.гг. усиление позиций КПРФ в структуре власти привело к появлению ряда альтернативных РАУ структур, занимающихся информационно-аналитическим обеспечением руководства КПРФ. Руководство РАУ лишилось монополии на информационно-аналитическое обслуживание КПРФ, получившим возможность опираться на аппарат СФ (Глазьев возглавляет Информационно-аналитическое управление СФ). Между тем претензии главы РАУ Подберезкина на идеологическое лидерство привели его к конфликту как с руководителями обкомов, так и с объединяющей партийную интеллигенцию РУСО, поскольку разделявшиеся Зюгановым религиозно-националистические идеологические конструкции РАУ и основанные на них проекты организационного растворения КПРФ в более широком государственно-патриотическом движении встретили ожесточенное противодействие со стороны большей части членов партии и партаппарата, Провал попыток заключить официальный союз КПРФ с Лужковым еще более ослабил позиции Подберезкина.

ДН пошло на выборы самостоятельно. Хотя у них есть кое-какие финансовые возможности, шансов на получение значительного процента голосов по списку у него нет, хотя 1-2 депутата по одномандатным округам пройти могут. Как самостоятельный субъект политической жизни ДН оказалась несостоятельным, от разрыва с ним КПРФ больше выиграла, чем проиграла.

Однако превращение в "партию власти" означало для КПРФ еще и утерю положения общепризнанного лидера непримиримой оппозиции режиму, что имело очень серьезные последствия. Наименьшим из них следует считать разрыв с респектабельно-патриотической частью непримиримой оппозиции 1991-93г.г. в лице возглавляемого С.Бабуриным РОС. Фактически список РОС является блоком собственно РОС с РОНС И.Артемова и наиболее радикальной частью стерлиговского "Русского дома" (N 2 списка г-л Н.Леонов, бывший. начальник аналитического управления КГБ СССР). РОС не имеет шансов даже близко подойти к 5%, но способен провести 10-15 одномандатников, которые станут ядром депутатской группы, оспаривающей у КПРФ преемственность по отношению к непримиримой оппозиции 1991-93г.г.

Более серьезной проблемой являются левые коммунисты, которые с превращением КПРФ в партию власти получили наконец то, к чему стремились все эти годы - массовый отход от КПРФ оппозиционных актива и электората. Особенно масштабный характер он приобрел при острых социальных конфликтах в тех регионах, где КПРФ в 96-98г.г. реально взяла власть в свои руки. Ярким примером этого является ситуация в Кузбассе, положение в котором начиная с 1989г. имеет знаковый характер для оценки направленности политического развития нашей страны. Массовые выступления социального протеста, направленные персонально против одного из лидеров НПСР и нынешнего списка КПРФ А.Тулеева, организованный переход в состав созданного на основе коммунистической части непримиримой оппозиции 1991-93г.г. блока "Коммунисты, трудящиеся России - за Советский Союз" значительной части (более 20%) областной организации КПРФ во главе с пользующимся всероссийской известностью Т.Авалиани, жесткий административный прессинг против организаторов массовых выступлений и Авалиани - все это вместе взятое сигнализирует о том, что время контроля руководства КПРФ над массовыми выступлениями против режима подходит к концу. И это проблема не только руководства КПРФ, но и российских, и даже мировых "верхов".

Необходимо отметить, что из двух левокоммунистических блоков набирает массовую базу на нынешней волне социальных конфликтов именно созданный на базе Роскомсоюза блок N 7, в возглавляемом Анпиловым Сталинском блоке (N 5) этот процесс не прослеживается. Однако эта долговременная тенденция может не успеть повлиять на результаты выборов - партии Роскомсоюза не смогли полностью использовать возникшие возможности как из-за своей организационной слабости, так и из-за финансовых трудностей (блок имеет наименьший предвыборный фонд среди избирательных объединений, участвующих в выборах), "большие" СМИ замалчивают его существование, выдвигая на первый план Анпилова, реальных возможностей отстоять свои интересы от фальсификаций у блока нет. Однако провести несколько депутатов-одномандатников блок может.

Апробированный российскими "верхами" на Явлинском и Жириновском способ установления контроля над массовыми выступлениями - создание псевдооппозиционных движений вождистского типа вокруг полностью контролируемых "партией власти" телелидеров. Среди участников нынешних выборов можно выделить 2 блока ("Сталинский" и "Мир.Труд.Май."), в способах создания и формах предвыборной агитации которых явно присутствует данная технология. Однако в ходе предвыборной кампании лидеры этих блоков (Анпилов и Бурков) сколько-нибудь масштабной раскрутки не получили. Причиной, видимо, явилось то, что такие лидеры и созданные вокруг них движения остаются псевдооппозицией, только если их контролирует единая партия власти. Если же партия власти расколота, такое движение автоматически становится самостоятельным политическим субъектом, способным выступить против создавшего его центра власти. Применительно к "Сталинскому блоку", демонстрирующему свою враждебность к КПРФ и ОВР, ситуация осложняется тем, что почти у каждого из входящих в него лидеров непримиримой оппозиции (Анпилов, Терехов, Лапин и др.) есть своя организация, актив которой несет заряд реальной оппозиционности нынешнему режиму, что ограничивает потенциальный оппортунизм вождей. Применительно к возглавляемому социальным Жириновским областного масштаба А.Бурковым движения "Мир.Труд.Май." проблема состоит в неопределенности положения покровительствующего ему губернатора Свердловской обл. Э.Росселя, перессорившегося со всеми основными центрами власти. Характерно, что если "Мир.Труд.Май." навязчиво демонстрирует свою поддержку Примакова, то собственное движение Росселя "Преображение Урала" объявило о поддержке НДР и "МЕДВЕДЯ" одновременно.

Руководство КПРФ было вынуждено принять экстренные меры для сохранения своего контроля над массовыми выступлениями против режима. Выход был предложен в декабре 1998г. сторонниками одного из претендентов на посты лидера КПРФ и президента РФ В.Илюхина - выделить на выборах из состава КПРФ более радикальную колонну во главе с Илюхиным, которая бы консолидировала вокруг него или дезорганизовала организации бывшей "непримиримой оппозиции", покушающиеся на гегемонию КПРФ в оппозиционном движении. Соперники Илюхина внутри КПРФ понимали, что он стремится к созданию собственного блока и фракции, чтобы обеспечить свое выдвижение кандидатом в президенты от народно-патриотических сил, и всячески противодействовали этому плану, но в конце-концов он был реализован. Удалось сократить отток радикально настроенных членов партии, включившихся в агитацию за ДПА (например, в списке ДПА идет на выборы соратник Авалиани Л.Петровский). Не менее важно то, что консультации Илюхина о создании сначала левопатриотического, а затем правонационалистического блоков способствовали сохранению и углублению раздробленности "непримиримой оппозиции", создавшей целый ряд мелких избирательных блоков ("Сталинский блок", "Русское дело", РОС. ФНС и др.). Илюхину удалось привлечь в ДПА ряд влиятельных административно-хозяйственных деятелей ВПК, в 1995г. поддерживавших стерлиговский РНС (Тизяков, Ачалов и др.). Это создало ДПА независимый от руководства КПРФ потенциал административного давления и фальсификаций. Официальное соглашение с КПРФ, радикальная репутация лидеров (Илюхин, Макашов), умелая телереклама создают для ДПА объективные возможности для преодоления 5% барьера, которые, однако, резко снижает отвратительная организация предвыборной работы штабом блока.

Как уже говорилось, "партия Примакова", делающая основную ставку на блок ОВР, располагает максимальным административным ресурсом для давления и фальсификаций в процессе выборов, но реальный электоральный потенциал входящих в нее глав администраций не всегда велик. Поэтому с точки зрения реального голосования за ОВР роль Примакова, пользующегося устойчиво высоким доверием и среди российских "низов", и российских и мировых "верхов" чрезвычайно велика. Стоящие же за ним Лужков и Яковлев олицетворяют уже "фальсификационный потенциал" ОВР. Для ОВР с его претензиями результат ниже 15% будет серьезным, возможно катастрофическим, поражением, и эти свои проценты ОВР возьмет невзирая ни на что. Это ставит под вопрос прохождение в Думу его союзника "Яблока", на предшествующих выборах собиравшего голоса в столицах за счет поддержки городского чиновничества, недовольного бесцеремонными замашками Чубайса и других финансовых спекулянтов из ДВР.

Проходная часть списка ОВР сильно напоминает руководство официальной западной парламентской оппозиции, в нем присутствует своеобразный "теневой кабинет министров": "теневой" премьер Примаков, "теневой" претендент на роль "гражданского министра обороны" Кокошин, "теневой" глава МВД Куликов, "теневой" министр финансов Жуков, "теневой" министр здравоохранения Дмитриева и т.д. Правда есть существенная разница - на Западе теневой кабинет состоит из действующих депутатов, каковых в ОВР всего 23, а среди кандидатов в министры единицы. В основном это перебежчики из госаппарата, как недавние отставники (Куликов, Примаков, Ястржембский и т.д.), так и действующие чиновники (в списке "Север России" 2-ю позицию занимает действующий зам.главы Аппарата правительства Пискунов). Карьеристы продолжают бежать в ОВР. Так, директор Института проблем глобализации М.Делягин, менее года назад выступавший как правительственный чиновник, уже в ноябре из зампреда ЦС ДН превратился в советника ОВР. Это создает атмосферу коммерческого ажиотажа вокруг предстоящих выборов, приобретающую скандальный характер. Например, широко обсуждаются слухи о покупке за 1 млн.долл. пользующимся поддержкой префекта САО Москвы директором Петровско-Разумовского рынка Е.Чивилихиным места кандидата "Отечества" по 194 Ленинградскому и.о., приведшее к исключению из уже согласованного списка ОВР депутата ГД В.Лысенко.

Вопреки раздутым рейтингам, прохождение списка "Яблока" отнюдь не гарантировано, поскольку либеральный электорат по сравнению с 1995г. сократился, и нет никаких оснований рассчитывать на благосклонность властей Москвы, С-Петербурга и других регионов, в которых "Яблоко" собирало 3/4 своих избирателей. В частности, пытаясь приспособиться к ментальности традиционного электората КПРФ, "Яблоко" в своих пропагандистских клипах последнего времени стало использовать советско-традиционалистские мотивы в манере КПРФ пятилетней давности. Однако основной шанс "Яблока" на сохранение своей фракции в будущей Думе связан с необходимостью для российских "верхов" в целом постоянно предъявлять Западу живых российских либералов для доказательства окончательной победы демократии и учетом этой потребности при запланированной фальсификации результатов предстоящих выборов.

Из трех основных центров власти наиболее активен сейчас Кремль (правительство и администрация президента). Входящие в "партию Путина" партии и блоки ельцинского режима (СПС, ЛДПР, НДР) сражаются за выживание и ведут хорошо организованную предвыборную кампанию, вкладывая в нее огромные финансовые и административные ресурсы, но их шансы на преодоление 5% барьера исчезающе малы, и основную ставку Кремль делает на совершенно новый блок МЕДВЕДЬ, объединяющий людей, не скомпрометированных прямой причастностью к наиболее одиозным событиям ельцинской эпохи (приватизация, расстрел ВС и т.д.). Такую предвыборную тактику определила неудача многократных попыток создания мощного прокремлевского губернаторского блока, способного конкурировать с ОВР. Она сочетает продвижение своих представителей в Думу в первую очередь по мажоритарным округам в составе различных ельцинистских избирательных объединений (СПС, НДР, ЛДПР, КРО-Болдырев и др.) с одновременным их использованием для снижения результатов ОВР и стремление любыми средствами провести в Думу путинский список "МЕДВЕДЯ" и новых людей среди независимых одномандатников.

Например, возглавляемое Болдыревым КРО выглядит как избирательное объединение с оппозиционным имиджем, созданное АП для ограничения влияния ОВР и Яблока, а также проведения по одномандатным округам устраивающих "партию Путина" депутатов.

Другой пример. ЖР выступают на выборах как "партия власти" второго эшелона, поскольку их центральный список включает 2 высокопоставленных представителей исполнительной власти: замминистра труда и социального развития Г.Н.Карелову и замглаву администрации Калужской области Л.И.Берестову. Первоначально движение "Женщины России" входило в лужковское "Отечество" в качестве коллективного члена, но после создания блока ОВР лидеры ЖР, в первую очередь их первый номер А.Федулова, остались недовольны распределением мест. Кремль предложил им поддержку, ЖР вышли из ОВР и отправились в самостоятельное плавание. Это вызвало активное противодействие лужковского "Отечества". Видимо политтехнологи из Кремля первоначально рассчитывали не только провести несколько "своих" одномандатников и отобрать голоса у ОВР в федеральном округе, но и надеются создать в будущем составе Госдуму прокремлевскую фракцию. Чтобы исключить такое развитие событий московской мэрия и ОВР использовали Российскую партию защиты женщин во главе с Т.Рощиной.

Работа с одномандатниками началась раньше создания блока "МЕДВЕДЬ" во главе с Шойгу. Уже 15 сентября пять депутатов ГД во главе с избранной при поддержке НПСР Е.Паниной объявили о создании Центра поддержки независимых кандидатов в депутаты Государственной Думы "Народный депутат". Реально Кремль договаривается об административной поддержке кандидатур, лояльных как местному губернатору, так и Кремлю в регионах, главы которых враждебны ОВР, но не желают или не могут вступать с Кремлем в открытый союз. При этом реальную поддержку получают отнюдь не действующие депутаты ГД, которых в списке "МЕДВЕДЯ" всего два (Тарачев и Гвоздева). Яркий пример - Кузбасс, где губернатор Тулеев, N 4 в ЦС КПРФ, откровенным административным нажимом проталкивает подобранных лично им кандидатов "МЕДВЕДЯ" по по 2 из 4, существующих в Кемеровской обл, округов - гл. инженера Кузбасского отделения МПС П.Рубежанского в 88 и директора шахта им.Кирова И.Ивлева в 89.

Фактически создавая деидеологизированного "МЕДВЕДЯ" из деятелей,не участвовавших в публичной политике ельцинской России и связанных как с ельцинской "партией власти", так и оппозицией, Кремль прошел по пути, проложенному Примаковым в период его премьерства, дальше, чем сам Примаков, и именно это принесло ему определенный успех. Однозначный имидж "партии Путина" привязал "МЕДВЕДЯ" к успехам чеченской кампании и позволил развернуть мощную пропагандистскую кампанию в электронных СМИ, которая создала "МЕДВЕДЮ" электоральный потенциал, позволяющий преодолеть 5% барьер. Сложнее обстоит дело с потенциалом фальсификаций. В списке "МЕДВЕДЯ" 9 представителей власти - возглавляющий список глава МЧС Шойгу, 2 замминистра, (МЧС и МНС) губернатор Тверской обл., представитель Президента по Нижегородской обл. и 4 зам.губернатора (Смоленской и Курской обл., Приморского края и Эвенкийского АО). Среди открытых сторонников "МЕДВЕДЯ" (5-6 губернаторов) нет глав крупнейших по численности регионов, и здесь ему приходится надеяться на конфиденциальные договоренности в первую очередь по одномандатным округам, но обеспечат ли они лояльность депутатов после их избрания?

Положение Путина несколько улучшится, если в Думу будет допущена еще одна или две прокремлевских фракции - СПС, ЛДПР, НДР. Однако это вряд ли возможно без серьезных фальсификаций в их пользу. Несмотря на то, что СПС имеет устойчиво голосующий электорат и собственный фальсификационный потенциал (давление на местные власти через РАО ЕЭС) его шансы попасть в Думу невелики, поскольку при победе КПРФ и всеобщей ненависти к прихватизаторам из ДВР публичный союз с ними создаст для Путина больше затруднений, чем выгод. Наиболее реальный электоральный потенциал у Жириновского, хотя именно за счет его электората в последнее время растут шансы "МЕДВЕДЯ". Есть у него и свой потенциал фальсификаций за счет поддержки различных группировок традиционного криминала. НДР представляет из себя довольно сплоченную корпоративную группировку, включающую в свой список наибольшее количество высокопоставленных представителей исполнительной власти (28 человек, в основном из мелких регионов) во главе с председателем Совета Директоров Газпрома В.Черномырдиным. Можно предположить, что даже не преодолев 5% барьера, НДР проведет до 20 одномандатников.

Каковы возможные сценарии политической борьбы после выборов?

Учитывая почти неизбежную постановку вопроса об отставке Путина и создании правительства парламентского большинства сразу после решения внутриорганизационных вопросов, у "партии Путина" есть два пути: компромисс с КПРФ и ОВР или попытка поставить под сомнение итоги выборов на основании нарушения избирательного законодательства. В обоих случаях решающей будет позиция КПРФ, поскольку без поддержки хотя бы части ее руководства оба варианта выглядят неосуществимыми. Наиболее вероятным способом привлечения части КПРФ на сторону "партии Путина" представляется ускорение российско-белорусской интеграции с форсированным вовлечением в внутрироссийские разборки А.Г.Лукашенко на стороне партии Путина.

12 декабря 1999 г.



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2022