Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

Советское Возрождение

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

БЛИЦ (Бюллетень Левого Информцентра) N 7(422) от 13 февраля 2000 года

Доклады аналитической группы лиц от 13 февраля 2000 года

 

Хохма

"Зима. Пятидесятиградусный мороз. Просыпается демократ в городишке на дальнем Севере и не может ничего понять; батарея горячая, свет горит, водопровод в полном порядке, канализация работает, на улице ярко горят фонари и газ поступает бесперебойно. Тогда демократ в ужасе хватает телефон и звонит своему соратнику по демократическому движению: "Слушай, Толя, беда! Коммунисты опять к власти пришли!"

Мегаполис-экспресс, N 50, 22.12.99.

В текущем месяце продолжалось ухудшение положения "низов" российского общества и рост социальной напряженности, активное проявление которых сдерживается ожиданием результатов начавшихся по инициативе нового, олицетворяемого Путиным, руководства страны, перемен, воспринимаемых как направленные на усиление государства и наведение элементарного порядка. Поскольку как "верхи" и "низы" российского общества, так и мировая финансовая олигархия с международной космополитической интеллигенцией поддерживают линию на создание сильного государства, объективно основными политико-идеологическими проблемами становятся два вопроса: каким - "демократическим" или "авторитарным" это государство будет, какую стратегию развития - продолжение "курса реформ" или частичная реставрация советского строя - это государство будет реализовывать. Тактический вопрос, во многом предопределяющий выбор стратегии - какой характер будет иметь политическая жизнь российских "верхов" в переходной период от ельцинской России к постельцинской - конфронтационный (способствует авторитарным тенденциям и увеличивает вероятность "антиреформистского" поворота) или компромиссный (необходим для сохранения "демократического" государства, максимально благоприятен для продолжения "курса реформ").

Переход власти в Центре в руки "партии Путина" и начавшийся развал "партии Примакова" вынудил мэра Лужкова взять курс на немедленный конфликт в Москве с возглавившим Кремль Путиным. Это вынудило и.о. президента, вопреки желаниям поставившего его у власти ельцинского окружения (а, возможно, и своему собственному), опереться на обеспечивших ему успех в чеченской войне ту часть вошедших в избирательный блок "МЕДВЕДЬ" аполитичных "средних слоев", деидеологизированность которых являлась своеобразной формой неприятия ими компрадорски-коррумпированного ельцинского режима и готовности добиваться социальных перемен путем активных действий. В первую очередь речь идет о низшем и среднем звене государственного (включая военное) и хозяйственного (в первую очередь отраслей ВПК) чиновничества, ностальгирующих по сильному государству и элементарному порядку советского времени. С политической точки зрения данные слои должны быть отнесены к "низам" ельцинской России, поскольку неприятие курса реформ и ельцинского режима в этой среде является нормой. На представительство интересов именно этих слоев претендовало руководство КПРФ и народно-патриотическая оппозиция в целом. Публично-политическим выражением именно этой тенденции стало создание блока КПРФ-"ЕДИНСТВО" в новой Государственной Думе, что обеспечило победу Кремля над московской мэрией в январской схватке за власть, которую, однако, нельзя считать окончательной.

Прошедший месяц условно можно разделить на 3 этапа.

1. От неизбрания Г.Селезнева губернатором Московской обл. (09.01.2000.) до первого заседания ГД нового созыва (18.01.2000.). Характер политической борьбы в этот период определялся попыткой Лужкова объединить всех недовольных воцарением Путина в Кремле вокруг мэрии и думской фракции "ОВРАг" для открытого силового противоборства с неукрепившимся у власти и.о. президента.

2. От первого заседания ГД до начала "думских каникул" (30.01.2000.) Основное содержание политической борьбы - противостояние возглавляемого в Думе "ОВРАгом" и Примаковым апеллирующего к Западу демократического антикоммунистического меньшинства ("ОВРАг", СПС, "Яблоко") и демонстрирующего свою деидеологизированность блока "КПРФ-"ЕДИНСТВО".

3-й этап начинается с капитуляции думского меньшинства. Ажиотаж вокруг конфликта в Думе спадает, и центр политической борьбы переносится на подготовку к президентским выборам.

В первый период Путин и Лужков претендуют на роль главного государственника (державника), борющегося против унижения и распада страны, которую может занять только один из них. Взяв ответственность за успешную чеченскую кампанию, Путин закрепил эту роль за собой. Лужков при поддержке СПС, "Яблока" и других не нашедших себе места в рамках номенклатурного компромисса партий и фракций, а также ряда представителей силовых структур, стремящихся решать вопрос о власти силовыми методами и быстро, обеспечивает победу Б.Громова на выборах губернатора Московской обл., срывая кадровый компромисс, призванный обеспечить "национальное согласие" между 3 основными "партиями власти" постельцинской России (КПРФ, "партии" Путина и Примакова). Политическая жизнь российских "верхов" пошла по силовому сценарию. Эта конфронтация нашла концентрированное выражение в борьбе за руководство Госдумы, обеспечивающей победителю легитимность силовых действий. Навязывая Думе конфронтационный принцип дележа думских портфелей, Лужков (и его неконституционное "правительство" в мэрии) рассчитывали на сохранение в силе предварительных договоренностей между Примаковым и руководством КПРФ о совместном создании ряда депутатских групп в новой Думе с последующим совместным формированием руководства новой Думы во главе с Примаковым. Это давало возможность ставить в Госдуме вопрос о недоверии премьеру Путину с превращением сложившегося вокруг московской мэрии параллельного центра исполнительной власти в легитимный орган, получивший полномочия от Думы, и силовому столкновению двух центров исполнительной власти - "антинародного ельцинского" и "объединенной оппозиции" во главе с Лужковым. Однако Путин отказывается от роли "наследника Ельцина" и идет на заключение официального союза с руководством КПРФ, сохранив за ним руководство Думы. "ОВРАг" вынужденно вступает в официальный антикоммунистический союз с идеологизированными либералами из "Яблока" и СПС. С точки зрения возможной вооруженной конфронтации ситуация для Лужкова явно проигрышная, поскольку и силовые структуры, и чиновничество, и губернаторы, и население предпочитают блок "ЕДИНСТВО"-КПРФ, сохраняющий контроль над центральными органами власти и обеспечивающими легитимность своих действий. Впервые Лужков вынужден идти на аппаратные уступки КПРФ. Впервые и.о.Председателя Правительства Москвы на время отпуска Лужкова остается В.Шанцев (раньше "на хозяйстве" Лужков оставлял В.Никольского), в этом качестве подписавший заявление об уходе по собственному желанию вице-премьера С.Ястржемского.

Объективно союз "ЕДИНСТВА" и КПРФ знаменует принципиальный поворот - антикоммунизм и антисоветизм даже номинально перестает быть официальной идеологией исполнительной власти РФ. Именно так это решение было воспринято прошедшими в Думу в рамках "партии Путина" идеологизированными либералами из СПС.

Стремясь сосредоточить в своих руках реальную власть, Путин и его формирующееся окружение искало опору, независимую от ельцинской "семьи". Добиваясь активной поддержки составляющих социальную базу "Единства" чиновничьих низов, о.и. президента делает шаги, популярные в этой среде, расцениваемые политическими противниками как движение к авторитаризму. Однако это неприемлемо не только для ближайшего окружения Ельцина, но и для всей правящей верхушки ельцинской России (включая руководство КПРФ), поддерживаемые в этом вопросе международной космополитической интеллигенцией и большей частью мировой финансово-политической олигархии.

Во второй период объективно "ОВРАг" возглавил борьбу за реставрацию политико-идеологической структуры ельцинского режима - сохранение антагонистического противостояния "прогрессивного антисоветского западничества" с "реакционным советско-русским национализмом" как основного идейного противоречия политической жизни РФ. Антикоммунистически идеологизированные союзники ""ОВРАга" (СПС, "Яблоко") с точки зрения их реального влияния внутри страны были слишком слабы и несамостоятельны, чтобы союз с ними мог иметь стратегическую ценность, сравнимую с договоренностями с руководством КПРФ или Кремлем. В итоге думское меньшинство капитулировало, ничего не добившись, и перестало существовать как организованное целое.

На предстоящих президентских выборах будет решаться не только вопрос о том, кто займет кресло президента, но и другой, почти столь же существенный - останется ли Г.А.Зюганов председателем КПРФ. В его окружении идут разговоры о том, что если он получит менее 35% голосов, постановка вопроса о его лидерстве в партии неизбежна. Из-за трудностей в ближайшем окружении Зюганову пришлось пойти на сокращения в своем избирательном штабе, прекращено финансирование "Народного радио". Сузилась политическая база. Бывшие союзники по оппозиции из респектабельных патриотов оскорблены поведением КПРФ на думских выборах и превратились во врагов. Не лучше и отношения и с левыми коммунистами, хотя здесь есть шансы добиться хотя бы декларативной поддержки. Открыто действуют номенклатурные группировки, связанные с враждебными Зюганову фракциями в руководстве КПРФ. Зарегистрированный кандидатом в президенты Тулеев, служивший на выборах 1991г. для отсоса голосов у Ельцина, на выборах 2000г. будет отнимать голоса у Зюганова. И.Губкин не только развертывает кампанию дискредитации Зюганова, но стремится затруднить его людям сбор финансовых средств. Очевидно, что решение об изменении меры пресечения обвиняемому в терроризме и попытке насильственного свержения государственного строя Губкина, ровно через неделю после отставки Ельцина, могло быть принято только на самом высоком уровне.

В непримиримо-оппозиционном секторе российской политики события развивались по собственной логике.

В левых партиях и организациях непримиримой оппозиции шло осмысливание причин своего поражения на выборах и выбор политической стратегии и тактики, исходя из неизменности режима (Путин - это "ельцинизм без Ельцина") и определяясь в первую очередь по отношению к КПРФ. В результате шока, вызванного поражением на выборах, в левых компартиях усилились тенденции на объединение всех коммунистов, включая КПРФ, перед лицом надвигающейся диктатуры, олицетворением которой служит Путин. В рамках этих тенденций обсуждается и вопрос о возможности поддержки левыми коммунистами на президентских выборах Зюганова, несмотря на то, что неприятие его в левокоммунистической среде в последние полгода заметно возросло. Такие тенденции создают условия для прекращения существования левокоммунистического движения как реального субъекта политической жизни РФ, тем более, что руководство КПРФ со своей стороны предпринимает шаги для наступления на их традиционную нишу поддержки трудовых коллективов, борющихся против передачи предприятий новым собственникам.

Характерно, что в неприятии Путина представители левых компартий смыкаются с радикальными либералами, выдвигая схожие лозунги об угрозе установления фашистского режима и выдвигая в качестве обоснования прежде всего чеченскую войну и выступая против нее зачастую с позиций даже не интернационализма, а откровенного космополитизма. Это создает условия для раскола общества в соответствии с навязываемой в рамках находящейся на вооружении мировых верхов "теории модернизации".

Однако на другом, с точки зрения данной теории, общественном фланге - националистическом, ситуация развивается для нее неблагоприятно. Националисты демонстрируют классовый подход. Партии национал-социалистического толка (НБП, Русская национал-социалистическая партия (А.Касимовского)) критикуют поддерживающих Путина "национал-капиталистов" с антибуржуазных позиций.

13 февраля 2000 г.



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2022