Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
koi8-r
cp1251
cp866
iso-8859-5
Deutsch

 

Коммунист Ленинграда

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

TopList

Rambler's Top100
"Коммунист Ленинграда" N 5(48) 2005 г.

ЗАСЕДАНИЕ ДИСКУССИОННОГО КЛУБА
ЛЕВОГО ФРОНТА В МОСКВЕ

3 декабря 2005 года прошло 2-е заседание Дискуссионного клуба Левого Фронта Москвы. Тема: "Коммунизм и патриотизм". В дискуссии принимали участие члены РКП-КПСС, СКМ, ИПРОГ, СД ВПЕРЕД и др.

С докладами и в прениях выступили Борис Кагарлицкий, Василий Колташев, Илья Будрайтскис, Марк Васильев и др. Главная дискуссия развернулась вокруг вопроса: "могут ли (если - да, то насколько) сочетаться эти два понятия?". Иными словами, может (или должен) коммунист быть патриотом, или же это совершенно исключено.

В докладах отмечалось, что данная тема заседания продиктована не абстрактно-философским интересом к этой проблематике, а конкретными политическими реалиями в левом движении, в частности, разгорающейся внутри ряда организаций СКМ и даже КПРФ полемики между "патриотами" и "интернационалистами". Докладчики отмечали, что феномен т.н. национал-коммунизма, идеологи которого подразделяют нации на "буржуазные", социал-демократические" и "коммунистические", не имеет ничего общего с идеологией социализма (не говоря уж о марксизме) и гораздо ближе к идеологии национал-социализма Гитлера, Муссолини и им подобных. Отмечалось также, что под прикрытием патриотизма ("русского патриотизма") у некоторых "левых" политиков и публицистов, формально причисляющих себя к коммунистическому движению, скрываются более конкретные реакционные, имперские взгляды типа "державность, православие, народность", ничего общего с коммунизмом не имеющие. В то же время, было отмечено, что легкость жонглирования термином "патриотизм" объясняется достаточно широким значением этого слова, имеющего свое выражение в личных переживаниях каждого человека, в культуре, равно как и в общественно-политической жизни.

Нередко в дискуссиях о "коммунизме" и "патриотизме" оппоненты-"патриоты" с легкостью перескакивают на разные аспекты "патриотизма" в зависимости от направления спора. Безусловно, патриотизм, как любовь к родине (с маленькой и с большой буквы) присущ каждому человеку вне зависимости от его политических убеждений. Нередко это чувство, как и всякое другое чувство, не поддается рационализации. Тем не менее, патриотизм как чувство или как культурный феномен не совместим с презрением или унижением других культур или аналогичных чувств другого человека. Политика, тем не менее, не может быть движима одними чувствами. Если революционер считает себя марксистом, то, безусловно, в теории и в практике он в первую очередь руководствуется категориями классового подхода и интернациональной солидарности трудящихся.

Во время дискуссии было также заявлено, что т.н. "теория построения социализма в одной стране" есть отступление от марксистского учения как следствие уступки давлению мирового капитала (эта точка зрения разделялась отнюдь не всеми участниками дискуссии). Патриотизм как общественно-политическое течение в российском и мировом революционном движении (к которому нередко апеллируют "патриоты-коммунисты", четко разделяется на две противоположных категории:

  1. реакционную: социал-патриотизм (или "социал-предательство" по Ленину) -т.е. поворот социалистов на сотрудничество с буржуазным государством в ущерб социалистам других стран. История знает "немецкий", "французский" варианты социализма, "австромарксизм" и др.;
  2. условно прогрессивную, связанную с национально-освободительным движением угнетенных народов. Отношение к такому патриотизму было подробно охарактеризовано на 2-м Конгрессе Коминтерна следующим образом: "революционные марксисты могут признавать своими союзниками национально-освободительные движения, выступающие под патриотическими или под религиозными лозунгами при условии: а) действительной революционности этих движений, б) если они не препятствуют работе революционных марксистов". Известная осторожность этих условий акцентирует социальную и идеологическую неоднородность национально-освободительных, "патриотических" движений и предполагают возможное их расслоение по мере развития империалистической борьбы. Как было указано в ходе дискуссии, данный принцип большевизма не утратил своей актуальности и в настоящее время, например, при рассмотрении таких антиимпериалистических, "популистских" (в хорошем смысле этого слова) режимов, как режим Чавеса в Венесуэле. Иными словами, как заключил ведущий дискуссию А.А. Пригарин, "патриотизм" как политическая (а не эмоциональная или культурная) категория не может употребляться без уточняющих эпитетов (национал-патриотизм, антиимпериалистический патриотизм, социал-патриотизм, и т.д.) позволяющих дать классовую оценку данным явлениям. Равным образом, уточняющие эпитеты применимы и к слову "коммунизм". Например, уточнения "научный коммунизм" и "национал-коммунизм" характеризуют данные понятия как противоположные и непримиримые политические течения.

Марк Васильев

 



Все содержание, (L) Copyleft 1998 - 2019