Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

 

Воспитание пушечного мяса

Нерушимый блок питерских чекистов и либеральных кинематографистов готовит усердных полицаев для старших партнеров из НАТО.

Когда сторонники нынешнего президента России защищают своего кумира ссылками на объективные обстоятельства, возразить им бывает почти что и нечего. "Вы забываете, какое наследство ему досталось!" - слышим мы после очередного "Норд-Оста" и соглашаемся. "Сравним нынешние возможности России и Америки!" - раздается после очередного заокеанского плевка, стыдливо утираемого нашими дипломатами. И опять понимаешь, что при 50-кратной разнице в бюджете, не говоря о прочем, рыпаться супротив друга Джорджа особенно-то и некуда... В общем, если судить по текущей политике, то версия о наличии за кремлевской стеной нового Ивана Калиты ничуть не менее убедительна, чем предположение об угнездившемся там американском шпионе или просто случайно занесенном на трон ничтожестве типа стругацкого дона Рэбы.

Оценивая любого государственного деятеля, надо постоянно иметь в виду его зависимость от сложившейся в стране системы, окружения, политической и экономической конъюнктуры. Даже абсолютный диктатор или президент сильнейщей сверхдержавы мира чудовищно несвободен и нередко вынужден идти на самые неприятные компромиссы. На что уж товарищ Сталин с мистером Рейганом неслабые парни были, а и они на горло собственной песне порой наступали. Иосифу Виссарионовичу, помнится, приходилось распускать уже готовое к въезду в Хельсинки правительство красных финнов, а старина Ронни драпал из Ливана, где его бравых морпехов шахиды штабелями клали...

Подлинное лицо лидера государства лучше всего видно там, где его не сковывает необходимость оглядываться на соседей, свиту и цены на нефть - то есть в области идеологии и культуры. Нагляднее всего дух эпохи и устремления элиты отражает кино. Фильмы "Александр Невский" и "Падение Берлина" могут сказать об устремлениях "кремлевского горца" больше, чем тонны документов. Точно так же сериалы о подвигах бравого солдата Джона Рэмбо и не менее бравого агента Джека Райана демонстрируют суть доктрины Рейгана лучше самых продвинутых политологов.

Особенно важно, что и "Александр Невский" и "Рэмбо" стали не просто явлением кинематографа, но и мощным средством агитпропа. Воспевая еще недавно крамольные фигуры правителей и полководцев прошлого, советские картины второй половины 30-х подготовили историческое примирение "красных" и "белых", скрепленное общей кровью, пролитой на полях Великой Отечественной войны. В свою очередь, поднимая на щит вышедших из ада индокитайских джунглей, Голливуд эпохи Рейгана выбивал из американской нации "вьетнамский синдром" и просоветские симпатии. Впоследствии немалую роль в изменении общественного мнения СССР, наряду с направляемой идеологическим отделом ЦК КПСС перестроечной прозой и публицистикой, сыграл и кинематограф. Огромные очереди на довольно убогое и ныне справедливо забытое "Покаяние" стали едва ли не первой приметой горбачевской эпохи.

Но прошло едва десять лет, и досыта наевшееся горьких плодов перестройки население брезгливо отвернулось от вчерашних кумиров. В моду вошли политические боевики, исторические исследования и даже фантастические романы державного направления. Подскочил спрос на старые советские киноленты и коммунистическую символику. Самым же популярным киноперсонажем в одно мгновение стал балабановский Данила Багров, обещавший в первом "Брате" устроить Америке "кирдык", а во втором честно отвечающий за базар.

Ни застрявшие в прошлом веке коммунисты, ни барахтающиеся в позапрошлом столетии монархисты не имели ни малейшего шанса воспользоваться сложившейся ситуацией. Хотя, согласно социологическим опросам авторитетного Юрия Левады, Петр I, Ленин и Сталин уже добрый десяток лет возглавляли тройку самых популярных российских лидеров, "красно-коричневым" это не помогало. Воспринимать их вялых вождей в качестве преемников титанов прошлого, граждане категорически отказывались. Они ждали энергичного державника новейшего образца и, казалось, пять лет назад наконец обрели его.

Новый президент проявил явный интерес к "важнейшему из всех искусств". Сразу после его воцарения, российская телеиндустрия развернула массовое производство военно-патриотических сериалов, изрядно потеснивших с экрана бразильско-мексиканское мыло. Как правило, показывались они самое лучшее время по наиболее официозным каналам ОРТ и РТР, что явно свидетельствовало о госзаказе и выделении немалых средств. Государственным финансированием дело не ограничивалось, и к работе над отдельными проектами были привлечены близкие к Кремлю бизнесмены. В частности продюсером сериала "Честь имею" стал личный друг Путина глава охранной фирмы "БалтикЭскорт" Роман Цепов.

Для работы были собраны отменные мастера. "Честь имею" наряду с режиссером Виктором Бутурлиным помогал делать создатель гениального "Собачьего сердца" Владимир Бортко. Картину "Марш-бросок" снимал Николай Стамбула, до того выпустивший красивейшую "Волчью кровь" - пожалуй, лучший со времен "Белого солнца пустыни" фильм о Гражданской войне. Достаточно крепкими профессионалами, считались также сыновья создателя "Неуловимых мстителей" Давид и Тигран Кеосаяны, отметившиеся соответственно в сериалах "Операция "Цвет нации"" и "Мужская работа".

Распространенное мнение, что президент до сих пор лишен возможности влиять на процесс, мало обосновано. Действительно, имеющий репутацию "демократа" и ставленника прежнего режима Михаил Швыдкой до недавнего времени являлся министром культуры, а сейчас возглавляет Федеральное агентство по культуре и кинематографии, но патриотические телесериалы, на которые был сделан упор в последние годы, через его епархию никогда не проходили. Здесь рулило многократно застроенное и перетряхнутое телевизионное начальство, полностью контролируемое Кремлем и, следовательно, полученная на выходе продукция отражает вкусы его обитателей включая и самого главного.

Однако как идеологический, так и творческий итог всего этого великолепия оказался оказался весьма плачевным. Ни на сталинские, ни на рейгановские боевики корявый путинский агитпроп не походил. Не нашлось там места и воспеванию "России, которую мы потеряли", на что сильно надеялись наши романтические монархисты.

Первый облом, грезящую о патриотических блокбастерах публику постиг еще в последние ельцинские годы. Разрекламированный как гимн величию русской армии и Российской Империи эпохи Александра III, михалковский "Сибирский цирюльник", стал своеобразным "Тарасом Бульбой наоборот". Персонаж помогающий бежать террористу и плюющий на воинский долг ради потрепанной американской шлюхи, выведен как идеал русского офицера, а имперские власти, справедливо отправившие паршивца в Сибирь, к радости либеральной критики, оказались самодурами и кровавыми сатрапами.

Еще интереснее отношение к американцам патриотических боевиках путинского времени. Чикагский поход Вити и Дани Багровых "Брате-2" стал единственным фильмом, где граждане России поднимали столы на обитателей оплота демократии и, похоже, таковым останется. Вскоре после выхода картины на дальнейшие съемки подобного было наложено негласный, но строгий запрет.

"Такова идеологическая установка нашего заказчика - ОРТ, - рассказал в интервью газете "Версия в Питере" (номер 35, 9 сентября 2002 года) продюсер компании "Сварог" Николай Суслов, - Мы изначально с ними договорились, что США и НАТО "не обижаем". Дошло до того, что сценария сусловского сериала "Спецназ" выпал эпизод с обнаружением американского самолета российским радаром - по мнению руководства ОРТ, это являлось недопустимой дискредитацией заокеанских технологий. Основным противником героев и "Спецназа", и снятого "Сварогом" сериала "Русский спецназ" стали чеченские боевики, за которыми стоят зловещие главари исламских фундаменталистов. Представители западного мира появляются исключительно в качестве благожелательных партнеров. Само собой - тема сотрудничества ЦРУ и "Моссада" с субъектами типа Бен Ладена в подобных сериалах также не поднимается. Самое большее, что позволяется нашим суперменам, это скрутить какого-нибудь ихнего ренегата, продавшегося "Аль-Каиде". Иногда, как это случилось в подростковом сериале "Операция "Цвет нации"", герои наоборот спасают наивного европейского бизнесмена, ставшего жертвой отечественных братков.

По схожей схеме выстроены сериалы "Мужская работа" и "Честь имею", фильмы "Марш-бросок" и "Антикиллер". Российский контингент предстает в них оплотом цивилизации от свирепого и чуждого, как уэллсовские марсиане, всемирного джихада и его авангарда - чеченских боевиков. Не забыта и усиленно внедряемая "мировым сообществом" политкорректность. Наряду с омерзительными боевиками в кадрах появляются и хорошие пророссийские чеченцы, а главные герои второго "Антикиллера" и "Честь имею" не упускают случая разобраться с гнусными скинхедами.

Начиная с нынешнего года, авторы антитеррористических боевиков стали усиленно создавать положительный образ Владимира Путина. В "Операции "Цвет нации"" президента спасают от коварного генерала-сталиниста. Для пущей достоверности лента даже украшена документальной хроникой свойского общения президента с крестьянами Ставропольщины. Зрители "Честь имею", лишены возможности лицезреть главу государства, но забыть о нем им не дают. С экрана постоянно слышатся торжественные, как на съезде "Единой России", речи о необходимости верить президенту, с появлением которого война в Чечне пойдет по-новому.

Куда сильнее, чем в картинах о подвигах спецназа, десантуры и бойцов невидимого фронта политические темы звучат исторических боевиках. Акцент сделан прежде всего на антикоммунизме, что особенно заметно в телесериалах о Великой Отечественной и предвоенных годах ("Дети Арбата", "Московская сага", "Диверсанты", "Штрафбат" "Караван PQ-17"). Партийные структуры во главе со Сталиным и органы безопасности, руководимые Берией, выглядят сугубо разрушительной силой, главная задача которой - всячески помочь Гитлеру завоевать СССР. Кремлевско-лубянские злодеи и их подручные только и делают, что зазря стреляют, сажают, гонят своих солдат на минные поля, а Берия еще и тащит в постель любые движущиеся объекты женского пола. Иногда создается впечатление, что мы имеем дело не с историческими персонажами, а с черными магами из фэнтези, которые зверствуют просто из любви к искусству.

Лишь страх за собственные шкуры заставляет советских вождей прибегнуть к помощи штрафников и прочих жертв репрессий. И те, забыв про обиды, несмотря на продолжающиеся происки бериевских сатрапов спасают Отечество при некоторой помощи случайно уцелевшего от палачей народа. Эта шизофреническая концепция активно внедрялась горбачевскими идеологами в перестроечные годы, и теперь ее глашатаи - либеральные писатели типа Анатолия Рыбакова и Василия Аксенова использованы кремлевским агитпропом по новой.

Когда идея первоисточника противоречит подобной идеологии, ее бесцеремонно извращают. При экранизации "Каравана PQ-17" Валентина Пикуля версия автора об организованной союзниками сознательной подставе каравана под удар немецкой авиации и подлодок полностью отсутствует. Зато НКВД-шники, которых у писателя вообще не было, наоборот, свирепствуют почем зря. То с невинными женщинами расправляются, то против героических подводников козни строят.

Задача живописателей этих ужасов предельно ясна. После открытия архивов демократические литераторы и их друзья были многократно уличены во лжи и вдрызг проиграли идеологическую дуэль со своими оппонентами державно-сталинистского толка. Одновременно резко упало доверие населения к средствам массовой информации, а страна из самой читающей в мире превратилась в самую сериалосмотрящую. Поэтому, в отличие от перестроечных лет упор сделан не на разоблачение проклятого прошлого через логику и лживую статистику, а на удары по эмоциям и подсознанию. Зачастую такая тактика имеет успех, а заодно позволяет переиздать и реализовать Рыбакова, Аксенова и Ко значительными тиражами. Без сериалов подобная макулатура осталась бы невостребованной, каковой собственно и была до недавнего времени.

Ущербность путинского патриотического киноагитпропа по сравнению со сталинским очевидна. Исторические боевики 30-х - 40-х годов восстанавливали в правах русских национальных героев, а с ними и досоветскую историю России. Нигилизм первых послереволюционных лет отвергался. Признавалось, что "нашими" могут быть не только пролетарии и революционеры, но и монархи, вроде Ивана Грозного и Петра Великого. Сейчас 70 лет советской истории предстают в виде "черной дыры", где если что-то хорошее и было, то вопреки режиму.

Однако ничего особенно светлого, киношники не находят и в царской России. В "Сибирском цирюльнике" торжествует злобный деспотизм, слегка прикрытый развесистой клюквы "а ля рюсс", а борющиеся с терроризмом положительные жандармы "Империи под ударом" запомнились в основном изрядной тупостью. Если сталинское кино восстанавливало целостность исторического сознания, путинское его рушит. Исподволь зрителя убеждают, что коммунизм - гадость неимоверная, монархия немногим лучше, и лишь сейчас, с явлением Владимира Владимировича и приобщением к "мировому сообществу" мы только жить и начинаем.

Интересно, что сама по себе коммунистическая идеология в нынешних исторических боевиках почти не подвергается нападкам, а все разоблачения обрушиваются исключительно на сталинский режим. Неужели большевики предшествующего периода были гуманнее? Конечно, не были, но ввиду деградации нынешних коммунистов громить их догмы не особенно и нужно. Зато налицо стремление максимально осквернить эпоху, когда Россия проводила самостоятельную политику, а не являлась натовской марионеткой. По той же причине половина годового кинобюджета РФ ранее ушла на михалковский опус, исподволь осквернивший время не желавшего плясать под дудку западных друзей Александра III.

Атмосфера фильмов "Александр Невский", "Минин и Пожарский", "Иван Грозный", "Адмирал Ушаков", "Корабли штурмуют бастионы" и "Кутузов" неприемлима для нынешнего режима, поскольку создавала образ России как самостоятельной цивилизации. Ее армия в полном соответствии с историческими фактами действовала как против Запада (крестоносцы, поляки, французы, шведы), и против Востока (Османская империя, Казанское ханство). В нынешнем кино современные враги России оказываются исключительно исламско-бородатыми или нацистско-бритоголовыми, а Запад и, прежде всего, Америка предстают едва ли не ангелами во плоти.

Подобная идеология выглядит особенно противоестественной, если вспомнить, что голливудские боевики как натаскивали, так и натаскивают граждан мочить русских, китайцев, арабов, сербов и вообще любых врагов США. В подавляющем большинстве лент их даже не считают за людей, истребляя подобно каким-нибудь гоблинам или другим фантастическим чудовищам. Несомненно, после этого и солдатам психологически легче делать свою работу и население будет радостно аплодировать любым "гуманитарным" бомбардировкам.

У нас же в ухудшенном виде повторяется ситуация с советским кинематографом 60-х - 80-х годов, когда действовал такой же негласный запрет на убийство. Ликвидировать граждан стран входящих в НАТО разрешалось лишь в исторических лентах, рассказывающих о событиях до окончания Второй мировой войны. В последующий период противостояние с агентами ЦРУ носило чисто интеллектуальный характер. За три с лишним десятилетия до зрителя дошла лишь одна картина, где по американцам всерьез стреляли - "Одиночное плавание". (Да и там персонаж Михаила Ножкина палил по вашингтонским наймитам, защищая от них американских же туристов.)

Сейчас, дело обстоит еще хуже. Людям старательно вдалбливают в голову мысли об изначальной благожелательности Запада, однозначной принадлежности к нему российской цивилизации и немыслимости конфликта с миром, лежащим на закате. Наоборот, его представителей, надлежит всячески опекать и защищать, как более нежных созданий. А если не в столь далеком будущем, страна выберет не того президента или мировая экономика потребует срочного захвата сибирских энергоресурсов? Если США с друзьями, что уже не раз проводили учения по сценариям типа "Защита Сибирской республики от китайской агрессии" захотят обустроить эту самую республику, для того расчленив Россию по косовскому сценарию?

Мне почему-то сразу приходит в голову фантастический роман "Геном", написанный автором нашумевшего "Ночного дозора" Сергеем Лукьяненко. Там очень ярко описана печальная судьба планеты Эбен, где жила особая раса, выведенная специально для войны с инопланетными монстрами. А потом с монстрами договорились, запрограммированные на войну с ним эбениты стали мешать мирному процессу и от них решили избавиться. Соотношение сил делало шансы сторон примерно равными, но одна из них психологически не могла стрелять по людям. В результате миротворческая операция завершилась чрезвычайно быстро, цивилизацию эбенитов ликвидировали, а уцелевшим после промывания мозгов даже дозволили жить в "галактическом сообществе".

Может быть все это оторванная от реальности фантастика? Тогда стоит вспомнить судьбу сербских краин в Хорватии, некогда созданных в качестве передового оборонительного рубежа Европы против турецкого вторжения. Десять лет назад та же Европа их благополучно уничтожила, причем крайней слабости сопротивления, немало способствовала и своеобразная местная психология.

Общаясь с сербскими кинематографистами на кинофестивале "Русский Витязь", я с удивлением убедился, что врагов в только что бомбивших Югославию натовских летчиках они просто не хотят видеть. Например, когда я чисто теоретически предположил возможность проведения терактов на территории агрессора, мои собеседники были в шоке. После чего наперебой стали объяснять, что это цинично и нецивилизованно, простые американцы и европейцы ни в чем не виноваты, а их правители непременно одумаются. Даже в их фильмах показанных на фестивале ненависти к воздушным убийцам своих близких практически не наблюдалось.

Эту позицию ни в коем случае нельзя считать проявлением трусости. Но для людей, считавших естественным уйти в оккупированное Косово, чтобы, рискуя жизнью снять зверства албанских террористов, казалось невозможным взорвать что-нибудь в просвещенной Европе. Люди всерьез уверовали в пресловутые общечеловеческие ценности, считая себя незаменимыми защитниками западной цивилизации.

Теперь подобный образ, похоже, всерьез примеряют в Кремле, навязывая согражданам роль пушечного мяса в разборках "старших партнеров" с исламскими фундаменталистами, левыми повстанцами и вообще с кем прикажут. Спрос на этот товар скоро вырастет - уж больно стремительно в "цивилизованных странах" сокращается количество желающих послужить Родине даже за большие деньги. Недаром президент Буш распорядился выделить 600 миллионов долларов на вербовку в американскую армию 75 тысяч африканцев, для использования в "горячих точках".

Куда раньше, чем многие думают, могут оказаться там и россияне. Не стоит забывать, что в прошлом году они не попали в Ирак исключительно, потому что "старшие партнеры" Кремля заняли относительно вторжения противоположные позиции. А сговорись друг Джордж с друзьями Жаком и Герхардом вчерашние зрители "Спецназа" имели бы все шансы сыграть в своих кумиров в натуре.

Очевидно, что на воплощение в жизнь подобных сценариев направлена и принятая с подачи президента "Концепция патриотического воспитания граждан Российской Федерации", где само понятие национальных интересов России появляется лишь в абзаце начинающимся со слов "В условиях борьбы с международным терроризмом..." ("Красная Звезда" 5 июля 2003 г.). Еще яснее позиция Владимира Владимировича определилась, в ходе скандала вокруг участившихся визитов в военные училища престарелых власовцев из Русской Освободительной Армии и отличившегося в карательных операциях против югославских партизан Русского Охранного Корпуса.

На вопрос корреспондента: с чьей санкции офицеры-воспитатели участвуют в совместных мероприятиях с гитлеровскими прихвостнями, начальник петербургского Суворовского училища Валерий Скоблов однозначно заявил: "С одобрения президента". ("Советская Россия" 27 декабря 2001 г.) Коли генерал-майор Скоблов до сих пор на посту, а почтенные ветераны, несмотря на смерть их шефа лейтенанта Охранного Корпуса и отца известного олигарха Алексея Йордана, до сих пор желанные гости в училище, позиция верховного главнокомандующего осталась прежней. Видимо, задача внушить максимуму будущих командиров идею сотрудничества с явившимися с Запада людьми в чужой форме, представляется Владимиру Владимировичу столь важной, что он, вместе с министром обороны Сергеем Ивановым одобрил использование для этой цели отставных полицаев.

Тем не менее, в ближайшее время госзаказа на сериал возвеличивающий Власова выдано не будет. В широких массах, особенно старших поколений генетическая память о войне сидит еще слишком крепко, и пренебрегать ею, как это делали демократы нерационально. Посему проекты реабилитации прислуживавших фюреру генералов и атаманов положены под сукно, а им самим отведена роль полулегальных кумиров для будущей военной элиты. Кроме того, учитывается, что открытая пропаганда предательства в сочетание с демонизацией Лубянки, не способствует росту лояльности к режиму, опирающемуся на выходцев из того же ведомства.

Не случайно в том же "Штрафбате" столь заметен мотив сплочения штрафников самых разных национальностей и убеждений для защиты Родины, а значит и обличаемого сериалом режима. В этом и состоит коренное отличие нынешней кремлевской идеологии, от демократических догм 90-х. Тогда нас призывали забыть на устаревший патриотизм, а войну изображали как грязное дело, которое следует поручить исключительно кучке высокооплачиваемых профи. Сейчас политика иная. Пушечное мясо грядущих войн России должно не за страх, а за совесть защищать ее от "мирового терроризма", в образе которого ваххабит слился с эсэсовцем, а скинхед с наркобароном. Но поскольку цивилизованные негры 82-ой воздушно-десантной дивизии, с этими монстрами никак не должны ассоциироваться, их надлежит встречать исключительно хлебом-солью.

04 марта 2005 г.   Юрий Нерсесов

Р.S. Уже дописав этот текст, обнаружил на сайте кинокомпании "Top Line Productions", анонс снятого при поддержке компетентных органов боевика "Личный номер". Привожу его полностью, выделив самые интересные с точки зрения программирования зрителей слова.

"Объявив "священную войну" цивилизации террористы из "Аслан Аллах" готовят акцию, которая должна превратить Вечный город Рим в вечно мертвый город. Но мужество и героизм Смолина, самоотверженность и профессионализм Кэтрин Стоун, твердость духа чеченца Умара в сочетании с совместными действиями российских и западных спецслужб спасают заложников и мир от угрозы чудовищного теракта. Водоворот событий не оставляет героям фильма выбора: им остается только побеждать!" (http://www.tlp.ru/rus/films/films_5.html)

По заявлению креативного директора компании Ольги Акимовой создателям фильма: "хотелось бы добиться в этом проекте двух вещей: создать архетипический образ истинного русского героя, и представить Россию как страну, которая готова стать частью Европы". ("The Daily Telegraph" 19 июля 2004 г.)

Окончательно, все точки над "i" относительно российских кинобоевиков новейшей формации расставил министр обороны Сергей Иванов. "Есть позитивные сдвиги на телевидении с точки зрения военно-патриотического воспитания, - бодро отрапортовал Сергей Борисович, выступая 16 декабря на заседании правительства посвященном состоянию наших средств массовой дезинформации, - выпускаются высококачественные художественные фильмы, которые приемлимы для молодежи".

 



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2017