Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

Советское Возрождение

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

 

Время колокольчиков

 

Что ж теперь, ходим вкруг да около,
На своем поле, как подпольщики?
Если нам не отлили колокол,
Значит здесь - время колокольчиков.

Александр Башлачев

Этот текст - своего рода сочинение на заданную тему, сформулированную примерно так: "Перспективы формирования революционной ситуации в современной России". Такая дискуссия в левых кругах идет уже не первый год, и уже можно сделать из нее некоторые выводы и обобщения. Постараюсь выразить, прежде всего, собственное видение предмета, приведя, впрочем, ряд положений, высказанных другими участниками обсуждения на Рабкор.ру, с которыми согласен. Естественно, я буду отстаивать свою точку зрения и в дальнейшем, но к возражениям и поправкам, основанным на рациональной аргументации, не останусь безразличен.

Итак, наличествует ли на сегодняшнем постсоветском пространстве революционная ситуация или хотя бы предпосылки для ее развития? Понятно, что для нас это не просто теоретический вопрос. Чтобы не заниматься голословными заклинаниями, целесообразно оттолкнуться от классической формулировки, изложенной в работе Ленина "Крах II Интернационала":

"Каковы, вообще говоря, признаки революционной ситуации? Мы наверное не ошибемся, если укажем следующие три главные признака:

  1. Невозможность для господствующих классов сохранить в неизмененном виде свое господство; тот или иной кризис "верхов", кризис политики господствующего класса, создающий трещину, в которую прорывается недовольство и возмущение угнетенных классов. Для наступления революции обычно бывает недостаточно, чтобы "низы не хотели", а требуется еще, чтобы "верхи не могли" жить по-старому.
  2. Обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов.
  3. Значительное повышение, в силу указанных причин, активности масс, в "мирную" эпоху дающих себя грабить спокойно, а в бурные времена привлекаемых, как всей обстановкой кризиса, так и самими "верхами", к самостоятельному историческому выступлению".
Классическая ленинская триада признаков известна более чем широко, и вроде бы никто из приверженцев различных трактовок марксизма пока не пытался ее принципиально опровергнуть. Допускаю, что какое-либо фундаментальное теоретическое возражение могло исходить от кондовых социал-демократов, но у них сама мысль о революции вызывает стойкое неприятие и всяческие "ритуалы изгнания Ктулху", поэтому их воззрения на этот счет оставим за рамками рассмотрения. Примем ленинскую формулировку в качестве отправной точки, общей для большинства левых. После чего применим эти обобщенные положения к нынешней российской конкретике.

Прежде всего, имеет ли место сегодня, в 2009 году, кризис российских верхов? Как говорил товарищ Сухов, "это вряд ли". Напротив, мы являемся свидетелями завершения формирования самого обычного буржуазного парламентаризма с основной опорой в виде правоцентристского "ЕдРа" и, образно выражаясь, контрфорсами из КПРФ (которую даже "левой рукой правых" называть некорректно) и популистской "Справедливой России", тогда как прочие партии представляют собой не более чем реликты ельцинской декоративной многопартийности. Так или иначе, отечественная буржуазия представлена в российском парламенте во всем своем многообразии, и противоречия между теми или иными ее группировками носят непринципиальный и эпизодический характер. В самом деле, нужно обладать очень буйной фантазией, чтобы какого-нибудь рассматривать Ходорковского в качестве знамени реального массового протеста, как грезится деятелям из "Другой России". Не выйдет из него нового Мирабо, сколько ни старайтесь.

В общем, на сегодняшний день "верхи могут". Тогда, может быть, "низы не хотят"? В определенной мере, конечно, не хотят, как и все 18 лет с момента открытой реставрации капитализма в РФ (можно долго дискутировать на тему, каким был общественный строй в СССР, но капиталистическим он не был, если только не трактовать это понятие расширительно вплоть до утраты изначального смысла). Во всяком случае, массовый протест не достигает даже уровня 1998 года, когда иные аналитики говорили если не о революционной, то хотя бы о предреволюционной ситуации. Тем более не наблюдается ничего сопоставимого с активностью трудящихся периода 1989-1990 годов (да, увы, не абстрактных ельцинистов, а именно трудящихся, из песни слова не выкинешь; впрочем, кто эту активность направлял - вопрос отдельный). Поэтому приходится констатировать: нежелание низов жить по-старому носит пока довольно-таки пассивный характер.

А как у нас обстоят дела с "обострением, выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов"? Скажем прямо: рутинно. Нужда и бедствия населения обострились одномоментно и ощутимо в начале 90-х, не вызвав критических для новоявленной буржуазной власти потрясений. С тех пор они ни шатко ни валко нарастают уже который год, но порождают лишь эпизодические, в основном локальные акции протеста, позволяющие в лучшем случае отсрочить очередной поворот закручиваемых гаек. Гораздо больше "угнетенные классы" озабочены вопросами собственного выживания. Впрочем, если бы нужда и бедствия сами по себе были необходимым и достаточным условием, та же Африка превратилась бы в арену поистине перманентной революции...

Исходя из сказанного, неудивительно, что "значительного повышения... активности масс" не происходит. При таких предпосылках, естественно, на данный момент ни в РФ, ни в любой другой из бывших советских республик не может быть речи о способности революционного класса на революционные массовые действия, достаточно сильные, чтобы сломить (или надломить) старое правительство, которое никогда, даже и в эпоху кризисов, не "упадет", если его не "уронят". Тем самым лишний раз проявляется беспочвенность наивных надежд на то, что текущий кризис сам по себе приведет к краху капитализма. Конечно, "проходит жизнь, и все труднее ждать...", но что есть, то есть.

После такого, не слишком обнадеживающего вывода уместно будет задаться вопросом о причинах сложившегося положения. В противном случае получится еще одна поверхностная констатация, которыми и без того нас пичкают так называемые аналитики из СМИ, от которых анализа-то и не приходится ждать.

Прежде всего, хотелось бы напомнить известный афоризм Людвига Больцмана: "Нет ничего практичнее хорошей теории". К рассматриваемой теме это имеет самое непосредственное отношение. С моей точки зрения, на данный момент мы не располагаем адекватной существующим условиям революционной теорией. Да, есть ряд достоверно выявленных закономерностей, которые образуют учение, называемое марксизмом. Но проблема заключается в том, чтобы 1) адаптировать их к реалиям сегодняшнего дня, что и было в свое время проделано Лениным применительно к России начала XX века; 2) развить марксизм путем осмысления с соответствующей точки зрения тех исторических факторов, влияние которых не учитывалось прежними теоретиками.

Разумеется, легко высказать это пожелание, осуществить его на практике очень непросто. Тот же Ленин в свое время заслужил немало обвинений в отходе от "незыблемых" канонов того, что в ту эпоху понималось европейской социал-демократией как ортодоксальный марксизм. Впрочем, не нужно далеко ходить; все эти господа давно умерли, но дело их живет - некоторое время назад один из комментаторов на Рабкор.ру выдвинул тезис об антимарксистской природе ленинизма, противопоставив последнему соглашательскую политику социал-демократов как единственно разумную, позволившую якобы избежать "эксцессов"...

Еще одна сложность состоит в крайне слабом знакомстве многих (если, увы, не большинства) российских левых с теоретическим наследием предшественников (вспомним "Я видел дальше, поскольку стоял на плечах гигантов" Ньютона). В итоге появляются довольно курьезные представления, наподобие того, что ни буржуазии, ни пролетариата в традиционном смысле в современной России якобы нет, а место наемного труда занимает некое непонятное "служение". Автор этого "сенсационного открытия" почему-то воздержался от дальнейшего развития своей мысли, которое неизбежно привело бы к представлению о том, что живем мы не в капиталистическом обществе, а в каком-то доселе неописанном, и что вообще "умом Россию не понять". Печальную роль играет и субъективный, эмоционально насыщенный (следовательно, априорно ненаучный) подход к творчеству практически всех прежних авторов. Довольно курьезно все-таки выглядит левый активист, чуть ли не наизусть цитирующий Троцкого, при этом не знакомый с сочинениями Ленина, а к Сталину относящийся по принципу "не читал, но осуждаю" (вопрос о сталинизме как полноправной разновидности марксизма, существовавшей во вполне определенных территориальных и временных рамках, оставим для другого раза). В результате сплошь и рядом выдвигаемые "теоретические новации" оказываются хорошо (и обычно заслуженно) забытым старым. При таких условиях, повторю, "апгрейд" марксизма как целостного учения до уровня современных требований является весьма нелегкой задачей. Тем более что данное учение в нашей стране не развивалось десятилетиями. Многие по привычке ожидают, что новое воплощение революционной теории придет к нам, как всегда, с Запада. Увы, знакомство с трудами западных левых что-то не внушает оптимизма. Давайте все же честно признаем, что это не они, а мы имеем в своей истории опыт практического осуществления наиболее радикальной революции. И пока у нас наполовину вслепую, методом проб, ошибок и "тыка" создавалось и эволюционировало первое некапиталистическое общество, западные интеллектуалы ломали копья на тему, какая разновидность марксизма ортодоксальнее...

По поводу ранее неучтенных факторов можно говорить много и разнообразно. В беглой форме эти вопросы не раз затрагивались в дискуссиях на Рабкор.ру, и остается только сожалеть, что пока их обсуждение не получило дальнейшего развития. Например, один из участников обсуждения обратил внимание на то, что при анализе возможности развития революционной ситуации в той или иной стране до сих пор игнорировался такой фактор, как возрастная структура населения. Между тем, даже не вдаваясь в статистические выкладки, просто оглянувшись по сторонам и прикинув соотношение относительно молодого (потенциально социально активного) населения к пожилому, можно сделать вполне определенный прогноз. Другой пример - определенное снижение социальной активности советского народа в 50-е годы можно связать с последствиями Великой Отечественной войны. Как ни банально, погибают во всех войнах, в первую очередь, не те, кто стремится отсидеться... Это и многое другое еще ожидает подлинного осмысления.

Так или иначе, без адекватной теории левое движение никогда не оформится в структуру, способную осуществить, во-первых, демонтаж капиталистической общественной системы, во-вторых, целенаправленное построение социалистического общества. Слово "целенаправленное" употреблено здесь не случайно. Прежние общественные формации складывались в целом стихийно, но в случае с переходом к социализму это нереально. "Пустить дело на самотек" будет в итоге означать очередную реставрацию капитализма. Впрочем, это уже отдельная тема.

В обозримой перспективе можно ожидать значительных изменений и по линии действия ранее рассмотренных объективных факторов. Например, возрастная структура населения РФ станет более благоприятной с точки зрения социальной активности, хотя бы потому, что сейчас доживает последние годы наиболее многочисленное поколение пенсионеров, проживших большую часть жизни в условиях бесплатной медицины, пользования возможностями развитых фондов общественного потребления и т.п. Из нынешних 40-50-летних до пенсионного возраста доживет много меньший процент... (вообще, темная сторона пенсионной системы с точки зрения человечества как биологического вида - это тоже отдельная тема). Так что удельный вес молодежи в обществе силой обстоятельств возрастет, а эта категория населения куда легче на подъем в сравнении с нынешним среднестатистическим россиянином. Разумеется, левые должны будут еще суметь воспользоваться этим фактором, поскольку жаждущий деятельности молодой человек может оказаться, выражаясь образно, как в Красной гвардии, так и в рядах "чернорубашечников". А чтобы левая пропаганда и агитация оказались эффективными, тот "марксизм будущего", о котором шла речь ранее, потребуется выразить в концентрированной предельно популярной форме. Исторический опыт успешной массовой революционной пропаганды уже имеется, и он не имеет ничего общего с сегодняшними ритуальными заклинаниями в стиле "Рыночным ценам - рыночную зарплату"...

Далее, можно ожидать углубления пока только намечающихся межимпериалистических противоречий, одним из субъектов которых является Россия, уже заявившая о своих претензиях "маленькой победоносной войной" против Грузии. Это гораздо более существенный аспект, чем может показаться. Потребуется новое осмысление такого фундаментального понятия, как интернационализм. С другой стороны, как уже отмечалось в дискуссии, потребуется пересмотр отношения к такой "священной корове" прежнего марксизма, как самоопределение наций. Кратко говоря, будучи исторически прогрессивным в рамках вполне конкретного этапа, оно, в соответствии с нехитрой диалектикой, "сменило знак на противоположный", яркой иллюстрацией чего стала роль пресловутых национальных элит, разваливших СССР в ущерб интересам своих же народов. Не удержусь, чтобы повторить: на самом деле самоопределяются не нации, а элиты. Можно прогнозировать дальнейшее нарастание официального госпатриотизма, тем более что после пропагандистской вакханалии ельцинской эпохи он воспринимается как нечто привычное и гораздо более импонирующее массовому сознанию, чем всяческие "разоблачения тоталитаризма".

Перечисление "вызовов эпохи" можно продолжать еще долго, но я не вижу в этом особого смысла. Так или иначе, в настоящее время революционная ситуация в России объективно отсутствует, "народ безмолвствует" (тоже по вполне объективным причинам), но было бы совершенно антидиалектичным и попросту глупым провозглашать такое положение вещей вечным и незыблемым. Другое дело, что от самих левых зависит, окажутся ли они готовы к революционной ситуации в будущем и смогут ли воспользоваться новым шансом построить общество на основе не конкуренции, а солидарности. Работать в этом направлении нужно сейчас, даже если такая возможность реализуется только при жизни наших внуков-правнуков.

 

октябрь 2009 г.   Евгений Зонов
http://leftpolicy.ru/articles.php?article_id=101



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2021