Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

 

Российские антиглобалисты в Генуе (БЛИЦ)

Российская делегация для поездки в Геную формировалась через находившуюся в Москве Карин Клеман - молодую француженку, члена общественной организации АТТАК (по-французски ATTAC), что переводится как "Ассоциация (вариант - не "ассоциация", а "действие") за налогообложение трансакций (вариант - не "налогообложение трансакций", а "налог Тобина",) в интересах граждан".* Визы для делегации были оформлены шенгенские, через посольство Австрии.

В целом делегацию можно разделить на три части:

  1. Представители "Соцпрофа" и профсоюза "Единство" АвтоВАЗа - человек 8 (+/- 1) во главе с С. Храмовым. Все эти люди держались особняком от остальной делегации, т.к. имели "отдельное финансирование", потому - могли, в отличие от прочих, позволить себе жить в гостиницах и питаться в ресторанах/кафе, на почве чего возникали конфликты.
  2. Представители Комитета за рабочий интернационал во главе с И. Будрайтскисом плюс разная молодежь из мелких организаций вплоть до какого-то общества "За этичное отношение к животным" - всего человек 15. К этой группе можно отнести и всю украинскую делегацию. На общем фоне сравнительно большей "солидностью" отличались, помимо Будрайтскиса, М. Головизнин (Москва) и С. Денисюк (профсоюз "Защита труда", Украина).
    • Все остальные, а именно:
    • Е. Старостина и И. Колодинская - от Сибирской конфедерации труда;
    • Н. Волосюк и В. Лисютин - от Координационного совета забастовочного движения Ярославской обл.;
    • В. Ворох - помощник депутата О. Шеина из Астрахани;
    • Ю. Виньков - представлял орехово-зуевскую "Защиту", но не особенно скрывал свою связь с Рабочим движением Казахстана, участник ДРП;
    • С. Сычев - от "Защиты" ГПЗ-1 (Москва), участник ДРП;
    • А. Николаев - от РИК Совета рабочих, крестьян, специалистов и служащих, член ЦК РКРП (Москва);
    • А. Сорокин - движение "Альтернативы" (Москва);
    • ленинградская группа из 10 человек, в т.ч.:
      • секретарь исполкома РегПК Е. Козлов;
      • член исполкома РегПК Д. Лобок;
      • член РегПК Д. Козлов (Евгению не родственник; формально представлял движение "В защиту детства");
      • Т. Ведерникова - председатель профкома Комбината цветной печати, секретарь Невского райкома РКРП;
      • А. Заикина - лидер профсоюза "Защита" Выборгского ЦБК, беспартийная;
      • М. Дружининский - заместитель председателя свободного профсоюза трампарка N 2, участник ДРП;
      • И. Готлиб "Альтернативы";
      • А. Павлов - председатель профкома объединения "ICN-Октябрь", член РОСДП.
В состав делегации входили 2 сопредседателя (Козлов и Ведерникова) и 3 члена (Дружининский, Павлов, Готлиб) ленинградского Комитета единых действий в защиту социально-трудовых прав граждан. Членов КПРФ, НБП, РРП и других партий в составе делегации не было.

Российско-украинская делегация впервые собралась вместе в автобусе в Киеве. Уже в ходе поездки в автобусе стал развиваться конфликт между С. Храмовым и его группой, с одной стороны, и большинством делегации - с другой стороны. Вечером 15 июля, после того, как проехали мимо Вены, встал вопрос о необходимости остановиться на ночлег (ехать всю ночь водители автобуса по европейским правилам не могли, да и просто устали). Вышло так, что автобус пропустил одно или два места, где была гостиница (мотель или что-то в этом роде), и остановился на стоянке, где был ресторан, но гостиницы не было. Храмов разозлился и начал скандалить. В конце концов конфликт вроде бы уладили, отвезя Храмова и его людей в ближайшую гостиницу (в получасе езды), но своими разглагольствованиями насчет того, что жить надо так, как живут в цивилизованных странах, а в цивилизованных странах люди ночуют в постели, Храмов успел произвести крайне похабное впечатление на большинство делегации, расположившееся ночевать на горной лужайке под открытым небом. В ходе коллективного ужина на этой лужайке стали договариваться о том, кто будет выступать на "Генуэзском социальном форуме" (ГСФ). Организаторы (АТТАК, представленная в той ситуации К. Клеман) имели некую свою предварительную программу, согласно которой предполагались выступления от России:

  1. по проблемам трудового законодательства;
  2. по вопросам антивоенного движения и защиты прав меньшинств;
  3. на темы, связанные с ролью финансово-спекулятивного капитала и международным контролем над финансами (собственно "специализация" АТТАК);
  4. возможно - по проблемам женского движения.
То, что по п. 2 будет выступать И.Будрайтскис, возражений не встретило. По п. 3 (насколько можно было понять из черновых вариантов программы ГСФ) организаторы первоначально предполагали выступление представителя АТТАК-Россия, но такового в составе делегации не было, и кто-то предложил, чтобы по этим вопросам выступил А. Сорокин как экономист по образованию. Сорокин в принципе согласился, но сказал, что с языком у него проблемы, поэтому выступать по-английски будет И. Готлиб. Было решено, что у них будут совместные тезисы - как бы от "Альтернатив". По п. 4 особого разговора не было - сошлись на том, что, если представительницы "Независимого женского форума" подготовят выступление, то выступят. По п. 1, согласно планам организаторов, предполагалось выступление Храмова. Но значительная часть делегации стала выражать ему недоверие, и было предложено, чтобы выступал Е. Козлов. Большинство поддержало данное предложение. Козлов согласился, хотя и без особого энтузиазма. В то же время большинство склонялось к тому, чтобы на пресс-конференции делегации Храмов выступал. Было решено на следующий день в автобусе заслушать тезисы предполагаемых выступлений на ГСФ, чтобы (после обсуждения и, возможно, внесения корректив) их одобрила делегация в целом.

Наутро в автобусе началось обсуждение. Вначале были спокойно заслушаны и в целом одобрены тезисы Сорокина - Готлиба (фактически не про глобальные финансы, а про катастрофические последствия реформ в России и опасность нынешнего нового витка реформ). После этого перешли к теме трудового законодательства. "Храмовники" узнали об антихрамовской инициативе, и начался скандал. Храмов, среди прочего, назвал Козлова "профессиональным провокатором", обвинив его (без серьезных оснований) в том, что он накануне вечером сознательно не давал водителям остановиться у какой-либо гостиницы. В более деловом ключе - Храмов ссылался на предварительные серьезные договоренности с организаторами ГСФ (видимо, с представителями АТТАК) о том, что выступать будет именно он, как "лидер крупнейшего свободного профобъединения". В конце концов он стал излагать свои тезисы. Вначале он заявил, что правительство утверждает, что "официальный" вариант КЗоТ будет способствовать благоприятному инвестиционному климату в стране, но это неверно, т.к. этот Кодекс лишит работников возможности законно защищать свои права, и начнутся неуправляемые стихийные выступления, которые резко ухудшат инвестиционный климат; хороший же (шеинский) Кодекс был бы также и в интересах инвесторов. Далее Храмов критиковал (в общем-то по делу) конкретные положения нового Кодекса. Изложенная Храмовым исходная позиция вызвала резкую критику. Даже Клеман сочла нужным разъяснить Храмову, что участники ГСФ отнюдь не горят энтузиазмом защищать интересы инвесторов. Козлов назвал позицию Храмова "позорной". После этого примерно полдня шло параллельно-перемежающееся обсуждение собственно тезисов по КЗоТ безотносительно к личности потенциального докладчика (в ходе которого представители левого крыла делегации - Ведерникова, Николаев и др. - выступили с критикой тезисов Храмова, каковую критику он воспринял довольно благожелательно) и того, будет ли этим докладчиком Храмов. Эта вторая тема, естественно, дискутировалась на повышенных тонах. Храмов подчеркивал, что он является лидером и представителем крупнейшего и старейшего в современной России "альтернативного" профобъединения, что его выступление было согласовано как с организаторами ГСФ, так и с депутатом О. Шеиным, чей проект КЗоТ окончательно дорабатывался при ведущей роли Храмова, и что все это соответствует соглашению между "Соцпрофом" и профобъединением "Защита труда", согласно которому представительство интересов "Защиты труда" в международных связях берет на себя "Соцпроф" (при этом Храмов зачитал некий текст соглашения). В конце концов большинство делегации смирилось с тем, что выступать на ГСФ будет Храмов, но ему было дано понять, что его выступление будет внимательно выслушиваться и записываться, и в случае серьезных претензий к его тексту левое крыло делегации предпримет соответствующие демарши. Ближе к концу обсуждения Храмову позвонили на мобильный телефон, он ответил: "Да, сейчас как раз договорились", после чего объявил делегации, что звонил Шеин и выразил удовлетворение в связи с успешным решением вопроса о выступлении в Генуе по проблемам трудового законодательства. До обсуждения тезисов Будрайтскиса, равно как и возможного "женского" доклада, в автобусе дело так и не дошло.

16 июля вечером приехали в Геную. Утром 17 июля было заседание ГСФ на тему "Глобализация и труд", на котором и должен был выступать Храмов. Об уровне организации заседания свидетельствует тот факт, что на нем обеспечи- вался перевод исключительно на итальянский язык, поэтому во время выступле- ний большинства ораторов российской делегации приходилось глубокомысленно слушать, ничего не понимая (помимо итальянцев, выступали ораторы из Брази- лии, Германии, Франции на своих родных языках, знакомых российским предста- вителям не лучше, чем итальянский). Храмов выступал одним из последних, - правда, на русском языке (с переводом на итальянский). Его речь была весьма краткой и лозунговой. Он обругал "правящих либералов", желающих сделать из России "испытательный полигон" для реформ, которые впоследствии могут быть использованы для демонтажа "социального государства" в Европе; раскритиковал в этой связи новый правительственный КЗоТ; отметил, что его удалось принять в Думе в первом чтении после того, как правительство договорилось "с руко- водством одного из российских профцентров", и подчеркнул важность борьбы "альтернативных" профсоюзов (назвав конкретно "Соцпроф" и "Защиту труда") против антирабочего трудового законодательства. Существенных претензий к его речи российские делегаты не имели. Дискутировавшиеся в автобусе конкретные вопросы отразились в выступлении Храмова очень слабо - в основном там были общие обличительные фразы.

Состоялось ли на ГСФ российское выступление по "женскому вопросу" - не вполне ясно, более вероятно, что нет (к тому же соответствующее заседание, согласно программе Форума, должно было уже состояться вечером 16 июля). Утром 18 июля Будрайтскис выступал на заседании ГСФ, посвященном проблемам войны и мира, на тему "Война в Чечне и наступление на гражданские права в России". Его основной задачей было пропагандировать новосозданное Движение за гражданские права. Также (насколько можно было понять из последующего изложения - на самом соответствующем заседании ГСФ из делегации мало кто был) он провозгласил лозунги вывода войск из Чечни и права чеченского народа на самоопределение, что затем вызвало недовольство некоторых российских делегатов, т.к. во время краткого, в течение получаса, обсуждения его тезисов, состоявшегося уже "на месте" в Генуе, он эти лозунги не озвучивал, и не все российские участники были с ними согласны. Но большого развития это недовольство не получило.

Заседание по "финансовой" тематике состоялось вечером 18 июля. На нем имел место значительный прогресс по сравнению с утром 17 июля: обеспечивался перевод на английский, французский, итальянский и испанский языки. С основным докладом выступила Сьюзен Джордж - вице-президент АТТАК, очень известный автор - специалист по продовольственной, долговой и другим проблемам стран "третьего мира". В ее речи содержалась жесткая критика неолиберальной политики и проводящих ее институтов, подчеркивалось, что с окончанием "холодной войны" антисоциальная направленность проводимого курса резко усилилась, и что этот курс ведет к лишению все большего числа людей перспектив сколько-то достойной жизни. Джордж призвала к борьбе за введение налога Тобина, указав, что существующие правительства неспособны ни реализовать это требование, ни адекватно распорядиться соответствующими средствами, если даже эти средства у них появятся, и что необходимо массовое низовое движение, которое вынудит правящие круги изменить политику. В то же время она подчеркнула: необходимо сделать выбор - стремимся ли мы к полному уничтожению финансово-спекулятивного капитала или к его сохранению в качестве крупного объекта налогообложения, и ее точка зрения (высказываемая как чисто личная, не как "консенсусное мнение" какой-либо организации) - что целесообразно не уничтожать финансово-капиталистический сектор, а сохранять и облагать налогом. Далее выступил ряд ораторов - из Канады, Аргентины, Колумбии, Италии, Франции, Германии; они в основном рассказывали о проводимых ими кампаниях против международных финансовых организаций, в защиту прав коренного населения (в Канаде и Колумбии), против международных экономических санкций и т.д. Российским представителям слово было предоставлено ближе к концу (выяснилось, что в той программе, которая предполагалась к началу заседания, их выступление не значилось, и этот вопрос пришлось улаживать с президиумом). Выступил Готлиб, охарактеризовавший свою речь как совместный с Сорокиным доклад представителей движения и журнала "Альтернативы" и МАУДС. Он отметил, что Россия является не столько субъектом, сколько жертвой, источником высасываемых ресурсов для мирового финансового капитала; катастрофический опыт России заставляет весьма сильно сомневаться в возможности сосуществования человечества с "финансово-капиталистической раковой опухолью" в том духе, как это предполагается позицией С. Джордж, поскольку, в частности, диктуемая финансовым капиталом паразитическая культурная парадигма несовместима с культурой продуктивного человеческого развития. Выступающий также указал, что большинство участников "антиглобалистского движения" борются против извращений, сопровождающих индустриальное развитие в условиях капитализма, Россия же и другие республики бывшего СССР стали жертвами деиндустриализации, и с этим связано различие подходов по некоторым вопросам. Далее он описал новые антисоциальные реформы, инициируемые Путиным и его правительством, охарактеризовав их как "социальный дефолт" государства. В заключение Готлиб поддержал тезис о том, что для конструктивной реализации любых мер по перераспределению ресурсов из финансового сектора на развитие в интересах трудящихся необходимо массовое движение, способное поставить экономику под контроль трудящихся, и подчеркнул, что в развитии такого движения в России взаимно заинтересованы как российские, так и западные противники капиталистической глобализации.

Начиная с 19 июля, российско-украинская делегация принимала участие в основном в манифестациях. 19 июля прошел мирный "марш в защиту мигрантов"; в нем участвовала вся делегация, включая "храмовников" с российским триколором и флагами "Соцпрофа". Храмов дал ряд интервью представителям российского телевидения; в одном из них он, в частности, заявил о своей поддержке Путина, что вызвало отрицательную реакцию находившегося рядом А. Николаева, указавшего на то, что Путина поддерживает отнюдь не вся российская делегация. (В итоге пропутинскую фразу Храмова показали, а все содержательное, что говорил Николаев, вырезали, оставив только его признание, что поездку российской делегации спонсировала АТТАК).

20 июля уже с утра начались беспорядки (радикалы, не дойдя до "красной зоны", вступили в столкновения с полицией и начали погромы, в т.ч. и в том сравнительно небогатом районе, где жило большинство российской делегации). Насколько известно, "храмовники", увидев происходящее, решили остаться у себя в гостинице и на демонстрацию не ходить. Большинство же делегации участвовало в сравнительно мирной демонстрации под эгидой АТТАК на пьяцца Данте - "сравнительная мирность" означает, что всерьез в "красную зону" прорваться никто не пытался, и в полицейских ничем потенциально опасным не кидали - только пластиковыми бутылями с водой и (впоследствии) с собственной мочой участников. Кроме того, манифестанты повалили одну часть металлического ограждения, на что полицейские ответили (локально) водометами и слезоточивым газом. В конце концов "стражи порядка" побросали на пьяцца Данте слезоточивые дымовые шашки, после чего народ отступил на соседнюю пьяцца ди Кариньяно и мирно ушел. В других же частях города весь день шли жесткие столкновения; в частности, Карло Джулиани был убит недалеко (в нескольких стах метров) от места проживания большинства российской делегации. Ряд российских и украинских делегатов стали свидетелями такого рода столкновений, но никто из делегации не пострадал.

21 июля в массовой (не менее 150-200 тысяч человек) демонстрации участвовала вся российско-украинская делегация, но "храмовники", в отличие от 19 июля, шли отдельной группой, в отдалении от основной части делегатов. Большинство участников из России и Украины оказалось в передней части колонны, прошедшей весь путь шествия мирно; несколько человек, находившихся ближе к "хвосту", стали свидетелями столкновений со "стражами порядка", в результате которых "хвост" был отсечен. Расходились демонстранты после шествия небольшими группами, поскольку к этому моменту весь район, через который пролегал обратный путь от конечного пункта демонстрации (пьяцца Феррарис), стал ареной столкновений радикальной молодежи с полицией.

Помимо участия в манифестациях, на протяжении 19-21 июля делегация после длительных дискуссий (в основном связанных с тем, нужно ли в тексте указывать на экспансию российского капитала в республики СНГ и в каких именно выражениях осуждать чеченскую политику Путина) приняла текст открытого письма Путину и провела утром 21 июля пресс-конференцию с участием К. Клеман, Е. Козлова, Н. Волосюка, С. Денисюка, И. Будрайтскиса (и Готлиба в качестве переводчика). На пресс-конференции был зачитан текст открытого письма на английском языке, после чего участники пресс-конференции в своих выступлениях осудили разрушительную политику реформ в России и Украине, являющуюся выражением капиталистической глобализации, и подчеркнули важность интернациональной солидарности в антикапиталистической борьбе. Будрайтскис также кратко информировал о создании и начале деятельности Движения за гражданские права. В конце пресс-конференции дополнительно выступил Храмов, заявивший, что он считает нужным соблюдать законы стран, где он находится, и что ему стыдно за те действия, в которых участвовали "некоторые из приехавших с нами в одном автобусе". На это Козлов ответил, что российская делегация с самого начала отмежевалась от любых провокационных насильственных действий, а Готлиб добавил, что ему ничего не известно об участии российских представителей в такого рода действиях.

Полицейский налет на штаб-квартиру ГСФ и находившуюся напротив нее школу вечером 21 июля не затронул российско-украинскую делегацию, но здесь был элемент случайности (в момент облавы никто из делегации не находился в пресс-центре, хотя могли бы: оттуда звонили по телефону, там же был компьютерный центр).

В ночь с 21 на 22 июля российско-украинская делегация выехала из Генуи. На обратном пути Храмов продолжал скандалить - уже по чисто бытовым вопросам (один раз, уже на Украине, когда во время остановки кто-то ушел нарвать яблок и немного задержал автобус, а Храмов начал возмущаться и размахивать руками. Дело чуть не дошло до драки Храмова с Виньковым и Дружининским).

3 августа 2001 г.   соб.инф. (БЛИЦ, N 32)

 

Основное требование АТТАК - обложение 0,5%-ным налогом всех финансовых трансакций на планете; данное предложение было выдвинуто еще в конце 1992 г. нобелевским лауреатом 1981г. по экономике Джеймсом Тобином, поэтому этот налог называется также "налогом Тобина". Отсюда и символ АТТАК - красный знак процента на белом фоне.



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2018