Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

Советское Возрождение

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

 

Что такое "интеллектуальная собственность" и как с ней бороться

профессор Ляпкин-Тяпкин (КОММУНИСТ.РУ)


Начнем с определения некоторых понятий и разоблачения некоторых тщательно культивируемых предрассудков.

Авторское право. Совокупность юридических норм, устанавливающих положение авторов художественных, литературных, или научных произведений, а также отношения, возникающие в связи с созданием и использованием таких произведений. В античном мире и в средние века авторы не слишком беспокоились о признании за ними каких-либо особенных прав по отношению к их произведению. Максимум, о чем могла идти речь - признании самого авторства произведения, поддержание репутации. Однако и такие требования были скорее исключением, чем правилом - тогдашняя картина мира, как правило, вовсе не выделяла личный творческий вклад автора как нечто, требующее особого признания ли поощрения. Поскольку основывалась на сугубо религиозных пантеистических (античность) или христианских (средневековье) представлениях, в которых человеку, даже гениальному, отводилась весьма скромная роль. Однако с приходом Возрождения, изобретением книгопечатания, развитием светской науки и культуры ситуация изменилась. Первым законом, устанавливающим определенные особенные права для авторов книг был принятый в Англии 1710 году "Устав Анны". Несмотря на то, что появление его было вызвано не столько заботой об авторах, сколько фискальными и цензурными соображениями (как мы видим, этот, не затухающий и ныне мотив имеет солидную историю) закон этот предопределил дальнейшее развитие авторского права. Дело происходило на закате феодальной - в начале капиталистической эпохи и вознаграждение автору, призванное стимулировать его творческую деятельность, было определено в соответствии с понятиями и традициями, присущими тому времени. Автору была пожалована монополия - временное исключительное право на коммерческое использование его произведения. Аналогично тому, как другими законами даровывалась монополия на торговлю с Индией или изготовление пурпурной материи, право носить ювелирные украшения или сидеть в присутствии короля. Именно из этого, дарованного королевой Анной права и произошло такое современное понятие как копирайт, оно же, пользуясь терминологией российского закона, исключительные имущественные авторские права.

Интеллектуальная собственность (Intellectual property). Понятие куда более нового происхождения, чем авторское право. Впервые оно было употреблено в 1967 году, когда была учреждена Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС). Первоначально слово это имело куда более скромное значение, чем сейчас. На профессиональном юридическом жаргоне оно обозначало всего лишь совокупность авторского, патентного права, законов о товарных знаках и коммерческой тайне, то есть нематериальных по своей природе прав, имеющих при этом существенную коммерческую ценность. Однако уже через два десятилетия словосочетание это прочно водворилось в политическом лексиконе совершенно в другом качестве - как политико-юридическая теория, согласно которой нематериальные результаты творческой деятельности и предоставленные их авторам законом исключительные права якобы являются товарами и обладают всеми присущими товару качествами, в частности, имеют полноправного собственника, вольного употреблять и злоупотреблять этими правами по своему усмотрению, могут свободно переходить из рук в руки, продаваться, покупаться, не ограничены в сроке и области действия ... впрочем, ты, читатель, наверняка не раз видел агитки сторонников этой теории. Пропаганда которой в России, кстати, сразу приняла гораздо более агрессивный и злонамеренный характер, как в силу общего экстремизма наших правых, так и в силу некого лингвистического нюанса: английское слово propery имеет гораздо более широкое значение, чем просто "собственность", обозначая не только частнособственническое владение (ownership), но и вообще любое свойство, качество, присущее объекту. Русский же перевод подобной широты лишен и трактуется, почти однозначно, именно как частная собственность.

***

Понять, кто заинтересован в продвижении подобной теории и чьими силами она проталкивается в умы - несложно. И это оказываются отнюдь не авторы произведений. Авторам, как раз, возможность отчуждения результатов их труда особой радости не приносит. И распространение области действия копирайта с чисто производственных отношений на некоммерческую деятельность, а то и вовсе личную жизнь денег не прибавляет - самостоятельно они получить доход с такого "расширения прав" все равно не в состоянии, и в то же время как потребителей эти ограничения их сильно стесняют. Ведь писатели, художники, музыканты, даже программисты - как правило являются не только производителями, но и крупными потребителями художественных произведений. Основными заказчиками подобных отношений и подобной пропаганды являются, как нетрудно видеть, издательства, звукозаписывающие компании, софтверные фирмы и прочие оптовые торговцы контентом, желающие до предела увеличить величину той монополистической сверхприбыли, которую они сейчас получают нормальной, капиталистической прибыли частного предприятия в качестве побочного результата действующего авторского права. Понятно, что первоначально авторское право писалось вовсе не для них. Но столь же понятно, что сейчас они - основные кто получает выгоду от норм авторского права, заставляя собственно авторов - довольствоваться объедками с барского стола. Такое развитие породило множество мифов и иллюзий по поводу творческой деятельности, подобно тому, как развитие собственно капитализма породило товарный фетишизм. Остановлюсь, частично повторяясь, на некоторых из них:

<Авторское право, оно же "интеллектуальная" собственность, есть частная форма собственности, передача авторских прав есть частный случай купли-продажи товаров, а нарушение авторских прав этически и/или юридически эквивалентно воровству>:

Тут адепты "интеллектуальной собственности" выдают желаемое за действительное. Ни один закон ни одной страны не трактует авторские права подобным образом. Даже в США, где законодательство в последнее время с наибольшей последовательностью подгоняется под интересы крупного бизнеса, оно все еще не соответствует этому представлению. Фактически, как говорилось, авторское право в настоящее время почти везде представляет собой признаваемую и охраняемую государством монополию на распространение объектов этого права. Наиболее близкой аналогией здесь может являться монополия водочной торговли.

Авторские права (в особенности в их "интеллектуально-собственнической" интерпретации) также не являются товарами и в политэкономическом смысле - несмотря на, казалось бы, имеющиеся акты купли-продажи. Во всяком случае - для марксиста. Конечно, последователи вульгарной буржуазной политэкономии (более известной как "экономикс") могут найти отличия несущественными или даже вовсе несуществующими. Но для нас вовсе не все, что продается и покупается есть товар. Нетрудно видеть что фактические отношения между людьми (которые, как известно, в конечном счете есть реальное содержание любых экономических отношений, и только прикрываются порой денежной формой расчета) в случае коммерческих операций с авторскими правами и/или патентами имеют существенно иной характер, чем в случае продажи товаров.

Товарное производство - есть производство множества однородных предметов, каждый из которых эквивалентен любому другому. Именно из этой однородности и происходит формирование стоимости товара - как общественно-необходимого количества труда для производства потребительных стоимостей такого типа. Любой объект авторского/патентного права - есть, по определению, явление уникальное, нигде больше в мире не повторяющееся, и само понятие общественно-необходимого количества труда к нему, опять же, по определению, неприменимо. Стоимость исключительных имущественных авторских прав (официальное название той части авторских прав, которую допускается отчуждать от автора), есть, по своей природе, капитализированная рента, подобно тому, как земельная рента формирует стоимость земли, которая, тем не менее, также не является товаром. Различие здесь в том, что в первом случае - рента возникает не из объективных экономических условий, а из отношений, принудительно установленных государственной властью. Товарообмен - есть взаимное отношение двух субъектов рынка, обменивающихся равным количеством овеществленного труда. Купля-продажа авторских прав - это отношение обоих субъектов не друг к другу, а к государству, которое в данном случае выступает не в качестве надзирающего за правилами игры, а в качестве непосредственного участника, чьими действиями, собственно, и создается объект торга.

<Пропаганда теории "интеллектуальной собственности" выражает интересы класса капиталистов в целом, всех его группировок, борьба с этой теорией и вытекающими из нее практическими решениями - есть борьба с капитализмом вообще. Развившееся в последние годы движение за "свободные программы" есть непосредственно антикапиталистическое движение, реализация коммунистических отношений в сфере софтверной промышленности.>

Эти представления редко формулируются прямо, но, однако, сидят на подсознательном уровне у очень многих людей, даже и весьма левых взглядов. Достаточно отчетливо сформулировать их, как их ложность становится почти очевидной. Разумеется, далеко не всем капиталистам выгодна даже и существующая система авторского права, а уж тем более - раздутие ее до форм и размеров "интеллектуальной собственности". Выгоду они приносят тем, чей профиль - массовая купля-продажа авторских прав. Убыток - тем, кто выступает здесь в основном в качестве потребителя результатов творческой деятельности. А таких, учитывая все повышающуюся роль научно технического прогресса вообще и сугубо индустриальный характер такой области творческой деятельности, как программирование, оказывается немало. Даже и в чисто информационном бизнесе для многих отраслей ни современное авторское право, ни, тем более, "интеллектуальная собственность" не являются наиболее благоприятствующим вариантом. Что уж говорить о различных предприятиях, занятых вполне материальным производством, для которых все эти "интеллектуальные" поборы обходятся в весьма кругленькую сумму.

Нетрудно видеть, что и в Движении за свободные программы принимают активное участие не только активисты-одиночки, выступающие по политическим мотивам, но и крупные компании - производители компьютерного оборудования, такие как Sun и IBM - для них создание свободно распространяемых программ означает сокращение собственных расходов на создание своей или лицензирование чужой операционной системы для своих компьютеров.

<"Интеллектуальная собственность", то есть, в данном случае приобретение авторскими правами формы капитала - есть неотъемлемый элемент капиталистического развития, который может быть уничтожен только вместе с уничтожением капитализма>

Это представление является производным от предыдущих, и теряет всю свою убедительность вместе с ними. Да, изменение или даже полная отмена авторских прав весьма существенно изменит расстановку экономических сил и правила игры в современном капитализме - но правила эти, при прочих равных условиях, по прежнему будут капиталистическим производством. Отмена копирайта заденет многие фирмы - но не повалит капитализм как таковой, а просто исключит из области торга существенный кусок хозяйства. Это, безусловно, будет прогрессивным предприятием, будет способствовать техническому прогрессу общества (а ведь технический прогресс - основа любого социального прогресса), избавляя его от ненужных накладных расходов. И даже пожалуй, можно назвать такое действие способствующим наступлению коммунизма - в том же смысле, в котором до этого способствовали ему акционерные общества, железные дороги, социальное обеспечение и всеобщее образование.

***

Таким образом, мы установили, что вполне возможно вести речь о борьбе с наступлением "интеллектуальной собственности" или даже о полной ликвидации копирайта прямо сейчас, при данном общественном строе, не дожидаясь революции, которая бы разрушила капитализм в целом. При этом, выступившие с такой программой не будут находится на положении дон-кихотов, воюющих с ветряными мельницами, на их стороне будет не только пассивная поддержка масс, но и коммерческий расчет части буржуазии.

Остается только решить вопрос - а нужно ли подниматься на такую борьбу? Что, кроме инстинктивного чувства омерзения, возникающего, когда мы слышим об очередном "деле RIAA","деле DeCSS", "деле Склярова", заставит нас хлопотать об исправлении в общем-то достаточно частного порока капиталистической системы? Тем более, что непосредственной противоположности "рабочий<==>капиталист" здесь не наблюдается, а массы трудящихся выступают здесь, скорее, в качестве пассивных потребителей.

Однако, надо!

Прежде всего - коммунисты защищают интересы пролетариата не только в непосредственном его конфликте с нанимателем, но и во всех прочих противоречиях, в которые он вступает с капиталистическими порядками. А наступающая "интеллектуальная собственность" является источником множества таких противоречий. Она препятствует овладению рабочими (и не только рабочими) овладением всей полнотой современной мировой культуры. Она ставит преграды на пути повышения трудящимися своей профессиональной квалификации. Она непосредственно крадет деньги у него из кармана. Она способствует формированию специфических, извращенных форм эксплуатации.

С другой стороны, "интеллектуальная собственность" препятствует и свободному развитию политической, классовой борьбы, в ряде случаев выполняя роль цензуры. Не только со стороны государства (такие случаи хоть и известны, но пока сравнительно немногочисленны), но и со стороны непосредственно крупных капиталистических фирм. Также, требования обеспечить соблюдение "интеллектуальной собственности" крупных корпораций гражданами и мелкими фирмами ведет к созданию мощного репрессивного полицейского аппарата, для которого, как нетрудно догадаться, вскоре найдется и другая работа.

Ну и, наконец, "интеллектуальная собственность" весьма ощутима препятствует развитию производительных сил, которое является, как уже говорилось, основной предпосылкой и социального развития.

Возможно, переносить на этот фронт основные силы было бы и неразумно, но сформировать определенную позицию и определенную тактику здесь - настоятельная необходимость для коммунистов.

Это может показаться странным, однако центром тяжести в данной области в настоящее время являются не силовые акции, агитки и демонстрации, а идеологическая борьба. Которая в данном случае является не подготовкой к силовой и организационной, а прямым и непосредственным орудием действия. Вопреки громкому шуму и грозным заявлениям по поводу "интеллектуальной собственности", реальные юридические и производственные отношения еще весьма далеки от описываемых этой формулой. Враг, на самом деле, еще молод (начало формирования самой этой идеологии относится к середине-концу 80-х годов, то есть чуть больше полутора десятков лет. Как и формирование крупнейших нынешних фирм, с этой идеологией связанных) и не слишком силен. И берет не столько силой, сколько обманом. Для чего у медийных корпораций, как нетрудно догадаться, есть все возможности. Отнимает он твои права, читатель, не потому, что имеет на это силу или право - а потому что ты, подавшись пропаганде, не веришь, что у тебя это право еще есть.

А проворонишь - оно и исчезнет. Поверив в реальное существование "интеллектуальной собственности" парламент примет закон - и оно возникнет, уже не как кошмарный бред Билла Гейтса, а как кошмар, воплощенный в реальность. (Смотри новеллу Ричарда Столлмана "Right to read", смотри последние события в США вокруг вновь принятого закона DMCA, усердно проталкиваемого UCITA).

Нужно не дать врагу стать сильнее. Необходимо не допустить проталкивания законов, легализующих "интеллектуальную собственность" уже не в качестве маргинальной политической теории, а в виде обязательного для исполнения закона. В действующем российском законе есть уже несколько мимолетных упоминаний "интеллектуальной собственности", но они пока относительно безвредны, потому что на редкость глупы. Однако на подходе - куда как более злобный законопроект - проект так называемой "третьей части Гражданского Кодекса РФ". Необходимо позаботиться о том, чтобы ни он, ни что-либо ему подобное не проскочило ненароком в действующие законы.

Необходимо и самим не стать слабее. Нужно четко знать и понимать, какие права предоставляет человеку нынешний, действующий "Закон об авторском праве и смежных правах". А в этом отношении ситуация получается у нас парадоксальная. Матерые юридические зубры, каждую букву и запятую попробовавшие на зуб в КЗоТе, указах и служебных инструкциях, как только заходит дело о противодействии "интеллектуальным собственникам", вдруг обреченно машут руками и говорят "да чего уж там - закон все равно на их стороне". А между тем - это далеко не всегда так. Нынешний закон подготавливался и принимался на излете социализма, когда прежние представления о справедливости не выветрились еще окончательно. И дает и автору, и потребителю пока еще относительно много прав против мироеда-посредника. За исключением нескольких явных ошибок авторов - это почти что максимум того, что можно добиться, оставаясь в рамках Парижской конвенции об авторских правах. Однако - не воспринимают люди. Не помогает тут подчас даже постатейное зачитывание закона - навязшие в ушах мантры пропагандистов "интеллектуальной собственности" решительно препятствуют пониманию смысла написанного.

Поэтому, приходится не только цитировать закон, но и обильно комментировать его. Ниже приведен некоторый комментарий к российскому законодательству по авторскому праву, показывающий, какие права он представляет гражданам для борьбы со злоупотреблениями, совершаемыми под лозунгами "интеллектуальной собственности". Следует, конечно, понимать, что само по себе наличие в законе тех или иных положений, ничего не гарантирует. Как и в прочих случаях, когда права рядового гражданина оказываются помехой для сверхприбылей крупного бизнеса, реального соблюдения этих прав можно добиться только постоянной и отчаянной борьбой. И не стоит надеяться, что само по себе знание законных прав гарантирует от их ущемления. Однако же не зная их - и вовсе ничего не получишь. Итак:

***

1) Что подпадает под действие закона об авторском праве?

Согласно статье 6 "Закона об Авторском праве и смежных правах", "Авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатом творческой деятельности, независимо от назначения и достоинства произведения, а также от способа его выражения". Обратите внимание, уже есть ограничение - не на произвольные произведения, а на произведения "являющиеся результатом творческой деятельности". Причем творческий характер, согласно установившемуся среди юристов пониманию требует оригинальности произведения, понимаемой как невозможность его повторения в точности другим человеком исходя из тех же стартовых условий.

Далее это ограничение расширяется и дополняется в той же статье: "4. Авторское право не распространяется на идеи, методы, процессы, системы, способы, концепции, принципы, открытия, факты". Юристы говорят так: охране авторским правом подлежит не содержание произведения, не вышеперечисленные "идеи, методы, процессы, системы, способы, концепции, принципы, открытия, факты", а конкретная форма его, данное конкретное выражение. И только.

Дальше повторяется уже для совсем тупых, но одновременно и далее сужается область действия авторского права: ------------- Статья 8. Произведения, не являющиеся объектами авторского права

Не являются объектами авторского права:

официальные документы (законы, судебные решения, иные тексты законодательного, административного и судебного характера), а также их официальные переводы;

государственные символы и знаки (флаги, гербы, ордена, денежные знаки и иные государственные символы и знаки);

произведения народного творчества;

сообщения о событиях и фактах, имеющие информационный характер. -------------

Примеры объектов, НЕ подпадающих под действие авторского права: вся официальная государственная документация программа телепередач прейскурант. газетные новости. справочник физических величин.

Следует обратить особое внимание на еще одну формулировку того факта, что российское авторское право вовсе не формирует "права собственности на информацию". Напротив, как раз информация-то ("сообщения ... имеющие информационный характер") явным образом исключена из числа охраняемых авторским правом объектов. Только - конкретная оригинальная форма выражения. Конечно, отчасти это отягощается существованием патентного права и закона о коммерческой тайне, которые, отчасти, ограничивают распространение именно информации. Но эти законы формулируют куда более жесткие требования и предоставляют гооораздо меньшие права.

2) Сколько времени действует авторское право?

Авторское право как таковое - действует вечно. Авторские права Гомера на авторство, на имя, на защиту репутации признаются сейчас ничуть ни в меньшей степени, чем права какого-нибудь современного писателя Сорокина или Войновича. Если же говорить об исключительных имущественных правах - то, вообще говоря, срок их в законе определен как "в течение всей жизни автора и 50 лет после его смерти". Однако, тут есть несколько весьма существенных для практики нюансов. Закон об авторском праве принят 9 июля 1993 года. В законодательстве же, действовавшем до этого момента, существовал другой срок, составлявший всего 25 лет после смерти автора. И все произведения, получившие статус общественного достояния до этого срока - остаются общественным достоянием вне зависимости от появления новых сроков, как это предусмотрено статьей 28 "Закона об авторском праве и смежных правах". Таким образом, все произведения советских авторов, умерших до 1968 года сейчас находятся в общественном достоянии. С другой стороны, произведения иностранных авторов в старом законодательстве не охранялись вовсе, и начали охраняться только после подписания в 1973 году Парижской Конвенции об авторских правах. Таким образом, все произведения (в том числе и ныне здравствующих авторов) опубликованные впервые до этого срока - имеют статус общественного достояния, то есть могут свободно использоваться любым лицом.

3) Какие действия потребителей ограничивает закон об авторском праве?

Если не касаться всяких изменений, вносимых в публично распространяемые экземпляры объекта авторского права (они ограничиваются личными неимущественными правами автора), то рядовой гражданин сталкивается в основном с с так называемыми "исключительным правом на использование произведения", которое определяется следующим образом: ------------- Статья 16. Имущественные права

1. Автору в отношении его произведения принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом.

2. Исключительные права автора на использование произведения означают право осуществлять или разрешать следующие действия:

- воспроизводить произведение (право на воспроизведение); - распространять экземпляры произведения любым способом: продавать, сдавать в прокат и так далее (право на распространение); - импортировать экземпляры произведения в целях распространения, включая экземпляры, изготовленные с разрешения обладателя исключительных авторских прав (право на импорт); - публично показывать произведение (право на публичный показ); - публично исполнять произведение (право на публичное исполнение); - сообщать произведение (включая показ, исполнение или передачу в эфир) для всеобщего сведения путем передачи в эфир и (или) последующей передачи в эфир (право на передачу в эфир); - сообщать произведение (включая показ, исполнение или передачу в эфир) для всеобщего сведения по кабелю, проводам или с помощью иных аналогичных средств (право на сообщение для всеобщего сведения по кабелю); - переводить произведение (право на перевод); - переделывать, аранжировать или другим образом перерабатывать произведение (право на переработку).

Исключительные права автора на использование дизайнерского, архитектурного, градостроительного и садово-паркового проектов включают также практическую реализацию таких проектов.

Автор принятого архитектурного проекта вправе требовать от заказчика предоставления права на участие в реализации своего проекта при разработке документации для строительства и при строительстве здания или сооружения, если иное не предусмотрено в договоре. -------------

Следует обратить внимание на то, что присутствующее в заголовке слова "использование" относится к использованию произведения как такового, как результата творческой деятельности, а вовсе не отдельных экземпляров произведения. И соответственно, все права относятся к различным способам распространения произведения, как в неизменном, так и в модифицированном виде.

Права же определять, каким именно образом будет использован конкретный, правомерно приобретенный экземпляр произведения - в законе об авторском праве не указано. Такого права не существует. Владелец экземпляра, однажды получив, вправе распоряжаться им по своему усмотрению. Впрочем, в некоторых случаях, как правило - при торговле экземплярами компьютерных программ, продавец при покупке может потребовать подписать специальный договор - лицензию, где потребитель бы явно отказывался от своих прав в обмен на возможность приобрести данный экземпляр программы. Но нарушение условий, указанных в такой лицензии вовсе не является нарушением авторских прав - это не более чем нарушение принятого на себя договора. А юридически - это совсем другое дело.

Впрочем, и на этот случай в законе предусмотрено весьма недвусмысленное указание:

-------------

Статья 25. Свободное воспроизведение программ для ЭВМ и баз данных. Декомпилирование программ для ЭВМ

1. Лицо, правомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ или базы данных. вправе без получения разрешения автора или иного обладателя исключительных прав на использование произведения и без выплаты дополнительного вознаграждения:

1) внести в программу для ЭВМ или базу данных изменения, осуществляемые исключительно в целях ее функционирования на технических средствах пользователя, осуществлять любые действия, связанные с функционированием программы для ЭВМ или базы данных в соответствии с ее назначением, в том числе запись и хранение в памяти ЭВМ одной ЭВМ или одного пользователя сети), а также исправление явных ошибок, если иное не предусмотрено договором с автором;

2) изготовить копию программы для ЭВМ или базы данных при условии, что эта копия предназначена только для архивных целей и для замены правомерно приобретенного экземпляра в случаях, когда оригинал программы для ЭВМ или базы данных утерян, уничтожен или стал непригоден для использования. При этом копия программы для ЭВМ или базы данных не может быть использована для иных целей, чем указано в подпункте 1 настоящего пункта, и должна быть уничтожена в случае, если владение экземпляром этой программы для ЭВМ или базы данных перестает быть правомерным.

2. Лицо, правомерно владеющее экземпляром программы для ЭВМ, вправе без согласия автора или иного обладателя исключительных прав и без выплаты дополнительного вознаграждения воспроизвести и преобразовать объектный код в исходный текст (декомпилировать программу для ЭВМ) или поручить иным лицам осуществить эти действия, если они необходимы для достижения способности к взаимодействию независимо разработанной этим ли цом программы для ЭВМ с другими программами, которые могут взаимодействовать с декомпилируемой программой, при соблюдении следующих условий:

1) информация, необходимая для достижения способности к взаимодействию, ранее не была доступна этому лицу из других источников;

2) указанные действия осуществляются в отношении только тех частей декомпилируемой программы для ЭВМ, которые необходимы для достижения способности к взаимодействию;

3) информация, полученная в результате декомпилирования, может использоваться лишь для достижения способности к взаимодействию независимо разработанной программы для ЭВМ с другими программами, не может передаваться иным лицам, за исключением случаев, если это необходимо для достижения способности к взаимодействию независимо разработанной программы для ЭВМ с другими программами, а также не может использоваться для разработки программы для ЭВМ, по своему виду существенно схожей с декомпилируемой программой для ЭВМ, или для осуществления любого другого действия, нарушающего авторское право. -------------

То есть - любое положение лицензионного договора, запрещающее производство вышеупомянутых действий не только недействительно, но и незаконно, делает таким образом незаконной и лицензию в целом, вместе со всеми прочими ее ограничениями.

Некоторые "особо продвинутые" юристы из числа юрисконсультов софтверных фирм толкуют эту статью закона, как исчерпывающую все законные права пользователя программы. Текст статьи не дает никакого основания для столь вздорного толкования. Напротив, вполне очевидно, что здесь перечисляются права, ГАРАНТИРУЕМЫЕ пользователю программы, вне зависимости от желания или нежелания на то владельца исключительных прав или наличия подписанного договора. В остальном же пользователь вовсе не стеснен этим списком.

4) Что такое лицензия на программный продукт? Что такое лицензионный программный продукт?

Согласно "Закону о правовой охране программ для ЭВМ и баз данных" ---------------

Статья 14. Использование программы для ЭВМ или базы данных по договору с правообладателем

1. Использование программы для ЭВМ или базы данных третьими лицами (пользователями) осуществляется на основании договора с правообладателем, за исключением случаев, указанных в статье 16 настоящего Закона.

2. Договор на использование программы для ЭВМ или базы данных заключается в письменной форме.

3. При продаже и предоставлении массовым пользователям доступа к программам для ЭВМ и базам данных допускается применение особого порядка заключения договоров, например, путем изложения типовых условий договора на передаваемых экземплярах программ для ЭВМ и баз данных. ---------------

Вот этот-то заключенный в особом порядке договор и называется лицензионным соглашением или, в просторечии, лицензией. Заметим, что с "настоящими" лицензиями, например лицензией на занятие предпринимательской деятельностью, или на отстрел охраняемой дичи, лицензионное соглашение не имеет ничего общего. Это обычный договор, в Гражданском Кодексе известный как "договор присоединения". Содержание этого договора к авторскому праву отношения не имеет, и нарушение лицензии - есть нарушение не закона об авторском праве, а только договорных обязательств. За которое владелец исключительных прав на программу (редко-редко это бывает действительный автор, прошу припомнить. Чаще всего - крупная софтверная фирма-монополист), может, при наличии на то желания, преследовать в предусмотренном для таких случаев законом порядке. То есть - никакого ОМОНа в масках и с автоматами, никаких обысков в жилых и производственных помещениях, никаких повальных проверок. Пострадавшая сторона обязана САМА, своими собственными силами собрать доказательства нарушения договора и представить их в суд вместе с иском. В котором он может требовать вомещения ущерба - но не более.

Причем, вообще говоря, если продавец в лицензионном соглашении начинает наглеть и запрашивать себе слишком много - на него можно и на самого в суд подать: --------------- Гражданский Кодекс РФ. Статья 428. Договор присоединения

1. Договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

2. Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора. ---------------

Обратите внимание - здесь, как и во многих других местах Гражданского Кодекса упоминаются "обычно предоставляемые права", "обычаи делового оборота" и прочие явления, зависящие не от формальной буквы закона, а от того что принято считать нормальным в данном обществе в данное время. А что считать нормальным - может представлять собой повод для взаимной агитации и идеологической борьбы. Можно полностью лишить потребителя всех прав и считать это нормальным. А можно встречать в штыки малейшее ограничении их. СлабО добиться полного отсутствия всяких гадостей в лицензионном соглашении?!

5) Кто может требовать наказания за нарушение авторских прав или пресечения нарушения?

Только владелец исключительных имущественных прав или, если это разные лица - автор произведения. Все! Никакие доброжелатели из числа публики права голоса здесь не имеют. Милиция, прокуратура, налоговая полиция и прочие официальные лица, до поступления к ним официальной жалобы из одного из этих двух источников - тоже не более чем зрители, прав на вмешательство не имеющие.

Требовать пресечения несанкционированного использования или наказания - право автора, но отнюдь не его обязанность. Он вправе решать, в каких случаях требовать сурового наказания (и какого именно), а в каких проигнорировать действия нарушителей. Подталкивать его под локоток здесь никто не вправе.

Кстати, владелец исключительных имущественных прав признается таковым вовсе не по собственному заявлению, а по предъявлению подписанного договора на передачу исключительных прав. А в договоре этом должны быть указана территория и срок, для которых передаются права, и виды прав, перечисленные полностью. И все должно соответствовать. А если, чего доброго, претензии к несанкционированному использованию в России будет предъявлять владелец исключительных прав для США - так он тоже только частное лицо, делящееся своими впечатлениями, не более.

6) Является ли нарушителем авторских прав человек, покупающий CD-ROM с программами на "пиратском" лотке, и затем устанавливающий их на свой компьютер?

Нет, не является. В его обязанности вовсе не входит выяснение легальности происхождения товаров, открыто продаваемых в публичных местах. И он вовсе не обязан априори относиться ко всем продавцам как с нарушителям закона. Как раз напротив - существует такое понятие как презумпция невиновности. Возможно, у продавцов или у их поставщиков и существуют какие-то трения с законом об авторских правах или с владельцами исключительных прав на продаваемые ими экземпляры программ. Но это их проблемы. Покупателя они касаются. Если САМ он не нарушает закона об авторских правах (то есть, например, не устанавливает программы с купленного компакта на все компьютеры пятиэтажного офиса) - он чист перед законом.

Впрочем, теоретически, CD-ROM могут отобрать, а программы с жесткого диска стереть. Если докажут, что CD-ROM был пиратский (контрафактный). Не потому что человек в чем-то виноват, а потому что сам CD-ROM контрафактный и подлежит уничтожению. Практически это, понятно, навряд-ли случится.

Важно отметить, что все вышеописанное - это не отговорка для пойманного с поличными нарушителя, это действительно так и есть. Рядовой покупатель ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не в состоянии на глаз, по рисунку на обложке, определить, законно ли и наказуемо ли распространение той или иной программы, и, соответственно, не может нести за это ответственность. Тиражирование Microsoft Windows и Microsoft Office незаконно, а Star Office и Corel Linux - вполне законно. А Caldera Linux и Corel Draw - опять незаконно. Тиражирование Solaris версии 6 - незаконно, а версии 7 - законно, но в версии 9 - опять может стать незаконным. Тиражирование Mandrake Linux законно или незаконно в зависимости от количества компакт-дисков в дистрибутиве. Есть программы, тиражирование которых вроде и не вполне законно, но заведомо ненаказуемо, поскольку владелец исключительных прав не присутствует в России сам и не имеет здесь своих представителей. И так далее. Для того, чтобы разобраться со всем этим - нужно иметь неслабую профессиональную подготовку как юриста и товароведа.

Единственным исключением здесь, пожалуй, является продукция фирмы Microsoft. Продажа ее программ незаконна всегда, даже и в том случае, когда она продается в фирменной обложке и с лицензией на крышке. Есть мнение, что такая продажа нарушает не только закон об авторских правах, но и непосредственно УК, ГК и Закон о правах потребителей:-). Но программы Microsoft, как правило, все мы получаем предустановленными, при покупке компьютера, так что и здесь беспокоиться не о чем.

7) Является ли нарушителем авторских прав человек, скопировавший на свой компьютер текстовый файл с литературным произведением, mpeg-файл с музыкальным произведением или фильмом?

Нет, не является. Согласно статье 18 Закона об авторских правах ------------- Статья 18. Воспроизведение произведения в личных целях без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения

1. Допускается без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения воспроизведение правомерно обнародованного произведения исключительно в личных целях,за исключением случаев, предусмотренных статьей 26 настоящего Закона. -------------

То есть, любой гражданин имеет полное право копировать объекты авторского права лично для себя. Правда, не любые. В следующем пункте этой же статьи дано несколько весьма существенных ограничений

-------------

2. Положение пункта 1 настоящей статьи не применяется в отношении:

- воспроизведения произведений архитектуры в форме зданий и аналогичных сооружений; - воспроизведения баз данных или существенных частей из них; - воспроизведения программ для ЭВМ, за исключением случаев, предусмотренных статьей 25 настоящего Закона; - репродуцирования книг (полностью) и нотных текстов. -------------

Последний пункт, надо полагать, касается не электронных текстов книг, а, как и написано, книг целиком, вместе с обложкой, иллюстрациями и так далее.

Воспроизведение произведений архитектуры вряд-ли актуально для рядового гражданина.

А вот что программы и базы данных запрещено копировать, это жалко.

8) Является ли нарушителем авторских прав человек, переписавший на магнитные кассеты музыку или фильм и затем раздал их знакомым?

Определенно нет. Эти действия не только не нарушают авторского права, более того, в отличии от предыдущего пункта авторское вознаграждение за произведение предполагается уже оплаченным, в соответствии со статьей 26 закона об авторских правах. Покупая магнитофон с функцией записи или чистую магнитофонную кассету, мы при этом платим отчисления в специальный фонд из которого (в теории) выплачивается вознаграждение авторам, и тем самым покупаем себе право записывать на нее все что угодно. Правда - только в личных некоммерческих целях. Конструкция эта весьма сомнительна в части распределения полученных таким образом денег, но, если мы не являемся авторами записываемых произведений, то непосредственно нас это не касается.

9) Является ли нарушением закона создание электронной библиотеки - веб-сайта, содержащего подпадающие под действие авторского права тексты.

Это - пограничный случай, затрагивающий плохо определенные и неоднозначные формулировки закона. Ответ может быть как положительным, так и отрицательным, в зависимости от того, какое толкование закона станет общепринятым. В законе об авторских правах есть пункт, могущий трактоваться как признание законности по крайне мере некоторых форм таких библиотек.

----------------

Статья 20. Использование произведений путем репродуцирования

Допускается без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования репродуцирование в единичном экземпляре без извлечения прибыли:

1) правомерно опубликованного произведения библиотеками и архивами для восстановления, замени утраченных или испорченных экземпляров, предоставления экземпляров произведения другим библиотекам, утратившим по каким-либо причинам произведения из своих фондов;

2) отдельных статей и малообъемных произведений, правомерно опубликованных в сборниках, газетах и других периодических изданиях, коротких отрывков из правомерно опубликованных письменных произведений (с иллюстрациями или без иллюстраций) библиотеками и архивами по запросам физических лиц в учебных и исследовательских целях;

З) отдельных статей и малообъемных произведений, правомерно опубликованных в сборниках, газетах и других периодических изданиях, коротких отрывков из правомерно опубликованных письменных произведений (с иллюстрациями или без иллюстраций) образовательными учреждениями для аудиторных занятий. ----------------

Технология WWW как раз и состоит в изготовлении единичных электронных экземпляров документов по запросам физических лиц. Практически любое использование книг можно свести к учебным или исследовательским целям. В законе ничего не сказано о количестве и точном размере отрывков.

Желающим поискать в законе аргументы "против" - я не препятствую. Но и помогать в этот раз не буду.

10) Является ли нарушением закона написание, распространение или использование программы-кракера, предназначенной для отключения в других программах функций защиты от копирования или иных средств ограничения функциональности.

Нет, не является. Как уже отмечалось в вопросе 3, владелец экземпляра программы вправе "осуществлять любые действия, связанные с функционированием программы для ЭВМ в соответствии с ее назначением". Отключение средств принудительного ограничения функциональности определенно является действием связанным с функционированием программы в соответствии с ее назначением. А равно законным является и предоставление ему соответствующих средств для этого.

Но конечно, сама по себе правомерность технического отключения ограничивающих функций еще не означает свободу от обязательств, вытекающих из закона либо подписанного договора, исполнение которых пытались обеспечить отключенные средства. Это - вопрос отдельный. Впрочем по этому поводу - смотри вопрос 4.

11) А как же статья 273 УК, карающая за создание, использование и распространение вредоносных программ?

Статья эта к данным отношениям не имеет ни малейшего отношения. Поскольку ведет речь о программах, "заведомо приводящих к несанкционированному уничтожению, блокированию, модификации либо копированию информации". Закон же об авторском праве имеет дело не с информацией, а с результатами творческой деятельности. Да и тот не нарушается.

12) Правда ли, что использование систем обмена файлами, типа Napster, Gnutella, WinMX, FastTrack, нарушает права авторов?

Во всяком случае - не по российскому закону. Использование такой системы, как со стороны дающего, так и со стороны получающего файлы сводится к предусмотренному статьей 18 закона об авторских правах "воспроизведению в личных целях единичных экземпляров произведений" и как таковое совершенно законно. Отличием от более традиционных методов здесь является только система взаимного поиска - но ее использование к авторским правам на содержимое файлов ни малейшего отношения не имеет.

13) Есть ли еще какие либо пункты закона, ограничивающие действие авторских прав?

Есть и немало. Все статьи "Закона об авторском праве и смежных правах", с 18 по 26 целиком посвящены формулированию таких ограничений. А иные ограничения вытекают и из прочих статей. Важно понять, что все эти ограничения не являются ни исключительными случаями, ни подачками в пользу бедных - это столь же полноправная часть определения формы и границ авторского права, что и любое другое положение закона.

  http://www.communist.ru/cgi-bin/article.cgi?id=0000profi0103

 

Другие материалы по теме:

 



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2022