Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

Советское Возрождение

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

 

Рабочих - на улицу,
барыши - себе в карман!

Чиновники и предприниматели, шумно отметив 300-летие Санкт-Петербурга, похоже, решили закрыть предприятие, созданное еще в 1714 году по указу Петра Первого. 10 сентября 2004 года генеральный директор ОАО "Фармстандарт-Октябрь" (бывшее ICN - Октябрь) П.В.Смачков планирует закрыть одно из своих подразделений - Витаминное производство - и выкинуть на улицу 293 человека. Руководство предприятия объясняет свой шаг необходимостью перехода на стандарт GPM (good manufacturing practice - "надлежащая производственная практика").

Профсоюз во главе с А.М.Павловым 29 июля с. г. провел конференцию трудового коллектива и потребовал, во-первых, отменить ликвидационный приказ в связи с отказом работодателей вести переговоры с представителями работников, во-вторых, сформировать группу по решению социально-трудового конфликта, в третьих, подготовить план протестных действий. Ликвидации витаминного производства выгодно иностранным компаниям и изготовителям фальшивых лекарств, которые завладеют этим сектором рынка.

Уже сейчас можно утверждать, что конфликт действительно станет международным, так как в него наверняка окажутся втянуты и крупнейшая транснациональная корпорация, и целый ряд управленцев, которые несколько лет назад занимали ключевые позиции в правительстве России, Югославии. Реорганизация государственного предприятие в частное началась в 1992 году. Тогда было принято решение о преобразовании ПО "Октябрь" в акционерное общество. Половина акций была поделена в трудовом коллективе, 20 % остались у государства, а 30 % поступило в свободную продажу.

Первые годы новое акционерное общество работало успешно. Лекарствами обеспечивали весь Северо-Запад. Зарплата индексировалась регулярно, хотя инфляция была бешеной. Продукция "Октября" получила международное признание, ее стали охотно покупать в Европе и в Латинской Америке. В 1994 году - международный приз "Золотой глобус" за конкретную и качественную продукцию, участие в развитии экономики своей страны и интеграцию в мировую экономику. В 1995 году - Национальным институтом маркетинга Мексики международной бриллиантовой звездой за качество. В начале 90-х начались разговоры о приобретении завода американской корпорацией ICN Pharmaceuticals Inc., которую тогда возглавлял бывший премьер-министр Югославии Милан Панич.

Руководству города он объяснял, что сможет приступить к строительству нового завода, только получив гарантии в виде контрольного пакета акций. В конце 90-х годов Фонд имущества Петербурга передан ICN 15% акций "Октября".

Рабочим говорил, что продажа акции поможет сохранить и расширить существующее производство, повысить квалификацию специалистов, получать достойную зарплату.

Тогда же начались странные истории. В Совет директоров вошел российский гражданин, бывший министр иностранных дел Андрей Козырев, который должен был защищать интересы российских граждан. Но на практике все обернулось иначе - собрания акционеров принимало одно и то же решение - дивиденды рядовым акционерам в России не платить. Чтобы по дешевке скупить акции у рабочих. Небольшую часть купили за деньги, оставшиеся - поменяли на сертификаты ICN. Причем, российские граждане не имели право их продавать.

Хотя в середине 90-х сам Милан Панич ежегодно получал оклад около 1 млн долларов и доплаты в виде бонусов на $ 2,5 млн долларов. Бонусы для Андрея Козырева составляли $ 1,5 млн долларов.

Профсоюз официально поставил вопрос - куда девать эти бумаги? Чтобы избежать скандала руководство ICN выплатило за каждый пакет акций примерно $ 2600 долларов, что было ниже среднемесячной зарплаты рабочего в США на аналогичном производстве.

С государственным пакетом акции произошла еще более странная история, похожая на жульничество. По закону их должны были продать на инвестиционном конкурсе. Но в результате они оказались сначала у частного лица, проживающего на улице Луначарского, затем - у американцев.

Сначала руководство фирмы оплачивало социальные программы. Но как только ICN приобрел 95% всех акций и секретную документацию на производство 113 видов лекарств, многие из которых были уникальны, новые хозяева, забыв об обещаниях, отказались финансировать детский сад, медсанчасть и строительство жилья для рядовых работников и научно-технический центр предприятия. Началось выдавливание "максимальной прибыли с минимальными затратами".

В 1995 году отделили сеть продаж. Цены на произведенное лекарство стал устанавливать центральный офис. А объем прибыли от реализации в аптеках - засекретили коммерческой тайной. В итоге завод полностью поставили на голодный финансовый паек.

Как результат - снижение объемов производства. В 1999 году объем продаж снизился на 43% по сравнению с 1998 годом. Особенно жестоко ударило по пенсионерам сокращение производства нитроглицерина - на 67%. Для простых людей август 1998 года стал кризисом. Хотя потребность в лекарствах не уменьшилась, у большинства граждан нашей страны снизилась возможность покупать дорогие лекарства. В то тяжелое время менеджеры фирмы заработали более $1 млн. В многочисленных письмах руководству фирмы профком указал на одну из главных причин падения производства - некорректная оценка рынка объемом в $ 3 млрд долларов. В России при снижении уровня жизни и потребительского спроса нужно развивать импортнозаменяющие лекарства с низкой стоимостью.

Повышение цен на лекарства привело к увеличению подделок. По оценке Международной ассоциации фармацевтических производителей (AIPM), 12% лекарств на фармацевтическом рынке России - фальшивки. Ущерб фармацевтических компаний от подделок оценивается в $ 250 млн долларов в год.

Относительно удачным был 2000 год. Тогда предприятия ICN заняли первое место в России по объему производства в денежном и натуральном выражении, по объемам реализации и четвертое - по ассортименту. В первом квартале 2001 года началось еще одно резкое падение объемов производства. Так, на "ICN-Марибиофарм" оно составило 38%, на "ICN-Полифарм" - 42%, на "ICN-Лексредства" - 38%, на "ICN-Томск" - 65-70%. Планы компании занять 15-20% национального рынка лекарств оказались недостижимы. Она контролировала лишь 3,57%. Расчет на бывших министров, как на грамотных управленцев, не подтвердился. В отставку подали вице-президент компании по Восточной Европе, бывший министр иностранных дел РФ Андрей Козырев, глава управления по связям с общественностью, бывший глава Госкомпечати РФ Сергей Грызунов и юридический консультант, известный адвокат Андрей Макаров.

В июне 2002 года Совет директоров ICN Pharmaceuticals отправил в отставку Милана Панича, а в начале ноября принял решение о продажи своих подразделений в России и сырьевых бизнесов в Чехии и Венгрии, так как "они не соответствуют стратегическим планам развития компании". После сообщения о смене руководства и новом стратегическом плане акции ICN Pharmaceuticals поднялись в цене на 30%.

В декабре 2002 года аналитики говорили о стартовой цене - не менее $ 260 млн , так как по итогам третьего квартала 2002 года заводы ICN заняли третье место среди российских производителей лекарств, контролируя 10,8% рынка, а годовой оборот "ICN-Россия" составил $ 130 млн.

Но уже в марте 2003 года появилось сообщение, что стартовая цена российского бизнеса ICN составит не менее $ 80 млн. Среди потенциальных покупателей называли АФК "Система", ЗАО "Базовый элемент", крупнейший российский фармдистрибьютор ЦВ "Протек".

А в июне 2003 года ICN Pharmaceuticals продала за $ 55 млн компании Millhaus Capital российское ООО "ICN". Вместе с ООО были проданы пять российских заводов и около 150 аптек по всей стране.

Странно, что российский финансовый рынок, в отличие от американского и европейского, никак не реагировал на заявления экспертов. Видимо, были основания. Во-первых, из предприятия выжили все, что смогли, и продали по дешевке. Во-вторых, похоже, покупатель был давно известен, и шла обычная игра на понижение.

Сомнения вызывают и другие учреждения. Например, разные эксперты говорят, что для перехода на стандарт GPM необходимо $ 20 - 30 млн. Специалисты предприятия готовы доказать, что достаточно будет получение кредита на $ 15 млн со сроком отдачи в 6 -12 месяцев. Не реагирует наш рынок и на коррупционные скандалы вокруг городских чиновников, которые распределяют лекарства. Значит, не принимаются серьезные экономически обоснованные решения, ведется лишь смена декораций.

Фармацевтическое производство, по мнению независимых экспертов, является одним из наиболее стабильных сегментов промышленности, так как оно ориентировано на внутренний рынок. Значит, менее чувствительно к колебаниям валют по сравнению с экспортными производствами. С другой стороны, спрос на фармацевтическую продукцию будет постоянно расти в связи с увеличением среднего возраста жителей больших городов, что положительно влияет на развитие отрасли в целом.

Цифры подтверждают - объем российского рынка лекарств растет. Только в 2004 году в первом квартале он составил $ 774 млн - на 27% больше, чем в аналогичном периоде.

В начале этого года рост отмечен во всех секторах рынка: импорт увеличился на 23%, экспорт, в основном, в бывшие советские республики - на 55% отечественное производство на 36%. По темпам роста с 63% ICN Pharmaceuticals уступает лишь "Ферейну" 64%. Потребительские цены поднялись лишь на 5,6 %.

Из стран Западной Европы к нам пришло 58,6% лекарств, из Восточной Европы - 22,7%. Значит, основная прибыль от продаж лекарств в России опять уйдет за рубеж.

Чтобы решить социально-экономические проблемы коллектива и обеспечить каждого жителя нашей страны качественными и доступными лекарствами, необходимо, во-первых, снять секретность с финансовой отчетности продаж лекарств и объединить ее с производством. На основе полученной информации более справедливо распределять прибыль. Во-вторых, Счетная палата, которую возглавляет Сергей Степашин, должна проверить историю приобретения и продажи российских фармацевтических заводов ICN Pharmaceuticals. В-третьих, найти солидного инвестора из числа российских банков и провести переговоры с представителями предприятия о выделении $ 15 млн для перехода на стандарт GPM со сроком отдачи 8-12 месяцев. Главное - чтобы предприятие, которое может давать хорошую зарплату своим труженикам и солидные поступления в бюджет, продолжало работать.

Мы понимаем, что решение будет приниматься в Москве после консультаций с серьезными финансовыми аналитиками. Нужно, чтобы был услышан и голос действительно независимых профсоюзов, которые защищают права рядовых граждан.

06 августа 2004 г.   Михаил Дружининский,
Водитель трамвая ГУП "Горэлектротранс",
Председатель Свободного профсоюза трамвайщиков,
Член Комитета единых действий
по защите социально-экономических прав граждан
Другие ссылки по теме:

 



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2022