Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

 

Племянник Столыпина

Нынешняя буржуазная власть всячески пестует культ "сильных личностей" из числа "государственников" эпохи сословной монархии. В первых рядах такого сорта "героев" - премьер-вешатель Пётр Столыпин, пользующийся особым расположением самого сегодняшнего национального лидера. Общий кумир либералов и охранителей вызывает в их душах такой прилив верноподданнического восторга, что досконально изучается всё, что связано не только с деятельностью самого высокопоставленного палача в русской истории начала прошлого века, но и с его ближайшим окружением, членами семьи, родными. Есть только одно исключение, о котором старательно умалчивают новоявленные, говоря ленинскими словами, казённо-полицейские историки: жизнь и судьба Алексея Михайловича Устинова, племянника Столыпина, с юных лет порвавшего со своей семьёй и своим классом и ушедшего из отцовской усадьбы прямиком в революцию.

Саратовский помещик Михаил Адрианович Устинов вёл обычную жизнь богатого русского барина. Служил в московском архиве и саратовском губернском комитете по коннозаводству, был почётным мировым судьёй по Сердобскому уезду, пользовался немалым авторитетом среди окружающих его провинциальных дворян и был знатным сердцеедом: от трёх жён имел семерых детей. Михаилу Адриановичу было уже 54, когда 17 сентября 1879 года появился на свет долгожданный сын Алексей, баловень отца и любимец всей семьи. Пытливый ум, тяга к самообразованию, чтение русской классики, увлечение книгами Салтыкова-Щедрина и Чернышевского, статьями Добролюбова и Писарева, наблюдение за нищетой и убожеством освобождённых без земли из крепостной кабалы русских крестьян дали свои плоды.

Как писал в автобиографии для словаря "Гранат" уже в советское время Алексей Устинов, он "родился в селе Бекове Сердобского уезда Саратовской губернии, в крупной помещичьей семье". "Впервые арестован был ещё студентом в Москве в 1902 года, с какового времени беспрерывно так или иначе участвую в движении, преимущественно крестьянском. В 1907-08 годах сижу в "Крестах" (по делу петербургского комитета ПСР), куда попадаю повторно в 1917 году после июльских событий. С 1908 по 1917 год нахожусь в эмиграции, то в Швейцарии, то во Франции. За время эмиграции исключаюсь из дворянства, а имущество моё берется в опеку (разыскиваюсь по делу "лесных братьев")".

В ноябре 1906 года был арестован по делу о покушении на земского начальника Сердобского уезда; обвинение не было доказано, но из Саратовской губернии Устинова выслали.

13 июля 1907 года по доносу провокатора вновь арестован; в записке Департамента полиции утверждалось, что "означенный Устинов являлся в селе Бекове Сердобского уезда организатором и главным деятелем революционного Комитета, под руководством которого в этом уезде совершён ряд вооруженных нападений и грабежей.

Кроме того, Устинов давал приют и скрывал... беглых арестантов, ссыльных, которые служили исполнителями преступных планов указанного Комитета". В мае 1908 года Устинов приговорён к ссылке на три года в Вологодскую губернию; ссылка заменена принудительной эмиграцией до мая 1911 года.

Ни активная революционная деятельность в рядах Партии социалистов-революционеров (ПСР), ни преследования царской охранки не помешали Алексею Устинову окончить в 1904 году историко-филологический факультет Московского университета, а в 1917 году - агрономическое отделение Цюрихского политехнического института. Полученные навыки и умения пригодились уже позже, в годы революции и на советской работе, особенно знание языков в годы дипломатической службы. Племянник Столыпина, положившего жизнь за сохранение помещичьего и развитие кулацкого землевладения, "с 1917 по 1920 год состоял во ВЦИКе и с перерывом в его президиуме. Принимал близкое участие в выработке закона о социализации земли и закона о лесах". Говоря об этих "законах", Алексей Устинов, конечно же, имел в виду соответствующие декреты, принятые высшим органом власти Советской России - Всероссийским центральным исполнительным комитетом Съезда Советов (ВЦИК), членом которого он избирался. В том же ВЦИК Алексей Устинов подготовил и провёл и проект декрета об уничтожении сословий и гражданских чинов.

В годы первой мировой войны левый эсер Устинов занял интернационалистские позиции. С 1915 был членом Комитета помощи военнопленным, который, как отмечала царская агентура за рубежом, готовил народное восстание в России после войны; к осени 1916 года Комитет организовал в лагерях русских военнопленных свыше 400 кружков (в каждом от 300 до 400 человек), сам Устинов работал среди офицеров и интеллигентов.

Кружки снабжались газетами, листовками, революционной литературой. После Февральской революции Временное правительство, зная антивоенную позицию Алексея Михайловича, всячески препятствовало его возвращению на родину. Лишь после давления Петроградского совета на министров-капиталистов Алексей Устинов вместе с Марком Натансоном и Анатолием Луначарским в апреле 1917 года смог прибыть в Россию. Разногласия с Временным правительством по аграрному вопросу привели к тому, что Устинов резко выступил против коалиции ПСР с буржуазными партиями.

Уже в мае 1917 года на Северной областной конференции ПСР он внёс проект резолюции, в которой подчёркивалось, что левые эсеры будут "содействовать организованным захватам земли (крестьянами) до Учредительного Собрания". Проект резолюции противоречил установкам ЦК ПСР и был отвергнут, но левые эсеры, составлявшие не менее 1/3 делегатов, провели товарищей Прошьяна, Камкова и Устинова в Северный областной комитет ПСР. Вскоре Устинов стал одним из лидеров эсеров города Гельсингфорса и Балтийского флота, членом Гельсингфорсского Совета.

Поскольку Устинов считал сотрудничество эсеров с большевиками залогом успешного решения задач революции, в первую очередь прекращения войны, передачи земли крестьянам, созыва Учредительного Собрания, защиты Республики и демократических свобод, то 10 июля ЦК ПСР исключил его и стоявшего на тех же позициях Прошьяна из партии. Через несколько дней по распоряжению Временного правительства оба были арестованы. Им инкриминировались "преступная агитация в войсках", участие в подготовке насильственного свержения режима. Из "Крестов" товарищи Устинов и Прошьян были освобождены лишь после провала корниловского выступления в сентябре 1917 года.

Являясь членом Петроградского ВРК, Устинов активно участвовал в борьбе за власть Советов в Петрограде, воспрепятствовал отзыву левых эсеров из Петроградского ВРК, участвовал в переговорах с большевиками о создании коалиционного Совнаркома.

Был очень близок Ленину, защищал его позицию в советских органах власти: ленинский Совнарком "не вступил на путь партийной диктатуры, а проводит в жизнь требования всего народа", "мы не мыслим революции вне этих двух групп, этих двух категорий. Для нас что рабочий, что крестьянин - это едино". В ноябре 1917 года Алексей Устинов был избран депутатом Учредительного Собрания Российской Республики по Саратовскому избирательному округу N 12 от эсеров и крестьянских депутатов.

Симпатии к Ленину, к большевикам Алексей Михайлович не стеснялся высказывать публично. На Втором съезде Партии левых социалистов-революционеров в апреле 1918 года Устинов прямо заявил, что считает большевиков "единственно истинно революционной партией, которая действовала на арене русской революции", что в правительственном блоке левые эсеры не были "несчастными просителями в большевистской передней... являлись равными участниками во власти" и не раз заставляли большевиков принимать им угодные решения. Всё это привело к фактическому разрыву Алексея Михайловича с бывшими товарищами по партии.

Устинов осудил левоэсеровский мятеж 6-7 июля 1918 года и стал одним из инициаторов создания Партии революционных коммунистов, объединившей несколько тысяч бывших левых эсеров, признавших недопустимость срыва Брестского мира и готовых сотрудничать с большевиками.

В 1920 году революционные коммунисты объединились с большевиками, и Устинов стал членом Российской коммунистической партии (большевиков). Племянник Столыпина оказался у истоков советской военной разведки, являясь с января по ноябрь 1921 года помощником, а затем и заместителем начальника Регистрационного управления Полевого штаба РККА (сейчас это - Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных Сил). Разведывательную деятельность товарищ Устинов продолжил и на дипломатической работе, в частности, активно участвуя в подготовке октябрьского (1923 года) вооруженного восстания в Гамбурге и Тюрингии, будучи тогда первым секретарем советского полпредства в Германии (ноябрь 1921 - май 1924 года). Затем стал полпредом СССР в Греции, а с мая 1925 года работал в полпредстве СССР в Польше. Именно на Алексея Михайловича в тяжелый час убийства белогвардейцем советского полпреда Войкова были экстренно возложены его обязанности, именно Устинов отправлял гроб с телом Петра Лазаревича в Москву.

После возвращения в Советский Союз Алексей Устинов был назначен уполномоченным НКИД СССР при СНК Белорусской ССР в Минске (октябрь 1928 - ноябрь 1929 года), уполномоченным НКИД СССР при СНК ЗСФСР в Тбилиси (ноябрь 1929 - ноябрь 1932 года), членом президиума Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук, а после - полпредом СССР в Эстонии (январь 1934 - сентябрь 1937 года). Профессиональный революционер Алексей Михайлович Устинов скоропостижно скончался на боевом посту в эстонской столице Таллине 26 сентября 1937 года. Кремирован и похоронен на Донском кладбище Москвы. Некрологи о его смерти опубликовали в главные газеты Советской страны - "Правда" и "Известия".

31 августа 2016 г.   Владимир Соловейчик
http://rabkor.ru/columns/editorial-columns/2016/08/30/stolypins-nephew/

Другие ссылки по теме:

 



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2019