Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

 

Как это было в 79 отделе милиции 18 мая 2003 года: свидетельство очевидца

Прокурору Санкт-Петербурга

Начальнику

Главного управления внутренних дел

города Санкт-Петербурга и Ленинградской области

Ваничкину М.Г.

 

от гр. Семёнова

Алексея Алексеевича,

проживающего по адресу:

Псков, ул. Рокоссовского, д. 13, кв. 78.

 

ЗАЯВЛЕНИЕ

 

Обращаюсь к Вам с настоящим заявлением о совершенных против меня деяниях.

18 мая 2003 г. около 12 часов 30 мин. я пришёл на митинг на Марсово поле Санкт-Петербурга. Митинг проводился в соответствии с действующим законодательством РФ и Санкт-Петербурга. Городские власти были уведомлены заранее и в надлежащие сроки, о чём у организаторов митинга имеются соответствующие документы. Планировалось возложить цветы к могилам революционеров и по примеру мировой общественности и выразить протест против агрессивной террористической политики Д. Буша и Т. Блэра. Когда я пришёл на Марсово поле, то узнал от присутствующих, что должностные лица милиции незаконно воспрепятствовали с применением грубого насилия проведению мирного митинга.

Около 15 часов я, Арина Стерликова, Олеся Евсеева и Александр Слободской подошли к 79 отделу милиции (ул. Гагаринская, д.6), чтобы узнать о судьбе задержанных участников митинга. Начальник 18-го отдела УБОП подполковник Чернопятов Андрей Викторович потребовал, чтобы мы не находились рядом с 79 о/м. На наши вопросы о судьбе задержанных, он ответил, что несовершеннолетних освободят к 18 часам, а остальных - “завтра”.

Мы отошли от 79 о/м и вернулись через полчаса, там уже собралась группа пожилых участников митинга. Кирилл Васильев и Роман Кононенко принесли передачу (три бутылки воды “Росинка”). Сотрудники ОМОН в грубой форме требовали разойтись, называли задержанных “фашистами”, отказывались передать воду, мотивируя это тем, что “нельзя”. Мы не нарушали общественного порядка, но без объяснения причин задержания я и К. Васильев были схвачены и силой доставлены в здание 79 о/м. Ещё на улице меня начали избивать сотрудники милиции (предположительно, ОМОН) на глазах у собравшихся (Васильев К. В., Стерликова А. А., Евсеева О. А., Абрамсон И. Г. и иные очевидцы). Били по лицу, спине, рукам и ногам. У меня до сих пор ощущаются боли в верхней части позвоночника.

Во время задержания у меня пропала сумка “Rossine”. В сумке находились: записная книжка, общая тетрадь с записями, фото, красная бандана с символикой “Coca-Cola ”, 2 ключа от квартиры (ригельный и круглый ригельный).

Избиение продолжалось в актовом зале 79 о/м. По приказу Чернопятова А.В. на меня надели наручники. Один из сотрудников милиции назвал меня “жертвой аборта”, Чернопятов А.В. назвал меня “бакланом”, прибавив: “Господи, дай мне силы, больше не применять сегодня силу!”.

Чернопятов А.В. стал меня допрашивать. Когда я отвечал на вопросы Чернопятова А.В., позади меня стоял сотрудник милиции в штатском (серая кофта и брюки) – возраст около 40 лет, среднего роста, плотного телосложения, серые глаза, усы, лоб с залысинами. Этот человек ударил меня по спине в область почки. По окончании допроса Чернопятов А.В. приказал увести меня “на расстрел”.

В коридоре помещения за актовым залом 79 о/м (кабинеты канцелярии и начальника 79 о/м Колобова) в течение трёх минут меня снимали на камеру в присутствии Чернопятова А.В., без предъявления мне каких-либо документов, санкционирующих подобное действие. Вопросы задавал мужчина в возрасте старше 30 лет – чёрные волосы, тёмные глаза, смуглая кожа, голос с акцентом, был одет в белую рубашку и синий пиджак.

По окончании съёмок Чернопятов А.В. несколько раз ударил меня в присутствии оператора видеокамеры и вышеописанного гражданина. Обращаясь ко мне, Чернопятов А.В. в нецензурной форме обвинил меня в факте совершения мною акта мужеложства по отношению к нему, Чернопятову А. В. Данный факт места не имел, к тому же, я придерживаюсь традиционной сексуальной ориентации.

Во время процедуры оформления протокола, старший сержант ППС в присутствии женщин назвал меня “нациком”, а также оскорблял нецензурным образом.

В протоколе о моём незаконном задержании указано, что я якобы пытался ударить сотрудника милиции и выражался нецензурной бранью, что не имело место.

 Ожидая, когда старший оперативный дежурный по 79 о/м капитан Борщев решит с вышестоящим начальством как со мной поступить, я стоял в коридоре возле центральной камеры. За застеклённой решёткой в помещении площадью 1,5 на 1,5 м стояли около 10 человек, двое из них держали плохо себя чувствовавшего молодого человека с кровоподтёками на теле. Так как через стекло не было слышно, они знаками попросили меня открыть дверь, для того чтобы проветрить. Я передал просьбу задержанных милиционеру. Он отказался её выполнить.

Вечером 18 мая один из дежурящих милиционеров пригрозил, что если мы не перестанем говорить, то он снова позовёт “масок” (сотрудников СОБР).

Утром 19 мая один из сотрудников УБОП без объяснения причин запретил мне посетить туалет.

Днём 19 мая нас продолжали держать в камерах с застеклёнными решётками, сначала – в трёх, затем – в двух. В центральной камере вместе со мной стояли 15 человек: Дмитриев Андрей, Павленко Евгений, Попов Григорий, Трушков Алексей, Федькин Артем и др. Во второй половине дня около 17 часов (время окончания судебного заседания) нашу камеру заперли на полчаса.

В присутствии адвоката Карпенко Юрия Викторовича на меня и Трушкова А. сотрудник милиции оказывал давление с целью неправомерного привлечения меня к административной ответственности. Он угрожал “дать” мне и Трушкову “15 суток”, если мы не ответим на вопрос: кто распространяет некую газету с нецензурным названием, к которой я никакого отношения не имею.

Мои показания могут подтвердить:

Стерлигова Арина Анатольевна, прож. СПб, пр. Авиаконструкторов, д. 4, корп. 1, кв. 332, тел. 349 0702;

Евсеева Олеся Александровна, прож. СПб, пр. Ударников, д. 38, корп. 1, кв. 185, тел. 527 59 23;

Павленко Евгений Яковлевич (паспорт сер. XXV-АК № 537565, выд. 68 о/м г. Санкт-Петербурга 22 января 1996 г.), 02 ноября 1979 г. рожд., прож. г. Санкт-Петербург, Пулковское шоссе, д. 15/2, кв. 51, тел. 122 12 65;

Дмитриев Андрей Юрьевич (паспорт 40 01 8484 69, выдан 73 о/м г. СПб 22.10.2001) 12 сентября 1979 г. рожд., прож. по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. Малая Балканская, д.58, кв.191, Тел. 101-56-37, 8-911-237-16-20;

Роман Кононенко, Попов Григорий, Трушков Алексей;

иные многочисленные очевидцы происходившего.

Также мои телесные повреждения были зафиксированы в моей амбулаторной карте № 7297 (рентгенограмма № 5537) врачём-травматологом Осинским О.С. травмпункта Красногвардейского района, ул. Шаумяна, 51.

В соответствии с ч. 1 ст. Конституции РФ в России признаются и гарантируются права свободы человека согласно нормам международного права. Незаконными действиями должностных лиц 18 – 20 мая 2003 года грубо нарушили ст.ст. 5, 10, 11, 17 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; ст. Ст. 5, 9, 19, 20 Всеобщей декларации прав человека, а также многочисленные нормы российского (в том числе уголовного) законодательства.

 

На основании всего вышеизложенного

 

ПРОШУ:

 

1. Рассмотреть вопрос о соответствии требуемым должностным качествам подполковника Чернопятова Андрея Викторовича, бойцов ОМОНа и иных сотрудников милиции, избивавших и оскорблявших меня .

2. Привлечь к ответственности сотрудников милиции, допустивших содержания меня как задержанного в 79 о/м с явным нарушением Положения о комнатах для задержанных в административном порядке, утвержденного Приказом МВД от 9 апреля 1993 года N 170 (в частности пункта 5.3, устанавливающего норму площади на одного правонарушителя не менее двух квадратных метров, а также иных норм этого Положения) и в целом виновных в жестоком обращении с задержанными.

3. О принятых мерах прошу сообщить мне по указанному адресу.

 

07 августа 2003 г.  

Другие ссылки по теме:

Фотографии пикета

 



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2019