Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

 

Горячий снег

Зимняя кампания гражданского неповиновения. Сегодня о первых выводах и уроках "январских бунтов" льготников на страницах нашей газеты размышляет активный участник тех событий петербургский политолог В.М.СОЛОВЕЙЧИК.

- Владимир Матвеевич, оппозиция предвидела этот мятеж льготников или и для нее это оказалось полной неожиданностью?

- Отчасти справедливо и то, и другое утверждение. К такому исходу людей подводила вся политика правительства, поэтому можно было ожидать, что в какой-то момент народное негодование вырвется наружу. Но вряд ли кто предполагал, что стихийные выступления окажутся такими сплоченными и организованными. Именно это обстоятельство явилось полной неожиданностью для властей.

Почему это произошло? Почему вдруг рядовые граждане с такой готовностью вышли на улицы в январе и феврале 2005 года? Что касается Петербурга, то можно назвать несколько причин.

Во-первых, власть проморгала тот факт, что подспудно, еще начиная с 2003 года, здесь назревали гроздья гнева. В это время стали заметно расти тарифы на жилищно-коммунальные услуги, в городе полным ходом пошла хищническая "уплотнительная застройка", стали закрываться поликлиники, аптеки, школы. То есть "реформы" затронули уже самую болезненную область - среду обитания человека. И уже с конца 2003 года такие действия все чаще стали приводить власть к конфликту с гражданами.

При этом очень важно, что в эти конфликты теперь оказались вовлечены самые обычные, неполитизированные граждане. Просто люди вдруг как-то поутру обнаружили, что под окнами их хрущевки, на месте сквера, уже роют котлован, и скоро там поднимется к небесам элитный многоэтажный монстр. Или рядом с их домом поставили торговый центр, и с этого момента на верхние этажи перестала поступать вода. Таким образом, уплотнительная застройка, с одной стороны, сплачивала граждан независимо от их убеждений, с другой стороны, явилась катализатором, который до предела накалил общественные отношения. И вот в это время в Питере возникло совершенно новое явление в российской политике: люди начали сами создавать инициативные группы и сами стали отстаивать свои права. Впервые в нашей новейшей истории люди объединились не по социальному или по политическому принципу. Ведь небоскреб совершенно одинаково заслонял свет как в квартиру лавочника, так и безработного, как коммуниста, так и либерала. Поэтому в такую группу входили все жители двора без различия пола, возраста, профессии или политических убеждений.

А так как уплотнительная застройка шла по всему городу, то подобные конфликты носили массовый характер. И, таким образом, к началу монетизации власть не только сильно разогрела общественные настроения, но и заботливо выпестовала боевой отряд гражданского сопротивления - многочисленные инициативные группы сопротивления, которые со временем могут стать основой широкой общенациональной коалиции.

- Но уплотнительная застройка - это, видимо, не единственная причина, которая пробудила общественную и политическую самодеятельность граждан?

- Конечно. Инициативные группы возникали по совершенно разным поводам, но непременно в том месте, где власть особо цинично наступала на права граждан. Вот, например, в Калининском районе бурные события развернулись вокруг 142-й школы на Арсенальной набережной. Вдруг зимой в середине учебного года ученикам объявляют, что после зимних каникул они в родную школу уже могут не возвращаться. А предстоит им теперь за знаниями ездить за тридевять земель - на Антоновскую улицу в школу N 531. И добираться туда полчаса наземным транспортом с двумя пересадками. Представляете перспективы для первоклассников? Особенно с учетом монетизации?

Оказывается, чиновники просто решили передать здание школы под офис ОАО "Транснефть". И нет бы подождать до конца учебного года, так им загорелось продавать здание немедленно. Понятно, родители школьников возмутились. Пошли стучаться в двери разных высоких кабинетов, а за этими дверями - ледяное равнодушие к их проблемам, глава администрации района за несколько месяцев так и не нашел времени их принять.

И вот тогда родители школьников - "вынужденных переселенцев" начинают активное сопротивление. Они проводят митинги, судятся, выходят на контакт с другими инициативными группами. А в процессе этих разборок "Транснефть" заявляет, что якобы это здание им подсунули питерские чиновники. И вообще, оказывается, что нефтяные магнаты готовы были подождать до конца учебного года, и не было никакой необходимости ломать учебный процесс. Городская власть вообще говорит, что она здесь совершенно ни при чем - спрашивайте с районной.

Разгорается грандиозный скандал, и получается, что головотяпство районных чиновников совершенно на пустом месте привело к появлению еще одного очага напряженности, а ряды протестантов получили пополнение в лице родителей этих школьников-мигрантов.

Вот классический пример - команда Матвиенко в действии. А потом они удивляются, почему в Калининском районе такой большой процент протестующих.

- Таким образом, питерская администрация тоже внесла свой вклад в революционную ситуацию?

- Революционные заслуги нынешнего Смольного и правящей партии просто неоспоримы. Большую роль сыграла и политика губернатора Матвиенко. Это ее заслуга, что на акции протеста стали выходить совсем далекие от политики граждане. Ведь чем был вызван самый первый взрыв негодования в январе 2005 года? Валентина Ивановна пообещала, что всех льготников до 10 января будут возить бесплатно. А председатель комитета по транспорту в последний момент все это взял и отменил, и уже в первые дни нового года контролеры стали выкидывать стариков из транспорта. То есть фактически ради лишней копейки решили удавиться.

Если при губернаторе Яковлеве какой-нибудь чиновник так бы подставил своего губернатора, то на другой день он бы уже освобождал свой кабинет. А Матвиенко в этом смысле "проспала" ситуацию.

Более того, кадровая чехарда в ее команде привела к тому, что Матвиенко просмотрела и ситуацию в районах. Она поменяла многих глав районов. И вместо пусть и вороватых, но достаточно компетентных чиновников "яковлевского разлива", во главе многих районов оказались бывшие комсомольские приятели Валентины Ивановны. А что на практике?

Например, накануне введения закона о монетизации, в декабре 2004 года в ряде районов города просто пропали базы данных на льготников, и пенсионерам там пришлось снова отстаивать бесконечные очереди, чтобы подтвердить свое право на получение льготных выплат. И вот как раз в этих районах в январе - феврале происходили самые мощные социальные взрывы.

Ну и, наконец, нельзя не отметить и особую роль правящей партии и главного питерского "медведя" - спикера Заксобрания В. Тюльпанова. Этот деятель летом 2004 года, возглавив питерскую "Единую Россию", заявил, что в местном отделении должно быть от 10 до 20 тысяч человек. Так сказать, объявил "тюльпановский" призыв в партию.

Тогда в питерскую "Единую Россию" на первых порах потянулись социально активные граждане - те, кто создавал домкомы, был активистом местного самоуправления. Но разочарование у них наступило очень быстро. В результате Тюльпанов выполнил план по партийному поголовью, но когда дошло до дела, то Питер оказался, наверно, единственным городом в России, где в уличных акциях протеста против монетизации участвовали рядовые члены "Единой России".

А финал у этой истории просто смехотворный: впервые с 1991 года в Питере опять горят партбилеты. Но если в 91-м году всякого рода перерожденцы и шкурники жгли партбилеты КПСС, то сегодня нормальные, честные люди, случайно попавшие в "ЕдРо", жгут свои партбилеты в знак протеста против монетизации льгот. В частности, 26 января, на митинге у Мариинского дворца Валентина Николаевна Грушина публично сожгла свой партбилет "Единой России". И таких людей было немало.

- Значит, можно сказать, что режим сам роет себе могилу, раз наплодил такое количество своих противников? Так сказать, "дворовый активист - могильщик путинизма"? - Режим если и не роет себе яму, то уж точно подпиливает сук, на котором устроился. Потому что сегодня широкое народное протестное движение своим возникновением обязано политике властей.

Вот, например, недавно в Питере прошли выборы в органы местного самоуправления. Они до такой степени были сфальсифицированы в пользу правящей партии, что на их фоне "свободное волеизъявление" в оккупированном Ираке можно расценивать, как эталон демократии. Достаточно сказать, что в Петербурге 20% граждан почему-то вдруг возымели желание проголосовать досрочно. С чего бы это вдруг на них напал такой электоральный зуд? Обычно на такие выборы людей и палкой не загонишь, а здесь так приспичило голосовать, аж невтерпеж.

Понятно, что на тех выборах победила "Единая Россия", ну а те активисты местного самоуправления, кто еще питал какие-то иллюзии, после этих выборов пополнили ряды уличных протестантов.

Второй боевой отряд гражданского сопротивления - это активисты борьбы с уплотнительной застройкой, о которых мы уже говорили.

Третья составная часть демонстрантов - это питерская интеллигенция, которая не желает мириться с тем, как прямо на их глазах цинично разрушают объекты культуры. Как известно, капитал ненасытен, а когда он еще и одичавший, то просто не знает границ. Поэтому дикий капитализм на месте дворцов оставляет пустыню.

И сегодня знаменитые петербургские архитектурные ансамбли ждет незавидная судьба. В частности, большой скандал в городе вызвало намерение некоего господина Сопромадзе выстроить элитное жилье в Михайловском саду, вплотную к Русскому музею. Подобные проекты есть и в отношении Таврического сада. А когда приезжает некий распальцованный бизнесмен и говорит старым ленинградцам: "Плевал я на вас и на вашего Карла Росси", то старые интеллигенты начинают очень быстро политизироваться.

Еще одна составляющая часть общего отряда акций гражданского неповиновения - это участники различного рода организаций, связанных с социальной защитой. То есть организации инвалидов, незрячих, чернобыльцев - всех тех, кого 122-й закон просто обрекает на медленное вымирание. Сюда же, кстати, относится и организация жертв политических репрессий, которых 122-й закон опустил точно так же, как и чернобыльцев. Жертвы политических репрессий, пострадав еще от той власти, теперь свое отношение переносят на власть эту. Тем более что физиономии во властных кабинетах остались те же самые.

Вот все эти группы почувствовали необходимость в консолидации своих действий. Вот таким образом в Питере возникло Движение гражданских инициатив (ДГИ). Задача ДГИ - помочь самым разным инициативным группам наладить координацию действий. ДГИ вовлекает в общую борьбу тех граждан, которые пока еще не готовы участвовать в политических партиях.

- Так что же, выходит, что все эти инициативные группы граждан, защитники садов и парков идут на смену традиционным партиям?

- Ничего подобного. Наоборот, они взаимно дополняют друг друга. В Питере стихийная уличная оппозиция слилась с оппозицией политической, и это - очень важный фактор. Потому что все эти многочисленные инициативные группы получили помощников в лице партийных лидеров, уже искушенных в политической борьбе, которые знают, как составить заявление в суд, как вытащить из отделения милиции арестованных демонстрантов и как вести переговоры с губернатором. То есть стихия улицы соединилась с опытом политических партий. Именно благодаря этому Питер стал центром январских протестов.

Очень важно еще, что именно в Питере самые разные оппозиционные партии смогли договориться друг с другом и появился Координационный совет гражданского сопротивления, где и КПРФ, и "Яблоко", и НБП, и социал-демократы, и самые разные силы.

И вот только такой объединенной оппозиции удалось найти общий язык с уличной стихией. В противном случае ничего бы не вышло, если бы каждая партия тянула на себя одеяло народных симпатий. Ведь в этих инициативных группах и дворовых комитетах - люди самых разных политических убеждений. Движение гражданских инициатив само по себе не политическая организация, но оно может призвать активных граждан: голосуйте за наиболее последовательные партии, ну, например, КПРФ, если она принимает на себя обязанность бороться в Законодательном собрании или парламенте за наши общие цели - против монетизации, против нарушения градостроительного законодательства, против политической цензуры и т.д.

Но далеко не со всякой партией уличные активисты из ДГИ согласятся работать. События января - февраля в Петербурге четко провели водораздел на те политические партии, которые, как, например, КПРФ, НБП или "Яблоко", выступают на стороне народа, и на тех, кто прислуживает режиму. Потому что некоторые сейчас поспешно драпируются в широкий плащ карбонария и защитника народа. Ну и что собой представляют эти "друзья народа" и как они воюют за его интересы? Когда в январе народ перекрывал Невский проспект, губернатор Матвиенко быстренько пошла на переговоры с лидерами оппозиции. Туда же, в Смольный, притащился и представитель "Родины". Но все без исключения партии, организации и инициативные объединения граждан, которые в уличных столкновениях заслужили право говорить на равных с властью, сказали: "Нет! За один стол с "Родиной" мы не сядем". И пришлось ему, родимому, убираться из Смольного несолоно хлебавши. Судите же сами о "боевых заслугах" "Родины" в Питере, если ее не захотела принять в свою компанию даже такая предельно широкая коалиция.

Или вот не так давно появилась в Питере еще одна партия под названием ВКПБ, что предлагают расшифровывать как "всероссийская коммунистическая партия будущего". Возглавил ее в Питере депутат городского парламента из фракции "Родина" О.Корякин, который по совместительству еще и член политбюро ЦК ВКПБ. А они чем занимаются? Народ перекрывает улицы, а Корякин в городском парламенте поддерживает инициативы губернатора Матвиенко, для того, надо полагать, чтобы "сбить накал митинговых страстей и популизма". По крайней мере так говорили в кулуарах Заксобрания.

Или другой случай. Несколько депутатов Заксобрания предложили обратиться в Конституционный суд с Запросом о проверке конституционности Закона N 122. Но депутаты "Единой России" саботируют голосование по этому вопросу. И кто же вместе с ними срывает голосование? "Верный вэкапэбист" Олег Корякин. Кстати, мне известно, что сейчас уже даже рядовые члены ВКПБ берут свое руководство за причинное место и вопрошают: "А что же вас не видно на митингах и акциях протеста?" И что они слышат в ответ? Оказывается, до тех пор, пока ВКПБ не пройдет регистрацию в питерском управлении юстиции, им участвовать в акциях нельзя. А регистрацию они не пройдут, пока не насчитают в своих рядах 500 человек. А такое, похоже, в обозримом будущем им не грозит, и, значит, "партия будущего" может в это будущее глядеть без всякого опасения за свою безопасность. И делать революцию без отрыва от тепленького места.

И вообще "марксистов-надомников" у нас, к сожалению, пока хватает. В мирное время они ярые поборники "мировой революции и пролетарской диктатуры", а как чуть дело доходит до акций протеста, когда надо лезть на Невском под колеса машин, то этих пламенных революционеров как раз на месте и не оказывается. Таким образом, живая борьба - лучший арбитр в политических спорах, она всех расставляет по своим местам.

- А какие же методы борьбы берет на вооружение Движение гражданского сопротивления?

- Методы тоже прошли проверку практикой. Вначале инициативные группы пытались действовать по стандартным схемам: митинг - петиция - суд. Выяснилось: не работает.

И тогда уже с середины 2004 года в Питере начались массовые акции гражданского неповиновения, такие, как перекрытие улиц и захваты приемных районных администраций. Например, в мае-июне 2004 года основные события развернулись на Институтском проспекте у дома N 9, где жителей тоже собирались "уплотнять". Когда митинги и пикеты не возымели действия, жители ближайших домов несколько раз перекрывали Институтский проспект. Тоже не помогло. Тогда горожане, возмущенные чиновничьим равнодушием, захватили приемную главы администрации Выборгского района. И сам глава района оказался просто заложником народа. И люди добивались успеха, напуганная власть пошла на уступки - на полгода запретили всякое строительство на том месте.

Или возьмите другой пример. Жители Кировского района все ждали, когда же главный питерский "медведь" спикер Заксобрания В.Тюльпанов и губернатор В.Матвиенко выполнят свои обещания. Наконец, ждать им надоело, и 30 октября 2004 года люди перекрыли проспект Стачек. И вот результат: в тот же день, 30 октября, на место происшествия прибыл районный прокурор и самолично исследовал пятно застройки. Тут же районная прокуратура передала материал в городскую, та - в арбитражный суд. И в итоге стройка остановлена. Не дали забить в землю ни одну сваю, а застройщик сейчас бегает по арбитражным судам и, говорят, проклинает тот день, когда связался с этим делом.

Таким образом, эта двухгодичная школа организованной борьбы за свои права не прошла для людей бесследно. Они поняли несколько важных моментов.

Во-первых, занимая приемную главы администрации района (что уже получило название "мирная оккупационная забастовка") или перекрывая без насилия оживленную трассу, можно добиться того, чего раньше не удавалось добиться ни митингом, ни пикетом, ни судом, ни челобитной президенту.

Во-вторых, выяснилось, что если на эти акции выходят хотя бы 200 - 300 человек, то местная милиция не будет их разгонять (речь, конечно, не об ОМОНе - эти будут мордовать кого прикажут). А линейная милиция в этом случае либо сохраняет нейтралитет, либо даже берет демонстрантов под охрану. Были случаи, когда строительные фирмы нанимали бандитов, чтобы те разобрались с пенсионерами и старушками в пикете, и тогда милиционеры из местного отделения уже взяли в оборот этих "отморозков".

Следует отметить еще один важный момент: сегодня видно, что власть дала очень серьезную слабину. Слабина проявляется в ее непоследовательности. Сперва Смольный впадает в состояние шока и безучастно наблюдает, как в течении двух дней перекрывают Невский проспект.

Потом 17-го числа начинает разгонять митингующих, 18-го - активистов арестовывают.

Потом всех арестованных суды оправдывают, происходит жуткий скандал, и власть снова демонстрирует слабость. Так, например, 16 февраля проводится запрещенный властями митинг у Заксобрания, вокруг стоит милиция и в форме, и в штатском, но никаких действий не предпринимает. Хотя формально имеет полное право запихать в кутузку все 500 человек, которые там собрались.

То есть видно, что власть испугалась, она не знает, как ей действовать дальше: то ли идти на компромисс, то ли применять силу. И это в свою очередь порождает неуверенность и нервозность в самих силовых структурах.

А в заключение хочу сказать, что борьба будет долгой, и эта власть без боя не уйдет. Значит, нужно готовиться к новым схваткам. На мой взгляд, новой волны протестов следует ждать в середине весны, в связи со вступлением в действие нового Жилищного кодекса - это, кстати, будет бомба замедленного действия, может быть, даже более мощная, чем монетизация.

17 марта 2005 г.   Беседу вел наш соб. корр. Сергей ИВАНОВ.
СПб ("Советская Россия", 17.03.2005)

Другие ссылки по теме:

Фотографии

 



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2019