Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

 

Верните поэту крышу

Облагораживая Дом Некрасова, могут ненароком разрушить его музей-квартиру

Пока питерцы активно пытаются отстоять Дом Мурузи, в котором долгое время жил Иосиф Бродский, не менее печальная участь может постигнуть еще одно здание на том же Литейном проспекте, тесно связанное с судьбой другого российского поэта.

Легендарный дом на углу Литейного и нынешней улицы Некрасова, с детства памятный поколениям ленинградцев/петербуржцев, - вон там, во втором этаже, музей-квартира поэта, кабинет его друга Панаева... Взгляните наверх - крыши уже нет. А началось все еще в декабре 2004 года, когда КУГИ отдал чердачное помещение в доме по Литейному, 36, фирме ООО "Аничков мост" в аренду сроком на три года (собственники квартир в здании об этом ничего не знали). Затем, в августе 2005-го, тот же КУГИ при согласии Комитета финансов закрепил право оперативного управления чердаком за... своим же братом-чиновником - в лице Государственной административно-технической инспекции (ГАТИ). (Неплохая схема, да? Жильцы по-прежнему не в курсе...) И только когда в сентябре 2006-го в дом буквально вломились рабочие и принялись крушить перегородки на чердаке, выяснилось задним числом, что есть распоряжение Центральной районной администрации о "ремонте и реконструкции мансардного помещения".

Существенная деталь: помещение, о котором речь, во всех означенных бумагах именуется "мансардным", в то время как, по данным и старожилов, и музейщиков, никакой мансарды тут никогда и не было. Сейчас на спорных 454 квадратных метрах располагаются отопительные и водопроводные коммуникации, обслуживающие все здание, в том числе и музей. А раньше это был просто "чердак для сушки белья": сохранился договор 1876 года о найме квартиры между поэтом Некрасовым и владельцем дома Краевским, в котором сей факт черным по белому зафиксирован. "Каким образом технический этаж мог быть приватизирован <...> под жилье или офисы?" - недоумевают обитатели дома в своем обращении в КГИОП. Проект же, по их словам, реализуется с таким энтузиазмом, что историческое здание едва не подпрыгивает: с утра до ночи стоит оглушительный грохот, ввозятся стройматериалы и металлоконструкции; двери подъезда постоянно нараспашку, а рабочие на замечания реагируют сами знаете как... "Проходной двор с риском для жизни!" - возмущаются и старики, и молодые мамаши. Меж тем, как это ни парадоксально - вернее сказать, дико, учитывая статус и известность дома XVIII века, памятника федерального значения, - "благоустройство" ведется, изъясняясь канцеляритом, без необходимых санкций. К моменту начала работ у заказчика имелось разрешение лишь на... вывоз мусора с чердака (жители, кстати, утверждают, что в помещении и без того было безупречно чисто). Более того, ответственные лица об этом прекрасно осведомлены. Куда только не звонили, не ездили жильцы и их родственники - за последние месяцы запросов, заявлений, ответов и отписок скопилась гора. Вот замглавы района Андрей Калашников раз за разом сообщает, что "Аничкову мосту" выданы-де предписания о прекращении несанкционированных работ в мемориальном доме. Параллельно начальнику УВД района направляются письма с просьбой "оказать содействие". Назначенный исполнитель, ОАО "Жилкомсервис N 1 ЦАР", без устали констатирует, что на объекте творится самоуправство. И так - по кругу. Самая свежая депеша из недр районной администрации информирует о том, что "в настоящее время готовится (только готовится! - Авт.) пакет документов для решения данного вопроса в судебном порядке". Допустим, функционеров районного масштаба еще можно понять. Но потрясает, честно признаться, позиция ведомства по охране памятников: "...приостановить самовольные работы по реконструкции <...> до согласования проектной документации в установленном порядке", - предлагает КГИОП в своем декабрьском послании на имя директора ГУ "Жилищное агентство ЦАР". Тут не захочешь да впадешь в риторику: "И это все?!" Если уж судьба такого уникального здания тех, кому это положено по должности и по рангу, мало волнует - что говорить обо всем остальном и обо всех остальных?

Однако есть вопросы и более конкретные. Что вообще мешает опечатать "мансарду" до выяснения всех обстоятельств (или принять какие-то иные легитимные меры)?.. Задерживать пикетчиков, протестующих против вторжения в исторический центр, тащить их в кутузку - это всегда пожалуйста; спроси у стража порядка: "Зачем?" - и он отрежет: "Чтоб неповадно было!" А по поводу незаконной стройки в доме Некрасова начальник 78-го отдела милиции капитан Соколов корректно объясняет жителям, что "вышеуказанные отношения носят гражданско-правовой характер...". И советует идти в суд - от нас, мол, защиты не ждите. Отчего же в этом случае контролирующие и правоохранительные органы только и делают, что разводят руками? Не оттого ли, что, как метко пошутил коллега, "когда разводишь руки, оттопыриваются карманы"?

P. S. Без особой санкции КГИОП профиль крыши менять нельзя: после реконструкции внешне все должно остаться таким же, как и прежде. Однако уже сейчас очевидно, что крыша будет поднята на несколько метров.

1 февраля 2007 г.   Валерия Стрельникова
("Новая газета в СПбе", 01-04.022007)

Прямая речь

Елена ГЛЕВЕНКО, заведующая Музеем-квартирой Н. А. Некрасова:

"Если строительство законно - а жильцы ставят под сомнение этот факт (на самом деле нелегитимность действий, о которых идет речь, признана документально самими чиновниками - Авт.), то необходимо соблюдать все правила, чтобы не страдал, в частности, музей. Недавно случилась авария - они подключились к нашим сетям, и не было электричества. Представляете: сутки обесточенный музей, без сигнализации!.. От работы с мощной дрелью сотрясается все. Правда, надо отдать должное, когда у нас идут экскурсионные группы, и мы им звоним, они долбить прекращают. Но все равно осыпается штукатурка на парадной лестнице - это видно невооруженным глазом. Вибрация такая, что экспонаты сдвигаются с места сами по себе. А поскольку дерево старое, рассохшееся, отлетают рейки, разные детали. Вот теперь придется реставрировать книжный шкаф... Урон, конечно, серьезный."

Другие ссылки по теме:

 



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2019