Rambler's Top100

РПК
Российская Партия Коммунистов

(Региональная Партия Коммунистов)
 
English
Deutsch

Коммунист Ленинграда

 

Mail to Webmaster rpk@len.ru

Группа РПК
в Контакте

ЖЖ РПК

TopList

Rambler's Top100

 

Угро в экстриме - 2
("Угро в экстриме - 1")

Дедушка питерского экстремизма снова дает шороху

Вот уж воистину обычным умом милицейской логики не постичь. Пресловутые зачистки оппозиции - многократно обжалованные и осужденные вроде бы на самом верху - повторяются точь-в-точь как перед саммитом "Большой восьмерки". Девять месяцев спустя, промокашкой летнего абсурда, стражи порядка вновь тратят мощный ресурс на преклонного возраста "бунтовщиков" и доводят семьи мирных представителей правозащитного цеха едва ли не до инфаркта.

Так, в минувший четверг в Управлении внутренних дел Московского района пришлось побывать известному антифашисту, ученому, доктору технических наук, активисту общероссийского движения "Альтернативы" Иосифу Абрамсону. Да-да, тому самому (см. НГ NN 42, 43 за 2006 год), что в период саммитовских зачисток снискал и в России, и за рубежом славу "главного экстремиста Петербурга". Казалось бы, июньского скандала (а шум поднялся будьте-нате, говорят, в Москве страшно гневались и топали ногами - мол, что вы нас идиотами на весь мир выставляете!) должно было хватить надолго и с избытком. Да и начальство в питерской милиции с тех пор поменялось. Но нет, история повторяется в деталях. Иосиф Гершевич, который в этом году отметит свой 80-летний юбилей, был вызван на очередную "профилактическую беседу". - Сотрудник угрозыска, - рассказывает г-н Абрамсон, - попросил меня подписать некое обязательство. Смысл бумаги заключался в том, что "во время митингов и демонстраций недопустимы противоправные действия", и я об этом предупрежден. Дескать, начальство обеспокоено возможностью эксцессов в ходе предвыборной кампании... Заметим, что ко всему прочему беспартийный Иосиф Абрамсон выступает в роли доверенного лица одного из претендентов на парламентское кресло от избирательного объединения (ИО) КПРФ, а как раз незадолго до описываемых событий в городской комитет КПРФ пришел запрос из Московского РУВД. Авторы упомянутого послания "в целях обеспечения правопорядка и оказания содействия избирательным комиссиям в период подготовки и проведения выборов" просят сообщить им подробную информацию о составе районного отделения партии.

- Подобный запрос, безусловно, неправомерен, - считает 1-й секретарь горкома Владимир Федоров, - поскольку противоречит федеральному законодательству. Данные о структуре организации, ее кадровом составе и т. д. может запрашивать только Минюст и его региональные управления. Но и другие районы северной столицы "профилактическим" вниманием силовых органов, как выяснилось, не обделены. Тем же первым весенним днем (специально такие даты назначают, что ли? - перед саммитом G8 "заговорщиков" навещали аккурат в первый день лета), и опять точно по июньскому сценарию, на Пискаревский проспект, в квартиру 68-летней пенсионерки, бывшего врача больницы Святого Георгия, Анны Ивановны Шашокиной нагрянули двое сотрудников в милицейской форме. Пожилой женщине, человеку сугубо аполитичному, которая к тому же по состоянию здоровья вот уже несколько лет практически не выходит из дома, задали кучу вопросов относительно ее принадлежности к партиям и политическим организациям в прошлом и настоящем (все то же самое выясняли и летом!). "А затем заставили подписать некое "объяснение" о том, что я ни в каких партиях не состою и в экстремистской деятельности участвовать не планирую," - удивляется Анна Ивановна. После чего на работе у ее сына, одного из лидеров Движения гражданских инициатив (ДГИ) Владимира Соловейчика раздался звонок. - Мой собеседник представился оперуполномоченным 61-го отдела милиции Калининского района Герасимовым Сергеем Викторовичем, номер своего служебного удостоверения назвать категорически отказался, и потребовал, чтобы я встретился с ним, - объясняет Владимир. - Якобы это необходимо "для дачи объяснений в связи с тем, что приближаются выборы 11 марта, а 3 марта проводится митинг". Кроме того, г-н Герасимов настойчиво интересовался, в какой партии я состою либо состоял. А также деятельностью, как он выразился, "экстремистов и коммунистов" накануне предстоящих выборов... Мать Соловейчика после этого визита с легла с тяжелейшим гипертоническим кризом. А сам экстремист, который, будучи при этом беспартийным, является кандидатом в депутаты городского парламента по списку ИО КПРФ, подготовил заявление. Где, в частности, говорится: "...тем самым были грубо нарушены положения избирательного законодательства и закона "О милиции" <..> усматриваются признаки нелегитимного вмешательства правоохранительных органов в предвыборную кампанию и попытка психологического давления на канд идатов и их близких". Сегодня соответствующие документы от имени ИО будут направлены в Горизбирком и Городскую прокуратуру.

Любопытно, что в те же дни на Сестрорецкой улице пытались "зачистить" работающую пенсионерку, родственницу одного из деятелей антиглобалистского движения, не имеющую ни малейшего отношения к политической борьбе. Сотрудники 25-го отдела милиции Приморского района потребовали впустить их, дабы хозяйка квартиры (где карбонарий, кстати, уже не зарегистрирован, - неужто милиция пользуется устаревшими базами?) дала им письменное обещание не участвовать в несанкционированных публичных акциях. Но дама оказалась не робкого десятка: дверь (даже в подъезд) принципиально не открыла и никаких бумаг подписывать не стала, посрамив тем самым иных оппозиционеров. Аналогично поступила пожилая мама еще одного фигуранта памятных июньских визитов, оппозиционно настроенного (но не входящего ни в одну коалицию) рабочего Александра Смирнова: незваным гостям, представившимся сотрудниками Невского РУВД, она просто не отперла дверей. К лидеру питерского отделения "Авангарда красной молодежи" Максиму Малышеву также приходили, из 21-го отдела милиции Калининского района, однако дома не застали. (Напомним, Макса и его мать, активистку ДГИ Веру Сизову, в июне 2006 года основательно "зачищали", а накануне саммита оба были еще и сильно избиты - см. НГ N 52. У пенсионерки Веры Николаевны после этого случая стало совсем плохо со здоровьем, она и сейчас в больнице.) Зато с утра пораньше 3 марта возле квартиры Малышева был полный аншлаг. В девять часов один из гостей Максима вышел покурить на лестничную площадку - а там уже ждали трое борцов с организованной преступностью во главе с подполковником Александром Ореховым. Ворвавшись в квартиру, они предъявили решение Кировского федерального районного суда о производстве обыска... Искать должны были холодное оружие, которое использовалось при недавнем нападении на молодого пацифиста Ивана Елина на Ленинском проспекте (судя по этой логике, Малышев - имеющий, кстати, серьезную группу инвалидности - и есть главный скинхед нашего городка). Квартиру перевернули вверх дном. Окровавленного ножа, разумеется, не нашли, а вместо этого изъяли целую коробку (из-под телевизора) документов переписки самого Максима и его матери с прокуратурой, судебными инстанциями и администрацией президента РФ. Речь шла о возбуждении уголовного дела против начальника 18-го отдела УБОП Андрея Чернопятова в связи с разгоном митинга 18 мая 2003 года на Марсовом поле и зверском избиении его участников. Уже и митинг давно признан законным, и его организаторы оправданы судом "за отсутствием события административного правонарушения", а издевавшиеся над людьми милиционеры так и не наказаны, хотя Сизова и Малышев все пишут и пишут, наивно надеясь на торжество справедливости. Пока обыскивали, один из находившихся в квартире, гость из Москвы, активист Левого фронта, сотрудник института "Коллективное действие" Максим Фирсов успел ускользнуть. Что тут началось! Прибыли три милицейские машины, появился участковый, оперативники пустились вдогонку... - На радость зевакам из окрестных домов, видевшим такое только в сериалах, - смеется Малышев, - развернулась настоящая спецоперация по зачистке Пискаревского проспекта. Наконец столичный карбонарий был отловлен и вместе с четырьмя другими "бандитами", включая Малышева и остальных его гостей, препровожден в Выборгское РУВД (почему не в Калининское или не в Кировское - загадка). Там все они отвечали на странные вопросы относительно своей якобы причастности к нападению на Ленинском проспекте. Отпустили ребят только вечером, после завершения всех акций протеста в центре. Крамольные бумаги так и не вернули - наверное, до сих пор изучают.

5 марта 2007 г.   Валерия Стрельникова
("Новая газета в СПбе",
05-11.03.2007)

Другие ссылки по теме:

18 мая 2003 года.

Фотографии пикета

 



Все содержание (L) Copyleft 1998 - 2019